Все новости

Редакционный материал

«Страна не дозрела до того, чтобы меня потерять». Гости премии «Сноба» о том, что их держит в России

13 ноября в Театре на Малой Бронной прошла торжественная церемония объявления победителей премии проекта «Сноб» «Сделано в России — 2019». На один вечер сцена театра превратилась в зал суда. За то время, что в Москве длятся громкие процессы — по делу «Седьмой студии», по «московскому делу», и другие — москвичи уже привыкли к судебным заседаниям. Но привычное — не значит нестрашное. Мы решили спросить у гостей церемонии, что испугало их за последнее время и почему они до сих пор не уехали из страны

14 Ноябрь 2019 18:07

Фото: Алексей Костромин

Ирина Прохорова, главный редактор журнала «Новое литературное обозрение»:

Как бывший советский человек, я давно выработала способность абстрагироваться от маразма и ужаса. Не то чтобы я их не вижу и не замечаю, но мне кажется, что все люди, прошедшие через советское время, пытаются немного придержать страх и разобраться в ситуации. Меня беспокоит и расстраивает многое, но при этом я стараюсь сохранить возможность работать, продолжать делать свое дело и как-то объяснять себе, почему происходят столь отвратительные вещи. Способность рефлексировать необходима, чтобы не поддаться безотчетному страху. Тем более что страх — это часть нашей культурной традиции, и любой импульс, идущий сверху, порождает у людей мгновенную реакцию. Мне кажется, с этим надо бороться, потому что страх парализует. 

Все мои жизненные ориентиры, работа, личная жизнь — все это связано с Россией. Я буду продолжать делать свое дело и надеюсь увидеть какие-то позитивные изменения в своей стране.

Игорь Шулинский, журналист:

За последний год меня не испугало ничего. За последние несколько лет — когда в прошлый Новый год заболела моя дочка. Суды, протесты и митинги закономерны, поэтому я их не боюсь. 

В начале 90-х годов я уже уезжал вместе со своими родителями. Мы эмигрировали в Германию, они остались там, а я вернулся делать «Птюч». Почему мы все время должны уезжать? Пусть эти гады уезжают, а мы здесь будем. 

Виктория Фанасютина, режиссер:

Возможностей уехать из страны у меня было много. И я думаю, что такие мысли у каждого из нас бывают. Бывает даже — уедешь куда-то, посмотришь вокруг, а сердце просится домой. Потому что здесь дом, здесь корни. Любишь и не любишь что-то, но это все равно твое. 

Федор Катасонов, педиатр, номинант премии «Сделано в России»: 

Почему я не уезжаю из страны? Я еще сам не дозрел просто, и ситуация не дозрела. Страна не дозрела до того, чтобы меня потерять. 

Что меня испугало? Я сегодня спросонья проехал на красный свет. 

Евгения Милова, светский обозреватель:

Время от времени мне приходится приглашать людей на светские мероприятия. Важно, чтобы гости пришли. И по мере приближения к мероприятию, маятник начинает раскачиваться с все большей амплитудой от одной крайности — «никто не придет» — до другой — «никому не хватит мест». Кажется, что тучи сгущаются, но потом в итоге все проходит совершенно нормально, и люди остаются довольными.

Ничто не мучает нас так, как те люди, которые находятся вместе с нами в России. Но в то же время — здесь интересно. Прежде чем отплыть на пенсию куда-нибудь во Францию, мне кажется, стоит как-то более основательно реализовать себя в каких-то новых сферах. Например, в организации мероприятий. 

Владимир Маркони, актер:

Почему я все еще не уехал из России? Во-первых, чтобы решиться на такой поступок, у меня нет дипломатической неприкосновенности. А во-вторых, я русский человек, и мне нравится жить в России, я здесь рожден, я кировчанин, хотя, если судить по прописке, я все же москвич. В России есть возможности, и здесь легко. Приезжая в другие страны как турист, примеряя их на себя, понимаешь — не то. Здесь, конечно, нужно настраиваться на особый хмурый вайб. Но когда внутри ты пританцовываешь —  все становится лучше.

