Все новости

Дети

Редакционный материал

Несчастливы вместе. Как нам мешает гордыня. Часть 2

Продолжение рассказа о семье Маргариты, где старшее поколение умеет отдавать, но этого оказывается недостаточно

20 января 2020 13:00

Иллюстрация: Veronchikchik

В первую очередь, конечно, всем огромное спасибо за участие в дискуссии по истории Маргариты и ее большой семьи.

Дискуссия получилась прямо роскошная, многолюдная, многостранная и многопоколенческая (высказалась даже пара подростков). Не случайно многие написали, что мнения и особенно истории из комментариев читать не менее, если не более интересно, чем сам материал. В общем, все получилось в лучших традициях прошлого «Сноба» или, как говорил наш позапрошлый лидер, «просто пир духа».

На что я хотела бы обратить внимание уважаемых читателей? В первую очередь на разность мнений и выводов, сделанных разными людьми на основании одного и того же текста. Маргарита — сильная, успешная и счастливая или тревожная и несчастная, соответственно, ее можно 1) пожалеть и посочувствовать, 2) ею восхититься и 3) она просто ограниченная вместе со всем своим поколением (и даже со всем народом — было и такое мнение) и чего вообще о ней говорить. Вениамин — избалованный эгоист, которого нужно немедленно и жестко окоротить. Вениамин — жертва проекций нескольких поколений и по-настоящему несчастен, ему нужно помочь. Мать Вениамина — глуповатая курица, не рассчитавшая своих сил. Мать Вениамина — прекрасно самореализованная в своих детях женщина, мужественно и успешно справляющаяся с трудностями. И так далее.

Что это для нас значит? Это значит, что все мы разные и на основании одних и тех же посылок в зависимости от своих взглядов и жизненного опыта можем делать принципиально разные выводы. И это на самом деле не плохо, и это не беда, ведущая к тотальному взаимонепониманию (как иногда думают), а именно то, что придает нашему миру объем и неповторимое сочетание красок. Просто об этом надо все время помнить и конструктивно использовать «другие-чужие» мнения-видения для отшлифовки и при необходимости коррекции своего. 

                                       

Итак, возвращаясь к Маргарите и ее семье.

Первая очевидная вещь — это, конечно, ее поколенческая проекция: «Мне всегда казалось, что у меня всего хорошего втрое, а плохого — разделить на три…», «мы все чувствуем себя достаточно счастливыми». Далеко не все люди из поколения Маргариты чувствовали и чувствуют сейчас именно так. Это счастливая особенность личности самой Маргариты. Но она сама себе это не атрибутирует. Она искренне полагает, что она «как все» ее ровесники. Отсюда современные дети, подростки тоже становятся для нее «как все». Она с сестрами и подругами ищет в них общие, опять же поколенческие, черты и, разумеется, находит.

Переубеждать тут Маргариту я особого смысла не видела. Только обсудила с ней тот факт, что ее собственные ресурсы и умение «быть счастливой» в самых разных обстоятельствах очевидно в семье недоиспользованы, надо просто найти способ.

Дальше я сочла разумным познакомиться с Вениамином и его семьей. Как и многим авторам комментов к предыдущему материалу, мне были интересны не только Веня и его мать, но и его и трех других детей отец.

— Вряд ли он сможет прийти, — покачала головой Маргарита. — Работает очень много.

— Это важно. И он мне интересен. Вот прямо так ему и скажите. Дословно. Понятно?

— Понятно. Скажу.

                                           * * *

Мать Вени Светлана могла бы быть одним из авторов или уж искренних поклонников недавно вышедшей книги, которая, кажется, называется «Мама на нуле». Загоняемся до предела, а потом мужественно и креативно преодолеваем. Жизнь полна.

