Все новости
Редакционный материал

Почему мы стали жить дольше — и почему это предел

Многие хотят если не жить вечно, то максимально продлить срок своей жизни. Но действительно ли это хорошая идея?
6 января 2020 12:19
Иллюстрация: Veronchikchik

Разумеется, я могу ошибаться, потому что не являюсь ни социологом, ни статистиком. Но я все же возрастной психолог, биолог и вообще уже очень долго живу на этом свете, умею наблюдать и сопоставлять.

И вот чем дальше, тем больше мне кажется, что вся эта история с непрерывным увеличением продолжительности человеческой жизни, отступлением старости и триумфальным приближением человечества к полному бессмертию отдельной особи — это все какая-то, как говорили в перестройку, огромная «разводка», имеющая в своей основе как психологические, так и, разумеется, экономические причины.

С психологическими причинами все понятно — многим (но далеко не всем!) хочется жить вечно. Это и из истории известно, и из повседневной практики. Многие люди воспринимают старость и индивидуальную смерть не как отточенное милосердие природы, а как сплошной ужас-ужас. И если кто-то обещает в ближайшие две-три пятилетки (я еще успею!!) победить смерть, то ему, разумеется, рукоплещут. Если кто-то намерен победить старость с помощью чудо-таблеток или чудо-процедур, то туда, конечно, также сбегаются табунами.

Что касается экономики, то тут тоже все достаточно просто. Есть спрос на тему (издавна и посейчас), есть те, кто может и хочет платить (в невиданных прежде количествах), значит, есть и предложение — и мы его, конечно же, раздуем до совершенно неприличных размеров и наварим огромные проценты.

В результате всего этого «антивозрастного» и даже «антисмертельного» медиабума становится все больше вполне себе нормальных и даже образованных людей, которые совершенно искренне уверены приблизительно вот в чем: «Ученые (наши или британские — не уточняется) неопровержимо доказали: продолжительность жизни отдельного человека за последние сто лет увеличилась в два раза и продолжает увеличиваться. Была сорок лет (и в сорок лет они все были уже стариками и старухами), стала восемьдесят (и в восемьдесят лет все мы, если захотим, можем быть совершеннейшими огурчиками и жить веселой жизнью — с зажигательным сексом и продуктивным, как в молодости, творчеством). Вот-вот наука еще немного продвинется, и тогда мы станем жить вечно».

Вот эта искренняя «средне-культуральная» убежденность кажется мне весьма странной, потому что абсолютно не совпадает с тем, что я знаю, думаю, а также непосредственно наблюдаю вокруг себя.

Начнем с непосредственных наблюдений.

Моя мама и моя бабушка скончались в возрасте 87 и 83 лет соответственно. Причем все понимают, что, в связи с историей нашей страны и местом проживания (преимущественно — город Ленинград), их жизнь вовсе не была легкой и безоблачной. Моя прабабушка умерла в возрасте 37 лет вместе с двумя из семи своих детей — от холеры во времена гражданской войны.

Дедушка умер в возрасте 64 лет от последствий ранения на фронте. Его брат погиб на войне. Прабабушка дожила до 92-х лет. Все сестры (в семье было 11 детей) тоже справили 80-летие. Вдова баба Маня, одна из моих двоюродных бабушек, в 70 лет сделала круговую подтяжку лица (в то время это была просто страшная редкость) и вышла замуж за человека на двенадцать лет ее моложе. Через два года он умер, а баба Маня еще долго жила и ухаживала за садом, в котором было 34 яблони.

В общем-то, это как раз те самые «сто лет назад», когда люди «жили по сорок лет и все были уже стариками». 

— А откуда вы знаете, что они были?

— Да вы литературу того времени почитайте! Хоть бы Чехова! Там же написано «в комнате сидела старуха», а если внимательно посчитать, то старухе было 44 года!

Надо признать, что у Чехова действительно были довольно странные отношения с возрастом. Например, «Скучную историю» про глубокую психологическую старость от имени героя, которому 62 года, он написал в возрасте 29 лет.

