Начать блог на снобе
Все новости

Общество

Редакционный материал

Эффект домино: коронавирус в домах престарелых

В конце прошлой недели появились первые новости о заражениях в российских домах престарелых. Несколькими днями ранее Лондонская школа экономики сообщила, что в Италии, Бельгии, Испании и Ирландии от 42 до 57% всех умерших от коронавируса приходится на подопечных гериатрических центров. Стресс-тест пока выдерживает только Израиль: всего четыре смерти подопечных домов престарелых из 140 умерших (всего 12 591 заболевших). Что происходит в гериатрических центрах по всему миру и как израильские специалисты защищают от заражения своих подопечных — в тексте Анны Карабаш и Анастасии Митягиной специально для «Сноба»

16 апреля 2020 12:30

Медицинские работники выглядывают из окна дома престарелых Рамона Беренгера в Санта-Колома-де-Граменет во время вспышки коронавируса, Испания Фото: Nacho Doce/REUTERS

Шестого апреля четыре российских министерства рекомендовали на время неблагоприятной эпидемиологической обстановки забрать пожилых людей из домов престарелых и психоневрологических диспансеров (ПНИ) в семьи, частные учреждения и в дома к волонтерам. Только в Москве в таких учреждениях живет 16 тысяч человек, по всей стране их, по официальным данным, порядка 250 тысяч. По статистике НКО «Мир старшего поколения», еще 30–40 тысяч человек живет в частных пансионах.

Спустя четыре дня, 10 апреля, появилось первое сообщение о заражении врача коронавирусом в российском доме престарелых в Вязьмах Смоленской области. После этого коронавирус заподозрили у 86 человек, в том числе у сотрудников. 12 апреля подтвердился диагноз у подопечной частного гериатрического центра «Малаховка». На сегодня известно также о случаях заражения в ПНИ в Санкт-Петербурге и в Нефтекамске. Однако полной статистики, показывающей, что происходит в российских домах престарелых, нет, как нет и данных о том, сколько подопечных нашли замещающую семью.

Официальные цифры

По статистике Минздрава Франции, на дома престарелых приходится треть всех смертей из-за коронавируса (4889 из 14 967). 

«Сейчас в двух третьих всех домов престарелых во Франции зафиксированы случаи заражения, — рассказывает “Снобу” гендиректор частной сети французских гериатрических центров Group Almage Марк Сайон. — Несмотря на то что мы раньше других ушли на полную изоляцию, то есть вопреки рекомендациям государства ограничили визиты родственников еще 5 марта, у нас сейчас десять случаев инфицирования в четырех учреждениях. Мы изолируем COVID-положительных подопечных в их комнатах, чтобы остановить распространение вируса внутри учреждения, в крайних случаях направляем их в госпиталь. Несмотря на это, распространение инфекции очень сложно контролировать». 

Похожая ситуация в США: The Guardian пишет, что коронавирус проходит «неконтролируемым пожаром» по американским домам престарелых. Вирусологи полагают, что их слишком поздно закрыли для посещения родственников.

В целом, по оценке академической команды Лондонской школы экономики (LSE), ситуация в итальянских, испанских, бельгийских и ирландских домах престарелых критическая: на них приходится от 42 до 57% от всех смертей из-за COVID-19. Аналитики LSE утверждают, что в опубликованных официальных данных о ситуации в домах престарелых в Англии и Уэльсе значительно занижен уровень смертности. Сокрытие данных может привести к неконтролируемой вспышке смертей, отмечают специалисты LSE и Международной сети стандартизации работы центров долговременного ухода ILTCPN (International Long-term Care Policy Network ILPN).

Помимо «официально недоучтенных», опасность представляет и умышленное сокрытие данных. Так, в Италии сотрудники прокуратуры Милана начали расследование дела о возможном сокрытии смертей от коронавируса в доме престарелых Pio Albergo Trivulzio. Предполагается, что руководство учреждения, в котором за последние полтора месяца умерли 100 человек, предоставляло недостоверные данные о причине их смерти, занижая статистику по коронавирусной инфекции. 

