Начать блог на снобе
Все новости

Еда

Редакционный материал

Вино: ценители и почитатели среди писателей

Художники Грег Кларк и Монти Бошамп задались вопросом: какие напитки предпочитали писатели? Ответы авторы искали в их дневниках, письмах и произведениях, а затем составили путеводитель «Муза, где же кружка? Великие писатели и напитки, которые их вдохновляли», перевод которого готовится к выходу в издательстве «Альпина Паблишер». «Сноб» публикует одну из глав

1 мая 2020 12:50

Иллюстрация: Грег Кларк, Монти Бошамп

Веселый бард с берегов Эйвона

В Англии времен Уильяма Шекспира (1564– 1616) вино стоило примерно в 12 раз дороже, чем эль, напиток простолюдинов. Как правило, им наслаждались лишь высшие классы. Поскольку местный климат не подходил для виноградарства, вино в основном привозили из Франции, Испании и Греции. Кроме того, в елизаветинскую эпоху был очень популярен так называемый сак, сладкое вино вроде современного шерри: дополнительную крепость ему придавали, добавляя бренди.

О личных предпочтениях Шекспира известно мало, но, как человек обеспеченный, он, несомненно, мог позволить себе не только эль. Судя по воспоминаниям знакомых, Шекспир не принадлежал к числу непросыхающих кутил вроде его современника Кристофера Марло. Но логично предположить, что драматург пил этот напиток не без удовольствия: различные виды вина (мускат, рейнское, бордо, канарское, мальвазия) упоминаются в его произведениях гораздо чаще, чем эль или пиво.

Франция, чьи благословенные почвы и климатические условия идеально подходят для виноградарства, долгое время царила в мире как главный поставщик изысканного вина (конкуренцию ей составила лишь Калифорния во 2-й половине XX в.). Два ее основных винодельческих региона, Бордо и Бургундия, дают некоторые из наиболее знаменитых и дорогостоящих вин современности.

Издательство: Альпина Паблишер

Во время визита в Бордо в 1787 г. Томас Джефферсон, первый настоящий ценитель вина в Америке, заказал 24 ящика Château Haut-Brion, 250 бутылок Château Lafite и неизвестное количество Château d’Yquem.

В 1855 г. указом императора Наполеона III была введена официальная классификация вин Бордо: особая система, распределявшая лучшие вина региона по качеству, с I по V категорию (так называемые «крю»). Ею активно пользуются до сих пор; за 160 лет мало что изменилось.

Многие современные любители бордо и бургундского принадлежат к литературной элите.

Британский писатель Роальд Даль, автор «Чарли и шоколадной фабрики» (1964), посвятил вину рассказ «Вкус» (1951), герои которого заключают на званом обеде пари, касающееся качества вина. Даль был страстным коллекционером вин, он очень интересовался бургундским и бордо, особенно урожая 1982 г. (многие полагают, что это величайшее вино современности).

Питер де Врис, создатель графических романов, называл себя «винопийцей» и был особенно очарован винами Бургундии: «Мужественное Montrachet и женственное Musigny дают самое изысканное единение с землей, воздухом и небом, доступное человеку». Популярный афоризм «Пиши пьяным, редактируй трезвым» часто приписывают Эрнесту Хемингуэю. Однако нечто подобное можно отыскать и в романе де Вриса «Рубен, Рубен» (1964): «Иногда я пишу пьяным, а правлю трезвым, а иногда наоборот. Но в творчестве должны присутствовать оба эти элемента».

Мрачный энофил

Знаменитый лорд Байрон, автор поэмы «Дон Жуан» (1819), заказал себе кубок из человеческого черепа, обнаруженного садовником в их родовом поместье. Тем самым поэт воскрешал древнюю традицию, восходящую еще к галльским вождям, пившим из черепов поверженных римлян. Байрон отправил хорошо сохранившийся череп на обработку в город: «Мне возвратили его в превосходно отполированном виде. Тусклой пестротою своей окраски он напоминал черепаший панцирь».

Байрон распорядился выгравировать внутри кубка свое стихотворение о том, что для вместилища ума не может быть более достойного посмертного применения, чем служить костяным сосудом, благодаря которому живущие могут наслаждаться прелестями кларета: «Когда ж — увы! — наш мозг исчезнет навсегда, / Вино ему — замена хоть куда».

Лорд Байрон Иллюстрация: Грег Кларк, Монти Бошамп

Одурманенный энофил

Когда Шарль Бодлер, французский поэт, очеркист и критик, не занимался изучением измененных состояний сознания в опиумных курильнях или клубах любителей гашиша, он всегда обращался к своему «выбору по умолчанию» — вину.

В эссе «О вине и гашише» (1851) Бодлер вопрошает: «Кому неведомы глубинные радости вина? Всякий, кому когда-либо хотелось умерить раскаяние, пробудить воспоминание, утопить печаль, возвести замок в Испании, — короче говоря, решительно каждый — вызывал загадочное божество, таящееся в фибрах вина».

Шарль Бодлер Иллюстрация: Грег Кларк, Монти Бошамп

Долина Напа начинает процветать

В 1880 г. шотландец Роберт Льюис Стивенсон, будущий автор «Острова сокровищ» (1883), проводил медовый месяц в долине Напа. В «Поселенцах Сильверадо» (1884) он описывает первые шаги местной винной промышленности: «Калифорнийское виноделие пока еще находится на стадии проведения опытов… На участках земли последовательно пробуют выращивать различные сорта винограда, делая заключения, который из них удался лучше, и постепенно, шаг за шагом, нащупывая свой Clos Vougeot, свой лафит».

Иллюстрация: Грег Кларк, Монти Бошамп

Давид и Голиаф, или сосуд Париса

Первый более или менее долговечный калифорнийский виноградник заложил в 1779 г. при миссии Сан-Диего-де-Алькала монах-францисканец Хуниперо Серра. С конца XIX в. местное виноделие медленно, но верно продвигалось к желанной респектабельности, одерживая время от времени триумфальные победы.

Но поворотный момент в его истории настал гораздо позже: 24 мая 1976 г. на «Суде Париса», конкурсе вин, устроенном британским виноторговцем и проходившем по методу слепой дегустации, несколько калифорнийских вин-выскочек свергли с трона своих знаменитых соперников из Бордо и Бургундии. Теперь долина Напа стала по праву считаться одним из величайших винодельческих регионов мира.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Автор винного сервиса Invisible.ru рассказывает, как по внешнему виду и вкусу понять, хорошее ли вино или с ним какие-то проблемы
В восьмом выпуске «Слышь, вирус, а корона не жмет?» мы говорим о штрафах, которые московские водители начали получать за вождение автомобилей, не вписанных в цифровой пропуск. Никита Павлюк-Павлюченко узнал у координатора движения «Синие ведерки» Петра Шкуматова, сколько камер в Москве фиксируют это нарушение, как оспорить штрафные постановления и почему столичную систему контроля за распространением коронавируса нельзя распространять на всю страну. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser
Редакторы винного сервиса Invisible.ru Нина Ким и Маша Пинигина — о том, как самому выбрать вино в ресторане, даже если в нем не разбираешься