Но из других описаний и мемуаров, а также из личных рассказов, которые я слушала в детстве, я прекрасно знаю (и записи в метрических книгах это подтверждают), что в XIX веке даже в деревнях (где люди много и очень тяжело работали и действительно рано физически изнашивались) были отнюдь не единичные случаи, когда женщина рожала последнего выжившего и впоследствии выросшего ребенка в 44 и даже в 46 лет. Причем обратите внимание на то, что это случалось во времена полного и окончательного отсутствия репродуктивных технологий и очень несовершенного родовспоможения.

Что же у нас сейчас происходит с возрастом и продолжительностью жизни, на мой собственный взгляд?

Мне кажется, что здесь все достаточно просто и не очень оптимистично для провозвестников «вечной жизни и веселой старости». Но вполне оптимистично для тех, кто любит жизнь такой, какой она задумана природой и усовершенствована человеческой цивилизацией. 

1. Существует видовой предел жизни особи любого биологического вида. При хорошей генетике, благоприятном уходе, адекватном лечении и отсутствии естественных врагов какой-то (небольшой) процент особей вида может дожить до глубочайшей и почти беспомощной старости. Судя по всему, у вида «человек» этот предел находится где-то в районе 120 лет. Перепрыгнуть его, оставаясь в пределах своего вида, мы не сможем. Единичные люди, дожившие до этого предела, были известны всегда, у любых народов и в любую эпоху. Значимо и достоверно перевалившие этот предел — неизвестны.

2. В природных условиях никакие животные до естественного видового предела продолжительности жизни и даже до глубокой старости не доживают никогда. Они гибнут от болезней, ран, их съедают те, кто ими питается, или с возрастом они теряют силы, перестают добывать себе еду и умирают от голода.

3. В неволе практически у всех животных, для которых найдены адекватные условия содержания, продолжительность жизни существенно увеличивается. Иногда в разы. Это связано с отсутствием в неволе естественных врагов, гигиеничностью среды, постоянной доступностью разнообразного корма, неподвластностью природным катаклизмам и лечению антибактериальными и прочими препаратами. Например, средняя продолжительность жизни бурундуков на воле — полтора-два года. Бурундук Мяфочка в моей квартире прожил почти семь лет.

4. Отдельные особи вида человек всегда доживали до весьма преклонных лет. Массово — никогда не доживали. Ибо работа у значительной части населения была изнуряюще тяжелой и опасной, адекватных лекарств не было, а условия коллективного бытия способствовали разнообразным эпидемиям.

5. Что изменилось за последние сто лет? Были наконец выработаны оптимальные условия «содержания человека в неволе». Скачком улучшились массовые гигиенические навыки. Отступили голод и холод. Работа стала гораздо легче физически (но не психологически!). Медицина внедрила антисептику, антибиотики и гормональные препараты. 

6. Что касается статистики про «продолжительность жизни увеличилась в два раза». Надо понимать: это средняя продолжительность жизни по популяции, вроде средней температуры по больнице. Но тем не менее — статистически увеличилась? Увеличилась. Первая и главная составляющая: качественное уменьшение младенческой и детской смертности. Вторая, очень значительная — отсутствие на сегодня массовой смертности от массовых же эпидемий, вроде тифа, испанки, холеры и пр. И, наконец, третья и не такая большая: «в неволе все звери живут несколько дольше» (до бурундуков нам тут далеко, что показывает пример моих недавних предков). 

Подытожим. В более-менее благоприятных физических, эпидемиологических, гигиенических и психологических условиях человеческая особь всегда могла и сейчас может прожить около восьмидесяти лет. Причем последние годы часто (но не всегда!) — это глубокая старость, требующая общественного ухода.

Единичные особи могут прожить чуть ли не в полтора раза больше, но это увеличение продлевает именно старость, а не молодость и даже не зрелость.