О трудностях готова рассказывать в подробностях, немного любуется собой, очень любит всех четверых детей, особенно отстающего Костю, в общем-то бодра и в будущее смотрит с оптимизмом. Бывают моменты, когда руки опускаются, но форумы помогают. Без детей нет счастья, больше детей — счастья больше. Про младшую сестру: жалко ее, она потом пожалеет, да поздно будет. Про Веню, сокрушенно: он шесть лет один на всех рос, привык что все ему, надо было мне раньше родить, мое упущение, но что ж теперь поделать.

В общем, несколько упрощенный и осовремененный вариант Маргариты.

Отец Вени: крановщик в порту, бригадир, очень любит свою работу и эти огромные сильнющие краны, которые ему до сантиметра подчиняются. Много зарабатывает, но работа сменная, рабочий день часто ненормированный, бывает срочная погрузка-разгрузка, когда и ночью могут дернуть, и в выходные. «Я же простой работяга. Вам правда про меня интересно? Семья? Семья — моя опора в мире бушующем!» Я чуть не расплакалась от умиления.

В Российской империи или в современной протестантской стране он должен был бы по воскресеньям вместе со всей семьей ходить в церковь в чистой рубахе или в строгом костюме.

Дедушка-экскаваторщик — новое перевоплощение или, скорее, версия 2.0.

Вене из престижной гимназии — уже сочувствую.

Веня — коротко стриженный, высокий, но щуплый, в очках, с детски оттопыренной пухлой нижней губой.

«Позвольте представиться: махровый эгоист с нарушением эмпатии — это мама на форуме вычитала».

«Да плевать я хотел на эту заграницу. От них — куда угодно! Просто в ваше время было принято — какие-то там туманы, тайга, геологи, что еще? А сейчас это — где? Что? Куда поехать? В Брянск? В деревню? В гимназии все как помешались — заграница, тут жить нельзя! Это не дети, это родители, а дети — что? Слушают. Что они могут? Я читал, спрашивал у друга моего, на два класса старше, его отец недавно все узнавал и ему устраивал, друг уже там сейчас, ему, кстати, не особо и нравится, тяжело и скучает. Учебу можно и бесплатно найти, но если нет побед на международных олимпиадах — а у меня нет, — получается около миллиона вложений. Его отец мне сказал: “Ты не дурак, ты должен смотреть правде в глаза. В России тоже возможности есть”».

Маленький, бедный, растерянный, необразованный.

— Есть что-то, что тебе самому нравится?

— Я собак люблю.

— У тебя есть собака?

— Нет. Родители говорят: это большая ответственность и надолго, ты скоро вырастешь — и что? А себе мы лучше еще одного ребенка родим, его растить как раз приблизительно столько же, сколько собака живет.

— Может, тетя Лена тебя усыновит?

— Она предлагала: когда меня нет, возьми ключи, живи у меня, все равно квартира пустует, цветы поливай, ты же ботаник-очкарик, компании водить не будешь, а если девушку приведешь, так это ничего, только белье потом замочи как следует перед стиркой.

— Ты согласился?

— Нет. Мама плачет: вот, тебе у нас плохо, а у нее все хорошо, вы оба эгоисты, лишь бы ни о ком не заботиться.

— А тебе плохо?

— Мне душно. И шумно, заниматься плохо. Костя кричит все время и бегает, а Люся — за ним. Но у нас в гимназии можно допоздна оставаться, библиотека до восьми вечера работает.

                                            ***

— Маргарита, кто у вас муж?

— Инженер. И я сама инженер. Но я-то на пенсии уже, а он работает и еще долго будет. Ровесники мы. Когда реформу по пенсиям объявили, все плачут, а он пришел такой довольный и говорит: ну вот, Ритка, никаких дач и кур с кроликами — работать мне теперь в моей конторе до самой смерти по указу государства. Я-то думала, как он на пенсию выйдет, может, за город переехать, к земле. А он вроде против был, но прямо не говорил.

— Ну и как вам? Не скучновато на пенсии?

