Все новости

Как жить

Партнерский материал

«Я четыре года не мог поступить в театральное — у меня сложный типаж». Актеры — о принятии себя

Актеры «Мастерской Дмитрия Брусникина» присоединяются к проекту «Я — это я», запущенному брендом Grolsch, чтобы рассказать, что для них значит быть собой, как научиться принимать себя и кем они остаются на сцене

17 декабря 2019 12:10

Михаил Мещеряков

Читает «Последнюю любовь» Игоря Северянина

Я выбрал «Последнюю любовь», потому что это стихотворение созвучно с тем, что происходит в моих отношениях с женщинами. 

Я часто спрашиваю себя, кто я такой. Этот вопрос привел меня в актерскую профессию. Мне очень повезло с мастером — Дмитрием Владимировичем Брусникиным, он давал нам право на ошибки и учил извлекать из них полезный опыт. Он говорил нам, что это не мы пришли к зрителю, а он — к нам. Благодаря этому я перестал бояться кастингов и режиссеров. Я думаю: меня позвали на эти пробы, значит, увидели во мне что-то особенное. И тут важно оставаться собой, то есть не продумывать каждое свое действие. Быть собой — это как дышать: мы же не думаем над этим, мы просто так устроены. На сцене остаюсь собой лишь отчасти. Я понимаю, что я, например, не Раскольников — я же не убивал старуху, — но знаю, что должно было бы со мной произойти, чтобы я решился на подобный шаг. Поэтому во всех героях я ищу какие-то совпадения с собой.

Поиски себя могут длиться всю жизнь. Тут важно понять, что тебе нравится, и заниматься любимым делом. Если ты ходишь на работу и тебе каждый день плохо, потому что ты не чувствуешь себя на своем месте, это не твое. Я кайфую от того, что делаю, и этот кайф держит меня на плаву, когда у меня нет работы. В такие периоды я не теряю времени зря и самосовершенствуюсь: если, например, у музыканта есть его музыка, его слова, то у актера есть только он сам, поэтому надо постоянно работать над собой.

Богдан Кибалюк

Читает «Типичный случай» Иосифа Уткина

В «Типичном случае» описывается история, характерная для отношений двух влюбленных: пара ссорится, и девушка в порыве эмоций срывается на вокзал, чтобы уехать в Ленинград. И вот они стоят на вокзале и понимают, что любят друг друга, что это своеобразный перфоманс и никто никуда не уедет. У меня в личной жизни тоже много проблем, но все негативные эмоции уходят на задний план, потому что любовь важнее, и я живу настоящим моментом.

На сцене я стараюсь слиться с героем. Мне импонирует система Михаила Чехова, когда ты создаешь образ, входишь в него, и ты — не ты. Смоктуновский входил в образ и жил в нем неделю-две. Круто, конечно, настолько быть в персонаже, но только на время спектакля, иначе можно сойти с ума.

В жизни я стараюсь быть собой, не изменять своим принципам. Главный из них: за дело берись с душой, работай честно, и твое от тебя не уйдет. Следуй собственному пути, не оглядывайся на других. Некоторые считают, что актерам нужно подстраиваться под режиссеров. Я думаю, что это ерунда. Человек кому-нибудь пригодится такой, какой есть, может, не сегодня-завтра, но его обязательно найдут, надо просто ждать.

Я научился принимать свой внутренний мир, но пока сложно принять внешность — даже в зеркало лишний раз не смотрю. Раньше я комплексовал из-за своей рыжести и веснушек, мне не нравилось мое имя. Сейчас я понимаю, что это моя индивидуальность. Но мне по-прежнему не нравится мой голос. Думаю, с возрастом я научусь принимать себя полностью.

Юлия Джулай

Читает «Если» Зинаиды Гиппиус

Я выучила это стихотворение Зинаиды Гиппиус буквально за минуту. Мне кажется, оно близко каждой женщине.