Вся динамика, которую мы наблюдаем в последние 50-70 лет, связана только с улучшением условий повседневной индивидуальной жизни, которые в цивилизованных странах (которые, собственно, и озабочены означенными проблемами) улучшать уже особо некуда, ибо они и так вполне адекватны. Так что можно надеяться только на прогресс медицины. Но здесь тоже, кажется, обозначаются проблемы, связанные с тем, что у «длительно и хорошо живущих в неволе» цивилизованных людей вроде бы достоверно растет количество заболеваний, которые условно можно назвать «болезнями эскапизма» — аутоиммунные заболевания (включая рак), ранний альцгеймер и прочие нейродегенеративные болезни, заболевания аутистического спектра и всякое такое. Я бы связала это с тем, что, хотя современная жизнь стала несравнимо легче и комфортнее физически, психологически возникли новые нагрузки, к которым наш организм и наша психика пока не очень адаптировались. Но это уже совсем другая тема.

В заключение: разумеется, я не претендую ни на какую истину. Просто размышления вслух на тему, которая в последние годы уж очень у всех «на слуху».

13 комментариев
Катерина Мурашова
Трудно не согласиться с приведенными аргументами. На бессмертие не рассчитываю и для себя буду считать удачей, если с приличным самочувствием и приемлемым достатком доживу лет до 60 — 70 и умру от чего-нибудь относительно безболезненного. Статистика по родным у меня довольно разнообразная — есть прабабушки, доплывшие до 90+, есть родственники, умершие на пятом-восьмом десятке от сердца и онкологии.
Увеличение продолжительности жизни мне кажется возможным только при разрушении текущих рамок человечества как биологического вида. Я не из трансгуманистов, которые этого хотят — но и идейным противником не являюсь. Мне подобное видится просто неизбежным, если а) не произойдет событий, которые уменьшат численность и уровень технического развития человечества, б) не будет жесткого глобального контроля, поддерживающего запрет на трансгуманизм.
Если эти два скучных варианта не реализуются — скорее всего, единицы-сотни-тысячи наиболее обеспеченных смогут генетически модифицировать своих детей на серьезно увеличенную продолжительность жизни без заметных побочных эффектов лет через… не знаю — 50? 70? 100? И, черт возьми, интересно, как люди будут решать возникшие социальные проблемы. Жаль, не доживу — хотя, возможно, и хорошо, что не увижу.
--
Алексей из Санкт-Петербурга.
Катерина Мурашова

Пишет Александр:
В тему статьи: недавно читал в РБК интервью Билла Гейтса, и он утверждает, что в ближайшие несколько десятилетий основные инвестиции будут делать не в увеличение номинальной продолжительности жизни, а в улучшение ее 
качества

И в этом есть и очевидный смысл, и более реалистичные перспективы, чем у гонки за бессмертием. В конце концов, если мне дадут на выбор прожить как-то 150 лет, или дожить до 80, чувствуя себя как в 30, да даже как сейчас в 40, я даже глазом не моргну и выберу второй вариант!

 


Собственно, вот та самая статья в РБК:
https://www.rbc.ru/trends/innovation/5d652b559a794750507423e4

Катерина Мурашова
Катерина МурашоваАлександр, как то спич Гейтса по этому поводу меня не впечатлил - даже по посылкам. Человека ВСЕГДА интересовало больше качество жизни, чем ее продолжительность жизни. Доказательств в истории много, одно из них - всегда (кроме пожалуй нынешнего времени) было что-то, ради чего свою индивидуальную жизнь считалось правильным и достойным прекратить, то есть пожервовать ею. Качество важнее количества прожитых лет. Да и изобретение плуга просто дало возможность прокормиться на одном участке большему количеству человек.
Что же по содержанию - так я конечно согласна, и прогресс в лечении болезней еще даст кусок "улучшений содержания человека в неволе", но саму по себе старость он нмв не отменит, потому что нмв она и биологична и психологична и даже философична в какой-то мере, то есть плотненько так в наш микрокосм вписана.
Катерина Мурашова
Катерина Мурашовапишет Александр:
Так Гейтс никогда и не делал ничего внешне впечатляющего, разве что долго был номинально самым богатым в мире, но речь не о том. Касательно "спича": его мнение просто отражает распределение инвестиций в сфере улучшения аспектов жизни. Если бы 90% инвестиционных денег (не его, а вообще) шло бы на исследования возможностей улучшения продолжительности жизни, то едва ли бы Гейтс публично утверждал обратное. Он же не политик, все-таки, и не бизнесмен высокого уровня, и может теперь позволить себе роскошь говорить о том, что он на самом деле считает наиболее близким к истине. 
Катерина Мурашова