— Скучновато немного. За границу я ездить побаиваюсь, потому что языка не знаю, но вот по Золотому кольцу проехала. И еще мы с подругами общаемся, с сестрами, Костеньку вот я на занятия три раза в неделю вожу и внуков-двойняшек один раз в бассейн. А вы думаете, мне надо опять работать пойти? Чтобы свою душевную жизнь наладить?

— Да нет же! — испугалась я. – Вы вполне свое отработали. Вы отдыхаете, общаетесь, помогаете детям с внуками. А с Леной вы ни разу не путешествовали?

— Да ну, скажете тоже! — конфузливо фыркнула Маргарита. — На черта я ей там сдалась?!

                                             ***

Все эти люди в нескольких поколениях чудесно умели отдавать. Супругам, семье, детям, внукам, государству. Даже пенсионная реформа в радость, потому что теперь можно ничего не выбирать и на законных основаниях отдать побольше. Но не умели брать. А когда кто-то рядом демонстративно запрашивал что-то для себя лично, отшатывались в неприязненном испуге.

Было много вопросов в комментариях: а почему Веня не помогает матери в уходе за братьями-сестрами? Ответ: а потому что ему никто этого не поручал, все ждали, что он, в их лучших традициях, сам предложит отдать семье свое время и силы. Он не предложил, и его заклеймили.

И вот это уже, на мой взгляд, Маргарита понять и принять могла.

— Я, мы все, не умеем брать? 

— Да. Вам нравится мыслить историческими категориями, категориями поколений? Хорошо. Тогда это вариант, разновидность того, что в христианстве называлось  гордыней, а потом — своеобразной гордостью советского человека. У вас появилось свободное время, немного денег, вы любознательны, но не знаете языков и боитесь не сориентироваться в чужой стране. Что мешает вам попросить Лену сопроводить вас? Что мешает Светлане возложить на Веню часть обязанностей по дому, а потом отпустить его на недельку отдохнуть в пустой тетиной квартире, так как их семья не может выделить ему отдельную комнату для занятий?

— Гордыня… — Маргарита покатала на языке явно непривычное ей слово. И я прямо увидела, как оно ей понравилось и она его приняла. — А возможно, что вы и правы. Никогда об этом не думала. Да, гордые мы! И папа мой всегда говорил: да, я пролетарий и этим горжусь. (Тут я подумала, что покойный экскаваторщик вообще, по всей видимости, был самым четко выражающимся представителем этого рода, и его указующий палец определил многие векторы в их жизни.) И что же нам теперь с этим делать?

— Учиться брать, — вздохнула я. — И вы, как самая на сегодняшний момент незагруженная, будете руководить этим процессом.

                                          * * *

Первое деяние на этом пути оказалось неожиданным даже для меня. Лена завела маленькую собачку. Она давно хотела, но она же много ездит в командировки и путешествия. Предложить матери, невестке или многодетной сестре брать собачку на время к себе она не решалась по вышеописанной причине. И когда «гордынную» причину отменили «сверху», велением матери, рьяно взявшейся за дело психологической коррекции семейных проблем… Веня был, разумеется, совершенно счастлив, он получил сразу и квартиру, и собаку, но без окончательной ответственности («А что с ней будет, когда я вырасту и, допустим, уеду?»). Следующим этапом забеременела жена сына, предварительно сообщив двойняшкам, что их взрослость стоит на пороге, и как только кто-то родится, им немедленно придется подрасти просто явочным порядком. Двойняшки вздохнули, взяли под козырек и принялись под руководством Маргариты учиться пеленать и переодевать кукол и менять им памперсы. Сама Маргарита съездила с Леной в Португалию (почему-то именно эта страна всегда казалась ей вершиной заграничной экзотики) и осталась невероятно довольна. Веня записался в медицинский кружок в эколого-биологическом центре на Крестовском острове и подумывает о ветеринарном институте. А вот Венина сестра, еще пока шли  баталии с Веней и Леной, наслушалась угрожающих материнских наказов («на Веню надежды нет, поэтому, когда нас уже не будет, тебе придется за Костей присматривать») и твердо решила, что в России она не останется ни при каких обстоятельствах. Теперь она учит шведский язык и собирается поступать в университет в Упсале — там учат бесплатно. Лена сказала, что по возможности ее поддержит.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
8 комментариев
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 
Пишет Вячеслав:
Неожиданно.
Да, брать мы не умеем, в том числе и Ваш покорный слуга.
/Когда реформу по пенсиям объявили, все плачут, а он пришел такой довольный и говорит:/
это точно про меня. У меня и огород, и дом, но я рад: вероятность того, что меня уволят в 60 лет, снижается, веренее, событие переносится на два-три года вперед. Я успею доучить обеих дочерей в школе. На всякий случай: уволить человека, не достигшего пенсии по старости, могут только по статье (однократное грубое или неоднократное), или при сокращении штатов, с предложением другой работы,или ликвидации предприятия.
/покойный экскаваторщик вообще, по всей видимости, был самым четко выражающимся представителем этого рода, и его указующий палец определил многие векторы в их жизни./
да, про наманикюренны палец, помню.
А мне папа — главный инженер областного филиала треста, говорил: «завидую работягам, им всегда было проще».
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Ирина из Москвы
 
