Все новости

Культура

Редакционный материал

Ефремовы сажают деревья на сцене «Практики»

Театр «Практика» и продюсер Леонид Роберман представили совместный проект — спектакль по пьесе известного современного драматурга Алексея Житковского «Посадить дерево» в постановке худрука «Практики» Марины Брусникиной. Главные роли исполняют отец и сын — Михаил и Николай Ефремовы — и играют они тоже отца и сына

22 января 2020 14:50

Фото: Александр Куров

В качестве пролога к спектаклю Марина Брусникина читает длинную инструкцию по правилам посадки плодовых деревьев и призывает зрителя отключить мобильные телефоны, которые могут помешать жизнедеятельности светлячков. Светлячки — полноправные участники действия, они не только мерцающей россыпью покрывают сцену, но к тому же тоненькими голосами «комментируют» происходящее и смешно передразнивают персонажей. 

Сцена представляет собой огороженное стеклянными стенами пространство, совершенно пустое, с травяным полом (художник Николай Симонов). Это пространство обживают два персонажа — отец и сын. Они пришли сюда не просто так и не с пустыми руками. Они собираются сажать яблоню, отец купил на рынке саженец, и вот, проделав длинный путь, они вышли на это красивое и пустое поле. Сын обоснованно сомневается, что это лучшее место для посадки, потому что тут совсем ничего не растет. Но отец возражает ему: почва явно плодородная. 

По сути дела весь сюжет пьесы сосредоточен вокруг посадки этого саженца. Отец считает, что в жизни нужно выполнить три главных мужских предназначения: построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Ему осталось последнее, и он решает, что эту важную миссию он выполнит вместе с сыном, который не очень понимает, зачем они отправились за тридевять земель от дома сажать какую-то невразумительную палку, мало напоминающую будущее дерево. И отец пытается объяснить сыну, как вообще сажают яблони. 

Он — простой рабочий человек, ему чуть больше 40 лет. Михаил Ефремов блестяще играет эту роль — слегка неуклюжего, добродушного, но вспыльчивого мужчины, который звезд с неба не хватает и всю жизнь живет по определенным правилам. Ему сложно понять, чем занимается его сын-программист, мир компьютеров и интернета далек от него, он вырос в советское время, когда еще принято было в рамках «озеленения природы» школьникам высаживать около школ деревья. Ефремов-отец ведет диалог с Ефремовым-сыном, постоянно срываясь на крик и очень непосредственно реагируя на неосведомленность своего наследника в отношении культуры посадок. А сын слушает его в пол-уха, поначалу даже не вынимая наушников из ушей. Кажется, ему все по барабану: он только и ждет, когда это представление, наконец, закончится. Их разговор на первый взгляд кажется смешным, но только на первый. Зал действительно реагирует взрывами хохота, но постепенно житейские вопросы, которые обсуждают герои, перерастают в экзистенциальные. Споры заканчиваются чуть ли не потасовкой. Совершенно очевидным становится, что отец и сын не понимают друг друга, что дело тут вовсе не в яблоне как таковой, что их разногласия имеют куда более глубокие корни. Дерево, эта невысокая палка с тонкими ветками с одной стороны и пакетом, надетым на его корни, — с другой, становится олицетворением разлада, непонимания, конфликта отцов и детей, а еще не выросшие на ней яблоки — яблоками раздора.

Неожиданно на поле появляются два охранника (Валерий Трошин и Олег Тополянский, в другом составе — Сергей Карабань и Алексей Золотовицкий), и тут выясняется, что поле это не простое, а «золотое». Элитное поле для гольфа, принадлежащее депутату Государственной думы, который, по всей видимости, сейчас сидит в тюрьме. Охранники намерены серьезно наказать отца и сына, которые не только вторглись на частную территорию, но еще и вырыли на ней яму, а трава на поле стоит баснословных денег. Они угрожают «захватчикам» расправой и даже используют в качестве устрашения пистолеты. 

Фото: Александр Куров

В такой экстремальной ситуации отец оказывается совершенно беспомощным, он не способен вести диалог с возмущенными охранниками. Его вообще больше всего волнует не то, что им с сыном грозит огромный штраф и их жизни висят на волоске, а тот факт, что дерево внезапно оказывается липовым. Просто муляжом. Пластмассовой китайской подделкой. Отцу втюхали эту палку на рынке, выдав за настоящий саженец. Сын же, напротив, хитростью умудряется все решить. Он доходчиво объясняет охранникам, что за вырытую яму попадет всем: ведь охранники не заметили, как незнакомцы проникли на поле. Тогда он предлагает дружно посадить это фальшивое дерево, таким образом все решат, что оно выросло само, и никто не догадается, что тут выкопали яму. В финале спектакля все четверо втыкают муляж в землю. 

Простой сюжет с элементами комедии положений и даже детективной линией оборачивается глубоким конфликтом отцов и детей. Отец, выросший в советское время, и сын, принадлежащий поколению миллениалов, не могут сойтись и понять друг друга. Между ними лежит пропасть непонимания. Как ни странно, примиряет их как раз та самая пресловутая китайская подделка. Именно дерево, пусть и не настоящее, соединяет разорванную нить. В мире, где все покупается и продается, где даже природа оказывается пластмассовой, царят лицемерие и ложные ценности. Примирение охранников, живущих в мире сильных и богатых, с простыми людьми происходит за счет подлога. И только светлячки, которые в течение всего спектакля так мило стрекотали, подтверждают, что природа все еще жива даже на этом выхолощенном и искусственно созданном поле для гольфа.

Спектакль «Посадить дерево» идет на сцене театра «Практика» и Театра имени Пушкина. Вся информация — на сайтах https://posadit-derevo.ru/ и https://praktikatheatre.ru/events/posadit_derevo

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Монументальный девятичасовой «Шоа», монструозная «Раскрашенная птица», страшные тайны «Черной книги» — в программе фильмов о Холокосте представлены картины, которые нелегко смотреть и сложно забыть
14 января в Центре имени Мейерхольда прошли дебаты литературной премии НОС, которую уже 11 лет организует фонд Михаила Прохорова. Литературный критик и куратор Сергей Сдобнов записал самые интересные фрагменты открытого обсуждения шорт-листа премии и рассказывает, почему НОС — уникальная премия и что с ней все-таки не так
Во вторник, 14 января, в Малом зале МГК им. Чайковского закончился ХХIII фестиваль камерной музыки «Возвращение». На самом элитарном московском фестивале побывал главный редактор журнала «Сноб» Сергей Николаевич