Пишет Татьяна из Санкт-Петербурга

 

Екатерина Вадимовна, мои аплодисменты за два выделенных ключевых понятия нынешней концепции долголетия: коммерческий интерес и «содержание в неволе».  Точнее, это типичное «два в одном».  Ведь хозяин зоопарка не просто создает зверушкам безопасные, сытые и гигиеничные условия содержания, он еще и жестко требует выполнения своих правил. Которые сам устанавливает и произвольно меняет. В зависимости от своих интересов и выгод.  Захочет – потребует носить ошейник, серьгу в ухе, клеймо на заднице. А потом договорится с производителем  электроники и заставит каждую зверюшку оплатить чип в собственную холку, хотя  клеймо еще отлично видно.  Чип менять раз в год за свой счет. И попробуй ты останься без чипа – сразу бродячий и вне закона. Ах, да! Клеймо шкурку портит, ценность снижает! Срочно всем пройти процедуру выведения клейма,  только в рекомендованных сертифицированных салонах красоты.  За посещение несертифицированных – штраф.

Все эти бесконечные маркировки продуктов – за наш счет и якобы для нашего блага. Можно подумать, маркировка мешает кому-то добавлять «безопасную» дешевую дрянь в продукты.   Потом девушки с серьезными лицами считают на смартфонах количество белка в «творожке» из крахмала и маргарина.

Диспансеризации, сводящиеся к заполнению анкет и рекомендациям прослушать лекцию о здоровом образе жизни. Как полезно не нервничать и питаться паровым лососем с брокколи вместо макарошек!   Правда, социальные министры рекомендуют как раз макарошки на 50 р в день…  Ладно, замнем, главное – позитивный настрой! Могу порекомендовать недорогую психотерапевтическую группу…

Да, еще всерьез обсуждают, что надо законодательно ввести ограничения на объем талии, как в Японии. С японскими же нормативами.  А что, внедряем передовой опыт!  Подумаешь, что особь североевропейского типажа примерно вдвое крупнее среднего японца… Активнее в спортзалы побегут!  Кто там за лицензией на спортзал пришел?

Самое прелестное, что если у позитивно настроенного посетителя залов и салонов, поедателя просчитанных на смартфоне лосося и брокколи с чипом в холке и фитнес-браслетом на руке приключится неприятная болячка, то лечиться он будет также за свой счет, как и потребитель макарошек. Хотя вокруг кричат из каждого утюга: за соблюдение правил мы обещаем и гарантируем крепкое здоровье и  все радости жизни!  Ну, не сбылись обещания – твои проблемы. Эту особь придется отбраковать. Можете объявить по телевизору сбор средств в фонд имени себя.  И вообще, здесь хозяин решает, кого на выставку, кого на мясо. Какие-такие гарантии?! Место!

 

Катерина Мурашова
Вячеслав из В. Новгорода.
Один популярный блогер буквально неделю назад проводил опрос на тему «хотели бы вы жить вечно?» — и около 60% ответили «да». Так что тенденция об ожидании «бессмертия в ближайшем будущем» налицо. С моей точки зрения, и прогноз, и желание являются обыкновенной глупостью, можно было бы написать много аргументов, но ладно,  пусть я лучше буду неправ, чем буду аргументировать пустяки (а с моей точки зрения, «проблема бессмертия» не стоит выеденного яйца, если не считать амбиции дяденек и тетенек с тугими кошельками, но и это, согласитесь, не удивительно).
Я как раз сейчас перечитываю Чехова («Скучную историю читал недавно), у него много «45 летних стариков» — в смысле — людей, выглядевших старше своего возраста, потому что Чехов вообще очень много писал о, скажем так, плохо и бестолково живущих людях.
Что же касается вопроса: «как адекватно оценивать статистику по продолжительности жизни», то начать надо с того, что собственно статистики — чем глубже в прошлое, тем меньше собственно данных, и тем менее качественные они.
Были бы интересны данные о %% «рекордсменов», перешагнувших 80, 90, 100 и т.д. летний рубеж — но уже неоднократно читал про сомнения в подлинности данных о 150 летних жителях, т.к. документооборот той эпохи обладал некоторыми особенностями. Кроме того, лиц, перешагнувших 100 летний рубеж, вообще мало, и намеренные искажения (прибавил себе возраст в молодости, чтобы пойти работать, воевать и т.п.) будут вносить существенный вклад. Единственное — такого количества 100 летних и старше в странах «золотого миллиарда» не было никогда, думаю, это достоверный факт, даже в пересчете на душу населения. Объясняется это простой вещью: определенная доля людей разумно выполняла врачебные рекомендации по ведению здорового образа жизни (на всякий случай — не того, о котором пишут в грошовых газетках или распространяют самозванные гуру) , а медицина помогала в случаях, когда раньше помочь не могла (взять те же кардиостимуляторы и шунтирования).
Есть и еще один фактор: люди, пережившие голод, и не умершие от него непосредственно или в ближайшее время от скоротечных последствий, живут долго.
А средняя продолжительность жизни, конечно, прежде всего увеличивается за счет сокращения детской смертности.
 