Большое спасибо за эту историю.  За первую часть — особенно, потому что дискуссия оказалась удивительно масштабной и интересной. И в очередной раз поразилась Вашему умению увидеть главное — по кусочкам многие увидели его, но Вы пазл — непростой, из множества элементов — сложили очень ловко. Спасибо вам большое. читаю каждую историю, жду понедельников:) муж не читает, пересказы слушает мои прохладно, но при этом буквально сегодня при обсуждении вопроса о возможных вариантах школы без школы для нашего будущего первоклассника сказал то, что я сформулировала Вашими словами из лекции в Иркутске: «Зайчик родился в семье, где принято, чтобы дети ходили в школу каждый день». я порадовалась такому совпадению:)      
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Мария из Австрии.
 
Знаете, Екатерина, после Вашего продолжения мне стала крайне неприятна мама Вени. Ок - хочешь много детей - ладно. Нет денег и места на них - ок.  Но начинать запрещать детям иметь свои представления о счастье, манипулировать слезами "тебе плохо с нами, ты хочешь к тете, эгоист", и навязывать свои обязанности "нас не станет, Костю придётся досматривать тебе", это крайняя степень эгоизма. Вот кто самый большой эгоист в этой истории - та, кто окружает себя самым большим количеством людей (детей), чтобы черпать энергию от них.  Заметьте, что до сих пор в этой истории все себя сдерживали в своих желаниях , чтобы не напрягать других,  кроме нее. Она рожала сколько хочет, а там трава не расти. И плевать, что сыну нет условий и дочери придется больного брата досматривать - она еще детей хочет. Неприятно.  Вот так. Не всё так, как кажется на первый взгляд.  
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Анна из Петербурга:

В материале "Несчастливы вместе-2" меня удивило вот что: почему оказалось, что коррекция психологической позиции требуется всем членам семьи, кроме Вениамина? Идея о том, что старшие родственники должны научиться брать, мне очень понравилась, но почему в результате всей этой перестройки семейных отношений ничего не потребовалось изменить в отношении Вениамина к своим близким (и, по большому счету, к жизни)? Придя к Вам, этот юный Вертер наплел с три короба о том, как он задыхается в атмосфере родного дома, что он бы хоть куда, хоть в тайгу - но, между прочим, те, кто раньше ехал в тайгу, как-то не выкатывали счетов своим родителям, а Вениамин дома зло, умно и жестоко, с полным пониманием того, как сделать матери максимально больно, сказал, что она наплодила личинок, что лучше бы они с отцом вкладывались в него одного, что всех отправляют за границу, а он, несчастный, из-за таких родителей не имеет нормальных стартовых возможностей. Кстати, в том, что касается тайги - сейчас масса многоразличнейших возможностей для молодых найти себе работу / подработку хоть в родном городе, хоть волонтером далеко-далеко, снять комнату в компании с единомышленниками, съехать, самореализовываться как угодно, но Вениамину-то не это надо, а чтобы родители все положили ему в клювик и не меньше, чем у других. И Маргарита не так уж ошиблась в том, что эти претензии не уникальны для ее семьи. У меня пятеро, и старший сын выступал вот ровно в стиле Вениамина. Трое старших систематически привлекались к уходу и присмотру за двумя младшими, из троих старших такие претензии предъявлял только старший, двое других прекрасно умели и умеют и давать, и брать, а вот старший только сейчас, когда ему за двадцать, старается этому научиться. Так что, исходя из опыта своей семьи, я думаю, что проблема не только в распределении "брать-давать" в семье, но и в психологическом типе каждой конкретной личности, и вот Вениамин - того типа, которому тоже помощь и коррекция нужны. И такая позиция "мне все должны" бывает и у более зрелых людей. Вот Мария из Австрии пишет в комментариях: "Знаете, Екатерина, после Вашего продолжения мне стала крайне неприятна мама Вени. Ок - хочешь много детей - ладно. Нет денег и места на них - ок.  Но начинать запрещать детям иметь свои представления о счастье, манипулировать слезами "тебе плохо с нами, ты хочешь к тете, эгоист", и навязывать свои обязанности "нас не станет, Костю придётся досматривать тебе", это крайняя степень эгоизма. Вот кто самый большой эгоист в этой истории - та, кто окружает себя самым большим количеством людей (детей), чтобы черпать энергию от них.  Заметьте, что до сих пор в этой истории все себя сдерживали в своих желаниях , чтобы не напрягать других,  кроме нее. Она рожала сколько хочет, а там трава не расти. И плевать, что сыну нет условий и дочери придется больного брата досматривать - она еще детей хочет. Неприятно.  Вот так. Не всё так, как кажется на первый взгляд". С ее точки зрения, Светлана запрещает детям иметь свои представления о счастье и навязывает свои обязанности (когда нас не станет, за Костей придется досматривать сестре). Но при этом, мне кажется, и Мария, и Вениамин исходят из того, что есть некоторая небесная канцелярия, где всем положено одинаковое количество пряников, и право на такое же количество пряников, которое я вижу завистливым взором в лукошке у соседа - это и есть право на счастье. Но - это не всегда легко осознать и принять - жизнь так не устроена. Например, какой-то семье в помощь достается полный комплект бодрых бабушек-дедушек, а у кого-то эти бабушки-дедушки - глубокие инвалиды, у кого-то, как у Светланы, родился больной ребенок - и да, тогда его братьям и сестрам действительно после смерти родителей придется ему помогать. Или кто-то родился в 35 км от райцентра и ни о какой престижной гимназии и думать не может. У Вениамина, например, в сравнении с этим вот гипотетическим ребенком из глубинки стартовые возможности (причем обеспеченные именно его родителями) не такие плохие, но ведь всегда найдется тот, у кого больше, чем у тебя, если человек настроен на то, чтобы считать, что ему недодали, он всегда, особенно в большом городе, легко найдет того, чье положение на социальной лестнице обеспечивает ему более легкое существование ("а ему родители на поступление в институт квартиру и машину купили"). Это же попросту зависть к более обеспеченным одноклассникам, Вениамин это в семье вполне четко артикулирует (перед Вами, рисуясь, видимо, постеснялся). И вот как помочь ребенку от этой зависти не страдать и как объяснить ему (не просто сказать, а помочь исходить из этого), что жизнь никогда не дает всем поровну, чтобы из него не вырастали такие взрослые, которые считают, что махровый эгоизм родителей в том, что трудности их семьи могут коснуться и их детей. Как помочь ему понять, что никакая небесная канцелярия не обещала тебе, что будет легко и поровну всем счастья и несчастья, трудностей и радостей? И как помочь ему увидеть, что то, что есть у него - это совсем не мало - и неважно, что у кого-то больше, и то, что в его семье меньше денег, больше детей, и один из них болен - это данность, которую он должен вполне четко осознавать и принимать, а не вина его родителей перед ним? Для меня это большая и нерешенная проблема, в двух младших погодках я тоже вижу - зависть в старшем и легкое отношение к жизни в младшем. И вот завистливому очень хотелось бы помочь, чтобы не получился Вениамин...    