С чем связывают высокую смертность в домах престарелых

Дома престарелых во всем мире — это закрытые учреждения, многие из которых сегодня переживают острый административный кризис. Персонал бежит с мест работы, поскольку там катастрофически не хватает средств дезинфекции и защитных материалов: масок, халатов и средств гигиены — ни для сотрудников, ни для подопечных. Так, в конце марта министр обороны Испании сообщила, что военные, которые проводят дезинфекцию зданий, находили в домах престарелых умерших людей, оставшихся без ухода.

Пока самую эффективную систему защиты населения и прежде всего пожилых людей как главной группы риска построил Израиль: к шестой неделе всеобщего карантина количество новых зараженных стало снижаться, на данный момент общее количество смертей — менее 1% от всех заболевших коронавирусом. В домах престарелых от осложнений, вызванных вирусом, умерли четыре человека.

Какие меры принял Израиль и что их специалисты рекомендуют гериатрическим центрам по всему миру

Фото: Личный архив Клаудии Консон

«Сноб» попросил Клаудию Консон, сотрудника минздрава Израиля в южном округе и  международного консультанта гериатрических центров, в том числе российской Senior Group, рассказать, какие меры помогают контролировать распространение вируса в домах престарелых. 


Ɔ. Печальные новости из США и Европы показывают, что специалисты гериатрических центров оказались не готовы к пандемии. Что помогает Израилю справляться с проблемой?

Во многих странах давно не было чрезвычайных ситуаций, все государства и медицинские системы до пандемии жили тихо и спокойно. Израиль же всегда ждет какого-то подвоха, мы постоянно на военном положении и постоянно тренируемся. И я уверена, что сейчас главное — не медицина, а дисциплина. Возможно, это звучит как лозунг, но это так. Лечения от коронавируса нет, а против его распространения работает только гражданская ответственность и жесткое соблюдение правил. 


Ɔ. Вы сейчас работаете с инфицированными в доме престарелых на юге Израиля. Вам не страшно? Вот главврач Коммунарки Денис Проценко заразился.

Господин Проценко, если верить видеосюжетам, ходил без маски и часто давал интервью в здании госпиталя. У нас это запрещено, сейчас никого нельзя пускать внутрь. Но я ни в коем случае не осуждаю, меня там не было, может, это чистая зона. Они развернули больницу в течение 24 часов, честь им и хвала за это.  

Я работаю в горячей точке уже вторую неделю, но пока здорова. И я не боюсь. Мы — все, кто работает с коронавирусом, — ездим на своих автомобилях, выходим из машины с чистейшей формой, бахилы пропитаны спиртом. В гигиеническом боксе переодеваемся, в полной амуниции проходим чистые зоны и только потом заходим в отделение. После посещения каждого инфицированного пациента мы надеваем новый халат и новую маску. Приходится переодеваться по 30 раз в день. После смены мы выходим через этот же бокс, переодеваемся в городскую одежду и отправляемся домой на личных автомобилях.


Ɔ. Что еще необходимо гериатрическим центрам, кроме жесткой дисциплины сотрудников?

Дополнительные рабочие руки, много. Кто-то должен работать, если часть персонала уйдет на карантин. То есть надо очень быстро научить огромное количество людей ухаживать за пожилыми людьми, многие из которых с деменцией, с сочетанными заболеваниями. 

Также нужно много людей для уборки. В Израиле мы привлекаем к этому солдат. Они не умеют работать с пожилыми людьми, но могут вынести мусор или отвезти белье в стирку. Еще один наш ресурс — безработные. Сейчас в стране около миллиона тех, кто остался без зарплаты. Через две-три недели им нечем будет кормить семью — значит, надо привлекать этих людей сейчас и обучать. То же самое надо делать и в России, на мой взгляд, причем срочно.

Фото: Личный архив Клаудии Консон


Ɔ. В России сейчас многие пожилые люди остались без сиделок, семьи не могут забрать этих людей к себе и обращаются за помощью в частные гериатрические центры. Как понять, что в центре безопасно и риск заражения коронавирусом сведен к минимуму?