Катерина Мурашова
Разумно выполняла врачебные рекомендации по ведению здорового образа жизни
 

Катерина МурашоваВячеслав, человек которому сейчас 100 лет и старше, родился в 1920 году и раньше. В странах нынешнего "золотого миллиарда" на его жизни происходило много всякого, зачастую плохо совместимого с "разумным соблюдением", в каком бы общественном слое он ни жил. Так что эти "в пересчете на душу населения" старики - это чисто умение нынешней медицины лечить ранее смертельные состояния (тут совершенно согласна и про шунтирование и про контроль диабета и тд), продлевать старость и отсрочивать смерть богатеньких буратин всякими приемами.

Катерина Мурашова
Катерина, все, естественно, неоднозначно.
в июле прошлого года умер мой отец, ему было 96 лет.
Он пережил и голод, и войну, но, пока была возможность, он ходил на лыжах, ходил на рыбалку, делал зарядку. Спиртное употреблял умеренно. Это он заставлял меня выходить на утренние пробежки. На лыжах и в лес за грибами они ходили с мамой, она тоже пережила голод и войну, умерла в 84 года.
Мой дядя, брат моего отца, прошел тот же путь (на войне он был десантником), но на лыжах не ходил и курить бросил только в старости. Спиртное употреблял умеренно, но с выходом на пенсию увеличил эту активность (надо сказать, начало употребления у обоих братьев было позднее). Умер в 93 года. Его жена умерла почти сразу после пенсии, она тоже пережила войну, но никакой физической активностью не занималась. Её мать, деревенская женщина, перевезенная в город и пережившая ленинградскую блокаду, едва не пережила свою дочь.
Генетические факторы и медицина действительно, играют существенную роль.
 
вячеслав
Сергей Мурашов

На самом деле я вполне допускаю, что продолжительность жизни увеличить существенно ВОЗМОЖНО.

Каким образом? Ну понятно, каким - болезни научатся лучше лечить, организм - омолаживать, а там, глядишь, и генетически совершенствовать, как бы это ни запрещали, рано или поздно оно случится.

Насколько это будет для человека и человечества хорошо - рассуждать мне лень, так как ни меня, ни моих близких эти перемены уже не коснутся. Может, это и будет очень хорошо, так как темпы воспроизводства, скорее всего, станут снижаться.

То, что до сих пор реальных успехов в этом направлении не видно, - не аргумент: когда-то и на самолётах не летали, и квадратные корни по таблицам Брадиса извлекали... Но работа идёт, человек - тварина настырная, смерти до усрачки боящаяся, и если это всё сложить, то понятно, что из этого выйдет.