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Татьяна из Санкт-Петербурга

Конец истории вызвал двойственное впечатление.  С одной стороны, приятно: я уже на излете обсуждения догадалась, что сестра Лена - не эгоистка, а просто человек, любящий уединение. В большой семье ей было тяжело без личного пространства и тишины, теперь она это наверстывает. Вполне логично, что таким же «антиколлективистом» оказался и один из ее племянников. Раз такой психотип в принципе в роду имеется, то периодически он воплощается.

 

С другой - не верю, что так все чудесно разрулилось.  Я понимаю, что история интегральная, собранная из нескольких схожих случаев (Е.В. неоднократно говорила, что все ее истории такие). И где-то кто-то мог от своей советской гордости отказаться. Но чтобы вот так все в одной семье  разом... нет уж, это слишком мощный поведенческий стержень, старательно вбиеваемый  десятилетиями государственной пропаганды.   Я училась в школе в 80-е и прекрасно помню стандартную тему сочинений «В жизни всегда есть место подвигу».  Этим самым подвигом  как раз было или демонстративное взваливание на себя обязанностей, которые можно разумно разделить, или разгребание последствий чужой халатности.  Причем примеры были такие, что волосы дыбом.  Когда детей напрямую призывали рисковать жизнью или брать на себя ответственность за дела,  им не положенные по возрасту.

 

Ну, допустим, у многих хватало мозгов, чтобы всерьез не воспринимать призывы лезть на ломающийся лед или сторожить оборванный провод.  Но установка героически преодолевать трудности и оповещать об этом других, требуя награды - это закрепилось у многих.   Кто не оценил их подвига - тот редиска.  И что, теперь признать, что жизнь - это просто жизнь, никаких особых подвигов в ней нет, решаем даже не проблемы, а задачи по мере поступления? Это что же, обесценить всю предыдущую героическую жизнь, свое былое счастье? И не иметь перспектив получения моральных бонусов?  Слишком сильно для единомоментного решения.  

Так что я скорее поверю, что бабушка и мама немного сменили риторику и теперь героически позволяют Вене иногда сбегать на другую квартиру, а средней дочке учить  шведский.  Ведь им предстоит другой подвиг - тянуть без помощи старших детей  инвалида Костю.  И они не преминут потребовать награды за подвиг со всех окружающих.  Так что не думаю, что взаимопонимания и счастья в реальной семье стало намного больше.

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Александр, Москва

Прочитал вторую часть и подумал - в который раз, кстати - что, похоже, иногда срабатывает, в том числе с точки зрения психологии, просто взять и, не думая, смешать карты. Вывести ситуацию из странного, неестественного псевдобаланса, а дальше оно само-само. Правда, "оно само" может уйти после этого в другую крайность, а может и нет. Я слышал, что вероятность успеха тут как минимум 7%... Предполагаю, что на основе такого приема - внешней встряски - построено много чего.


Что касается трансформации Вениамина в Веню :-) то и "с этим бесом я лично знаком" [в психотерапевты пойти, что ли?]: как только человек вышел из состояния постоянного напряжения, причины которого он понимал лишь отчасти, то и желания его перестали быть попыткой бегства из его реальности, каковой он ее видел. А раз бежать уже никуда не надо, то и желания тут же поменялись на более "живые". Кстати, спасибо, что достаточно подробно описали это изменение! Именно такой переход, кмк, является целью восточных философий, и не только их: если я ощущаюсебя так, как-будто съездил "за границу", поучился там и вернулся, то и поведение мое, очевидно, будет другим - даже если я на самом деле там никогда не был. Это, конечно, слегка напоминает галлюциногенный эффект от наркотиков и прочей химии, но в отличие от них, не создает внешней зависимости не и не разрушает тело - а значит, вполне себе вариант. Лично мне нравится :-) на самом деле так прекрасно ничего не хотеть :-) не в смысле депрессии, а в смысле знать, что я могу довольствоваться малым, не впадая при этом в разновидность вениного безумия. 