Если в центре вам просто отвечают по телефону «привозите, проведем через карантин», предлагают провести экскурсию, не проводят эпидемиологическое расследование, вы ставите своего родного человека в ситуацию повышенного риска. Раз его так легко приняли, то так же могут и COVID-положительного принять. 

По идее, протокол должен быть такой: никаких живых экскурсий, только по видеосвязи. Полная подготовка подопечного, которую должны провести совместно гериатрический центр и родственники: специалист центра выезжает к пациенту, проверяет его физическое и когнитивное состояние, затем семья подопечного сдает тесты на коронавирус. Сейчас в центры можно принимать пациентов только с отрицательным результатом. 

Еще один этап проверки — эпидемиологическое расследование. Специалисты- эпидемиологи проверяют все контакты человека и выясняют у родственников, с кем они общались в последние две недели. Если на этом этапе выявлены риски, новому подопечному надо отказать, потому что положительное решение может поставить под угрозу жизнь других людей, которые уже живут в доме престарелых. 

Если все хорошо, новый подопечный может поступить в гериатрический центр или реабилитационную клинику. И первым делом его отправляют на карантин, в 14-дневную изоляцию. Для этого в центре должны быть созданы изолированные карантинные отделения.


Ɔ. Как в Израиле помогают тем пожилым людям, которые остаются дома?

В израильских центрах и клиниках живут только 5% пожилых людей, остальные живут дома. Месяц назад мы создали специальный колл-центр для коронавирусных пациентов и тех, кто находится на домашнем патронаже и при этом — в зоне риска заражения. Им каждый день звонит оператор, просит, чтобы они мерили температуру и следили за дыханием. Людям в панике оператор оказывает психологическую поддержку. Если появились симптомы заражения коронавирусом, к человеку приезжает бригада скорой помощи, которая делает тест. При положительном результате, но хорошем самочувствии человек остается дома. COVID-положительным мы отправляем чемоданчик, где есть термометр, дневник, аппарат для пульсоксиметрии, и просим делать измерения три раза в день. И трижды в день им звонят из колл-центра. Если появляются симптомы заболевания, скорая забирает человека в больницу. Все это касается в том числе и пожилых людей. Это директивы Министерства здравоохранения, а выполняют их больничные кассы (страховые компании и службы ОМС). 


Ɔ. Коронавирус изменит всю медицинскую систему и, в частности, гериатрию. Зная то, что вы знаете сейчас, как бы вы планировали новые гериатрические центры? 

Сейчас рано прогнозировать. Пережив все это, я стану другим человеком. Я буду строить свои будущие гериатрические центры совсем иначе. У меня уже закончились эмоции и слезы, но не закончились воля и ответственность. А с чем мы выйдем, какие примем решения — это покажет время.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В пятом выпуске подкаста проекта «Сноб» «Слышь, вирус, а корона не жмет?» мы рассказываем о том, какую роль в борьбе с COVID-19 сыграют IT-технологии. Никита Павлюк-Павлюченко спросил у гендиректора компании Credentia Степана Гершуни, зачем на самом деле столичные власти ввели систему цифровых пропусков, почему опыт контроля населения в Китае и Сингапуре не применим в России, а также как Apple и Google собираются контролировать здоровье 3 миллиардов человек. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser
В первый день введения цифровых пропусков для тех, кому необходимо перемещаться по городу, несмотря на эпидемию коронавируса, на входах в московское метро образовались огромные очереди. Сотрудники полиции, проверяющие пропуска, не справлялись с большим потоком людей. Пассажирам пришлось стоять в плотной толпе, в которой соблюдать безопасную дистанцию в полтора-два метра оказалось невозможно. «Сноб» разобрался, почему в столичной подземке возникли очереди и станут ли они причиной роста заболеваемости коронавирусом
Вы можете задать любые вопросы о том, что ученые называют мудростью, психологу Игорю Гроссманну из лаборатории Ричарда Нисбетта