Катерина Мурашова
Сергей МурашовСергей, мне как биологу кажется что тогда где то будет развилка - вид люди и еще какой то вид. Все совершенствуется, это правда, но в какой то момент совершенствование парусников себя исчерпало и стали дальше плавать на изобретенных и тоже конечно постепенно совершенствующихся пароходах. Парусники и пароходы это все таки принципиально разные средства передвижения хотя и то и другое плавает и грузы перевозит.
Сергей Мурашов
Катерина Мурашовапри этом парусники прекрасно продолжают плавать, и во многих нынешних с трудом узнаешь черты их прародителей...
Не буду говорить о сильно генетически изменённых людях, это, действительно, вопрос, наверное, отдельный... Но человек, практически свободный от болезней, - это, наверное, реальность - пусть и не немедленная, но всё же не слишком отдалённая. И всё это, что так мучает сейчас нас и тех, кто старше, - в принципе, не является необходимостью: и рак, и Альцгеймер, и всё остальное - это, как я понимаю, проблемы технического свойства, следовательно - решаемые. То, что они не решены до сих пор - свидетельство лишь недостаточной зрелости человеческой науки, которая, несомненно, продвинется дальше - если ей дадут такую возможность.
Наверное, будет вопрос цены - ведь и сейчас есть лекарства, стоимость которых исчисляется сотнями тысяч долларов, но мы же говорим в принципе, не обсуждая проблему доступности продления жизни...
Короче: безусловно поддерживая Ваши рассуждения и статью в целом, я всё же предположу, что не стоит судить о будущем человечества в рамках его сегодняшних возможностей. :)
Катерина Мурашова
Сергей МурашовЯ тоже думаю, что конкретные болезни, тем более такие которые настигают и молодых людей тоже, будут неуклонно стремиться и скорее всего научатся либо лечить (как пневмонию) либо предотвращать (как оспу и бешенство) либо контролировать (как диабет). Но люди все равно будут умирать "от старости" строго в рамках своего биологического вида, в котором старость-изнашивание ан масс (при отсутствии войн эпидемий и при наличии хорошей генетики и хороших условий жизни) всегда наступала и сейчас наступает где-то в районе 80 лет. Касательно же научно-фантастических выходов за рамки вида (серьезная генетическая модификация жизнь в виде программы, киборга и тд) тут наверное многое возможно, но я разумеется не берусь об этом судить потому что просто некомпетентна.
Сергей Мурашов
Катерина Мурашовада, всё так.
Но при этом:
1. Большинство умирает всё же не "от старости", а в результате той или иной болезни. У наших знакомых днями умерла бабушка, вернее - пра-прабабушка, ей было 96. При вскрытии у неё нашли рак. Так что если бы она не умерла сейчас от пневмонии, то через какое-то время умерла бы от рака... Но если бы не пневмония, и не рак, то сколько бы она прожила ещё? 5 лет? 10? 15? Если научиться контролировать ВСЕ болезни, насколько увеличится продолжительность жизни? Не такой, конечно, жизни, какой люди живут в 20 - 40 - 60 лет, но всё равно жизни, существования, от которого тоже трудно отказаться. Я думаю, лет до 110 - 130 - вполне реально, даже без генетического вмешательства. Конечно, это не средний возраст, а максимальный, средний будет ниже... Но тоже не нынешние российские 60 - 70.
2. Нетрудно заметить, что не все люди одинаково стареют. Кто-то превращается в развалину в 45, а кто-то и в 120 может проехать на велосипеде... Конечно, многое зависит от генетики, которую мы договорились не трогать (хотя, положа руку на сердце, "немного подправить" тут и там, чтобы отложить "разваливание" на максимально возможный (но при этом естественный) срок, вряд ли будет "изменением вида"), но многое - и от образа жизни, даже от диеты. И вот если применить все эти знания (многих из которых просто нет - так как наша наука, по правде говоря, всё ещё находится в зачаточном состоянии), к увеличению продолжительности жизни прибавится и улучшение её качества... Это, конечно, не Рай и не Спасение, но всё же лучше, чем ничего. :)
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Катерина Мурашова
Монархия, коммунизм или все-таки демократия. В конце насыщенного политическими событиями года подростки рассуждают о политическом устройстве
Удачные ипотеки, автографы и счастливые лотерейные билеты. Перед Новым годом колумнисты, сотрудники и участники проекта «Сноб» вспоминают, в чем и когда им повезло
Катерина Мурашова
Здравствуйте, уважаемые читатели-петербуржцы! Хочу сообщить вам про лекции, которые будут в Питере, в лектории Льва…