Юрий Коропачинский, президент компании OCSiAl, номинант премии «Сделано в России»:

Правильнее спросить не почему я не уехал из России, а почему я приехал в Россию. Я живу в Сиднее достаточно много лет. И все мои дети, в отличие от меня, имеют австралийское гражданство. OCSiAl с момента создания зарегистрирована в Люксембурге. Офисы у нас в девяти странах, сотрудники — в тринадцати. Мы действительно глобальная компания, мы предоставляем услуги в тридцати семи странах мира, но Россия объективно ー одно из лучших мест на планете для того, чтобы заниматься фундаментальными вещами, в силу уровня развития культуры и науки. Мы единственные создали новый материал за последние шестьдесят лет. Принципиально новый, потому что это отличается от всего, что вы можете себе представить. Никакого отношения не имеет к полимерам, или металлам, или сплавам ー это нечто совсем другое. И для этого нужно физики, химики. В России очень сильная научная школа в этой сфере.

Олег Липовецкий, режиссер, лауреат премии «Сделано в России»:

Я живу в России, потому что это моя родина. У меня есть сложности с восприятием государства, но страну я очень люблю. Мое дело неразрывно связано с культурой России и ее языком. Моя жизнь здесь.

Александр Журбин, композитор:

Меня пугает ужасное сползание российского народа в какие-то пучины духовной нищеты. То, что пропагандируют наши федеральные каналы, — это ужасно. Журналистика — это вообще некая фиксация того, что происходит, но не пропаганда, которой у нас занимаются.

Я уехал из России 30 лет назад, в 90-м, но потом вернулся, потому что мне здесь хорошо. Это моя страна, я здесь прожил всю жизнь, я здесь имею успех, меня здесь все знают, все любят. Моя музыка здесь звучит по радио, по телевидению. Я этого никогда не добьюсь в Америке. Я пытался, но это невозможно. Поэтому я живу в России, хотя моя семья — в Америке. Я бы очень хотел, чтобы Россия стала свободной страной, которой она когда-то была, и, наконец, чтобы я мог — и все могли — спокойно жить и даже не думать об отъезде. Я думаю, она была свободной примерно с февраля по октябрь 1917 года. И немного в 90-е годы. Но, к сожалению, это оказалось иллюзией.

Алла Фролова, координатор правовой службы ОВД-Инфо, лауреат премии «Сделано в России»:

Меня пугают политические репрессии со всех сторон. Мы стремительно идем вверх, приближаясь к их высшей точке политических преследований в нашей стране. Я девушка взрослая, я родилась здесь, тут выросла, на этой земле похоронены мои близкие, мой муж. Я хочу, чтобы эта страна двигалась к нормальному обществу. Это произойдет за счет гласа молодежи, благодаря их убеждениям. Я общаюсь с ними, вижу их родителей, они все хотят изменений, и они обязательно произойдут. Человеческая жизнь —  это самое ценное, что у нас есть. Все остальное можно решить. Если человеческая жизнь обрывается, то это настоящий конец. 

Ольга Аленнова, журналист, лауреат премии «Сделано в России»:

Почему я не уехала? Я не хочу отсюда уезжать, у меня здесь семья, дети, муж, любимая работа, мама, друзья. Я не хочу терять это все, я хочу просто как-то немножко повлиять на то, чтобы здесь жизнь стала лучше, безопаснее, честнее.

Подготовили Ксения Праведная, Никита Павлюк-Павлюченко

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

13 ноября проект «Сноб» в восьмой раз вручил ежегодную премию «Сделано в России» в Театре на Малой Бронной, публикуем список победителей в номинациях
13 ноября в Театре на Малой Бронной прошла торжественная церемония объявления победителей премии проекта «Сноб» «Сделано в России — 2019». Вот как это было
На этом этапе отбора голосовать может любой читатель «Сноба». Голосование открыто до 6 ноября. Вручение премии состоится 13 ноября