Я считаю, что человек должен всегда оставаться самим собой. Даже на сцене я — это я. Хотелось бы сказать, что я — актриса, а потому могу перевоплощаться полностью, но в каждой моей героине очень много меня. Актер не может сыграть хорошо, если его нет в герое. В каждом из нас есть хорошее и плохое, поэтому можно найти в себе отголоски качеств даже самого отрицательного героя, можно стать кем угодно.

Мой характер всегда бесил других людей, а меня все устраивает. Мне говорят, что я прямолинейная. Я считаю, что это хорошее качество, просто люди не всегда готовы слышать правду. Что касается внешности… В детстве я комплексовала по поводу своих ног, они были длинные и худые, а сейчас мне все нравится. Я поняла, что нужно любить себя и принимать себя такой, какая я есть. Но при этом не забывать о самосовершенствовании.

Аскар Нигамедзянов

Читает «Стилизованного осла» Саши Черного

Я выбрал это стихотворение не случайно. Оно смелое и дерзкое и близко мне, наверно, еще в силу моей профессии. Мне кажется, в творчестве должны быть какая-то хорошая наглость, смелость, ощущение свободы. Я всегда привношу в роль что-то от себя — свое настроение, восприятие, какие-то черты характера. 

Я четыре года не мог поступить в театральное. Мне говорили, что у меня сложный типаж, небольшой рост, подобрать для меня роль будет очень сложно. Первое время я думал, что, может, они все правы, пытался как-то изменить свою внешность. А потом меня заметил мой мастер, Дмитрий Брусникин. Он говорил нам, что актер сам определяет то существование персонажа, которое ему близко, то есть актер задает планку, как художник. Тогда я понял, как круто, что я такой невысокий, необычный, странный, наверное. И научился ценить свою индивидуальность. Ну и чем взрослее становишься, тем проще относишься к своей внешности.

Быть собой — значит, делать то, что хочется, говорить то, что на самом деле думаешь. У меня не всегда это получается. Театр и кино предполагают коллективную работу, приходится осваивать мастерство общения, быть психологически пластичным. Например, если коллега — человек конфликтный, приходится искать к нему особый подход, соблюдать дистанцию, избегать острых углов. С людьми более легкими общение свободнее. 

Тасо Плетнер

Читает «Пикколо-Бамбино» Юрия Зубовского

«Пикколо-Бамбино» — первое стихотворение, которое я выучила, когда собралась поступать в театральное. Тогда оно работало на поступление, в контексте моего возраста, образа и состояния. Сейчас я читала его как бы через преодоление, потому что за прошедшие годы я кардинально изменилась.

Я думаю, что быть собой — значит быть в контексте времени и анализировать происходящее, не смотреть внутрь себя, а смотреть изнутри. Актер — проводник для мысли, которая больше и важнее него, но которая ничего не стоит без него. Текст мертв, пока ты не начинаешь его оживлять.

Вообще, принятие себя — не статичный процесс, это происходит на протяжении всей жизни: меняешься ты, меняется мир вокруг тебя… Мне кажется, принять себя можно, только осознав и приняв происходящее в этом мире.

Подготовила Анна Алексеева

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Рекламная кампания CHN попала точно в нерв новой эпохи — молодые люди не желают брать с собой в будущее ничего лишнего и критически взвешивают любой багаж, как материальный, так и нематериальный
Трое сотрудников «Сноба» рассказывают, как расставались с людьми и соцсетями, чтобы чувствовать себя счастливее, и с чем еще хотели бы распрощаться (спойлер: лидируют зацикленность на личной эффективности и бытовые привычки)
Больше 40% людей в России испытывают стресс, связанный с работой. Многозадачность, высокие требования, постоянный поток информации — все это может привести к выгоранию и серьезным психическим расстройствам, если вовремя о себе не позаботиться. Главный редактор «Сноба» Ксения Чудинова рассказывает, как она научилась справляться с нагрузкой и находить время для себя