Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал
Трудности перехода.

Монологи российских хирургов, которые проводят операции по смене пола

12 декабря казанский ЗАГС официально зарегистрировал брак трансгендерной пары — невеста Эрика раньше была мужчиной, а жених Виктор — женщиной. Видео свадебной церемонии было опубликовано местным изданием. Эта свадьба — первый публичный случай трансгендерного брака в истории Татарстана и один из немногих в России. «Сноб» записал монологи врачей, которые помогают трансгендерным людям сменить пол
23 декабря 2019 18:13
Фото: Jonathan Borba/Pexels

Ольга Добрякова, хирург, Новосибирск:

Первую операцию по «коррекции пола» мне предложили провести в начале 90-х годов. Так я стала первым хирургом в Новосибирске, который стал профессионально заниматься реконструкцией половых органов. До этого я никогда не думала о том, что в моей практике появится работа с трансгендерными людьми. 

С тех пор я провела десятки подобных операций. Я уже не испытываю никаких чувств во время операций и предварительных встреч с пациентами — со временем это становится рутиной. Уходит ощущение того, что я делаю что-то сверхъестественное, меняю чью-то жизнь. Моя работа постепенно превратилась в некое подобие стоматологии, где, чтобы заработать деньги, нужно вырвать зуб и таким образом решить чью-то проблему. Пусть я не стоматолог и провожу совсем другие операции, но суть не меняется: будет ли это работа с фаллопластикой или вагиноплатикой — нет никакого значения, главное — освобоить человека от боли, спасти его из его внутренней тюрьмы. Для человека это вопрос всей жизни, а для хирурга — это ремесло. 

К сожалению, не все врачи с этим согласны. Некоторые хирурги называют трансгендерных пациентов «педиками», высмеивают и грубо отказывают им в помощи, даже при условии, что люди прошли психиатрическое освидетельствование и официально сменили пол в паспорте. Такие «специалисты» также любят изображать религиозность, называют трансгендерность грехом. Когда я слышу такие рассуждения, мне становится страшно: это же люди, твои пациенты, о какой твоей внутренней этике может идти речь? Трансгендерность — не болезнь, а состояние. Это не выбор, почему же это должно осуждаться? Это природа. Кто-то рождается с кудрявыми волосами, кто-то чернокожим, а кто-то трансгендером. И это нормально. 

Максим Усунгван, пластический хирург, Санкт-Петербург:

Российские трансгендеры редко приходят к хирургу просто так: большинство из них уже точно знает, чего хочет, лишь некоторые даже не представляют, что им нужно, однако абсолютно все заведомо знают, что это не бесплатно и рассчитывать они могут только на себя. Сегодня в России невозможно бесплатно делать операции для трансгендеров, как это, например, делают в некоторых странах Европы. Мало того, что у нас не хватает ресурсов, к таким операциям никто не готов даже морально: ни медицинское сообщество, ни общественность. Главная задача медицины, профессиональный долг специалиста, который занимается трансгендерами, — помочь человеку «прийти в себя», дать понять ему и его близким, что трансгендерность — это лишь биологическая девиация, адаптируемая к нормальной социальной жизни. 

Человеческая сторона работы хирурга совсем другая: я не имею права поддаваться эмоциям. Мне нельзя публично жалеть пациентов или кричать на улице о том, что трансгендеры достойны лучшей жизни. Если пациенту нужна помощь, ее лучше оказывать молча. Но в другом молчать нельзя — недопустимо воспринимать трансгендерного человека как сумасшедшего, неизлечимого или еще хуже того — заразного. Моя главная задача: профессионально донести до людей правду, что эти люди не прокаженные. Семьям, в которых есть трансгендеры, требуется постоянная работа со специалистами. Когда родители узнают о трансгендерности своего ребенка, это напоминает новости об онкологическом заболевании: никто не понимает, что с этим делать, как помочь — человека не перестают любить, но на него начинают смотреть как на обреченного. 

Жизнь трансгендеров постоянно в опасности — по статистике, самое большое количество суицидов совершают именно трансгендерные люди. Говорить сегодня о трансгендерности — значит, поднимать вопрос ценности человеческой жизни,  предотвращать смерти пациентов, которые пришли за помощью. А травля и осуждение в этом случае сродни убийству и доведению до суицида. 

Дмитрий Красножон, хирург-онколог, Ленинградская область:

Однажды я пришел устраиваться в одну из клиник и предложил там начать проводить операции по хирургической коррекции пола. Это была обычная государственная больница, со старыми, устоявшимися порядками. Не успел я закончить свою речь, как главврач остановил меня и в открытую запретил проводить такие операции. Для него это было абсолютно нормально и очевидно. Он сказал: «Мы не будем этого делать, потому что это противоречит Божьей воле!» Я пытался объяснить, что Бог здесь совсем ни при чем, что это вопрос здоровья человека, его ментального благополучия. Я сам верующий и знаю, что в Библии нет ничего вроде «не помогай ближнему, который тебе не нравится или которого считаешь странным». Мне не дает покоя мысль: почему нетолерантность пытается прикрываться религией, которая в своей сути должна проповедовать терпимость и любовь к каждому человеку без исключения? И если вмешательство в человеческое тело —  это грех, то давайте перестанем лечить грипп, заражение крови и откажемся от института психиатрии. Если человеку плохо, ему нужно помочь. Я не боюсь кары за то, что делаю свою работу. Тут даже сложно поднимать тему религиозной этики, здесь разговор идет совсем о другом. Бог или дьявол — какая разница, кого ты встретишь на том свете, если ты сделал доброе дело и помог кому-то излечиться? 

Мы — хирурги, наши знания и ремесло — это возможность проникать в самые сложные человеческие материи: не только физиологические, но и душевные. Медицина — это не то место, где можно самовыражаться, причиняя страдания пациентам. Если не провести нужные камуфлирующие действия хирургическим путем, то человек может по-настоящему сломаться, он будет не просто потерян для общества, когда его секрет откроется и его сделают изгоем, он будет потерян для самого себя. 

Подготовила Юлиана Качанова

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Российские трансгендеры рассказали «Снобу», как им живется
Интерсекс-люди из разных стран рассказали «Снобу» об одиночестве, неприятии окружающих и о том, как жить, если ты рос мальчиком, а потом у тебя вдруг начала расти грудь
Модели-трансгендеры, переставшие стесняться своих историй, превратились из маргинальных объектов сочувствия и нездорового любопытства в лица с обложек и билбордов