Правда, тут же возникает вопрос, что будет с цивилизацией, если все будут ничего не хотеть - но это отдельная тема. К тому же, совсем отказаться от всех желаний еще ни у кого не получалось, особенно с учетом того, что человек - существо интенциональное (от англ. intention), так что движение будет. Возможно, в силу уменьшения хаоса даже более быстрое. Но точно можно сказать, что иррациональное желание запустить ракеты с ядерными боеголовками точно снизится до исторического минимума, и "часы судного дня" будут показывать три часа утра, а не как сейчас.
 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Вера из Москвы:

Первая реакция: на входе – 8 человек несколько лет вкладывались в одного ребёнка, на выходе в 16 лет – они давят и затаптывают все его желания и даже потребности. Собаку – нет, заниматься в тишине – нет, временами жить в тётиной квартире – нет, учиться за границей – нет.

Светлана говорит Вене: «Тебе у нас плохо». Получается, что есть «мы», а есть «ты». «А себе мы лучше ещё одного ребенка родим». «Мы» – «себе».

Вспоминается история: мама с двумя детьми и новым мужем; младший ребёнок очень серьёзно заболел, мама с ним лежала в больнице; старшей дочери-подростку что-то рассказывали, но не всё; главная установка была «учись без нареканий». В очень напряжённый момент случился скандал из-за немытой тарелки, после чего дочь ушла жить к отцу. Претензия, которую она высказала матери: «Вы мне ничего не говорите!» Получается, что она готова была участвовать в ситуации, но её не вовлекли, она почувствовала разделение на «мы» и «ты». И ей это было очень обидно.

Когда семья обозначает, что есть «мы», а есть «ты», – для ребёнка это невероятно болезненно.

Похоже, что Светлану и папу всё устраивает. Они, не побоюсь этого слова, упиваются наличием большой семьи. При этом оба ребёнка, достигшие сознательного возраста, хотят уйти из дома.

Раз Веня 6 лет рос один, значит, его сестре 10 лет. Насколько же сильная должна быть мотивация у 10-летней девочки и насколько же ей должно быть плохо дома, чтобы она твёрдо решила уехать в другую страну и начала учить шведский язык!

Маргарита – молодец, что готова к переменам, что сформулировала проблему, пришла к психологу и взялась за решение.

Вопрос: почему Веня – необразованный? Престижная гимназия не даёт образования?

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Добрый день. Меня зовут Северина, я из Тверской области г. Кимры. Мне 50 лет. У меня трое детей. Детство старших не было легким, я растила их одна, все время была на работе и в институте (училась на вечернем). У них было много дел - по дому, учеба, спорт и т.д. сейчас они взрослые уже. У них нет этого вечного недовольства. А вот их ровестрики, с которыми я работаю, всегда недовольны и жизни радоваться совсем не умеют. И у младшей дочки наблюдаются зачатки этого явления, хотя ей всего 9. А все потому что слишком обласканая с раннего детства - и родители и братья и бабушки-дедушки. Трудиться они не умеют не физически ни душевно. Вене этому надо больного брата подкинуть, чтобы учился сопереживать и работать над отношениями. Душевная леность всему виной

 

Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Современные дети и подростки все чаще испытывают фрустрацию. И потому задают взрослым неудобные вопросы, которые ставят в тупик не только их, но и психологов
Многие хотят если не жить вечно, то максимально продлить срок своей жизни. Но действительно ли это хорошая идея?
Монархия, коммунизм или все-таки демократия. В конце насыщенного политическими событиями года подростки рассуждают о политическом устройстве