Все новости

Помнить все. Что такое эмоциональный труд

В любой семье есть незаметные, но очень энергозатратные процессы, которые почему-то, как правило, ложатся на плечи женщин
18 мая 2020 11:00
Иллюстрация: Veronchikchik

Дискуссия к одному из прошлых материалов подарила очень важную, на мой взгляд, тему, которую я практически сразу же решила рассмотреть отдельно. Как мне кажется, в русскоязычном психологическом пространстве на этой теме буквально — белое пятно. Об этом не только не говорят, этого как будто даже и не видят.

В той же дискуссии было дано и первое объяснение феномену «невидения» — в русском языке нет специального слова или термина для обозначения этого явления, а у наших с вами мозгов есть такая особенность: что не названо, то в значительной степени как будто и не существует. В других же языках, в английском, например, как наверняка многие впервые узнали из той же дискуссии, устоявшееся название уже есть. Emotional Labour. Эмоциональный труд, эмоциональная работа.

Вам это что-нибудь говорит? Вот и мне до недавнего времени в общем-то ничего не говорило.

Что же это такое? Вся та незаметная ежедневная работа, которая практически никому не видна, никогда никем не обсуждается и обычно выпадает в современной российской семье на долю женщины:

— Ты помнишь, что у тети Клавы завтра день рождения? Не забудь ее поздравить. Ты купил подарок?

— Как будем отмечать окончание учебного года Ванюши? Предлагаю сначала сходить в зоопарк, а на обратном пути зайти в «Макдональдс».

— Я уже купила на Новый год бенгальские свечи и серпантин, ты завтра зайди и купи два фейерверка. А Петровым ты позвонил? Ты помнишь, что мы еще осенью обещали пригласить их на праздники на дачу? Забыл? Но это же неудобно — они наверняка ждут и гадают, это же твои друзья, позвони им прямо сегодня.

Помнить дни рождения всех родственников, какое у кого расписание, организовать все праздники и отмечание печальных дат, спросить о здоровье, соблюсти все социальные ритуалы и проконтролировать, чтобы это сделали все члены семьи.

Причем хотелось бы обратить внимание на несколько моментов:

  1. Эта самая «эмоциональная работа» возложена на одного из членов семьи (как правило, на женщину) «по умолчанию», без всякого устного или письменного договора. Она это должна (кому? почему?) делать — и точка. Непоздравленная бабушка в Орле обиделась — «а почему ты мне не напомнила?», «но ты же нам не сказала ее поздравить», — это говорится практически с возмущением.
  2. Эмоциональная работа весьма энергозатратна, и от нее устают точно так же, как от любой другой работы: мытья полов, программирования или приколачивания полок.
  3. Есть люди, которые любят заниматься «эмоциональной работой», и она им не в тягость. Когда я училась в университете, у нас была профорг Таня, которая все время собирала деньги на подарки к дням рождения, покупала букеты и организовывала поздравления к юбилеям преподавателей, торжественные встречи из роддома родивших однокурсниц, поддерживающие открытки заболевшим и прочее. Сама Таня ничего от этого не имела, ей явно просто нравилось все это делать. Постоянные Танины «дергания» — «так, все быстро сдаем по 20 копеек на цветы Анне Васильевне!» — нас порою раздражали, но одновременно большинство из моих однокурсников все-таки осознавали Танину незаменимость и иногда давали ей положительную обратную связь: «Кроме тебя, никто бы этого не смог».

Забавно, но во времена моего детства существовал практически полный аналог (по форме, но не по содержанию) обсуждаемой нами сегодня темы.  Когда я была маленькой, в тогдашнем обществе очень много и самыми разными способами, от статей в газетах до обсуждений на кухнях, от скетчей и анекдотов до художественных полнометражных фильмов,  рассматривалась и обсуждалась следующая тема: мужчины и женщины в СССР получают одинаковое образование и работают совершенно одинаково, часто за соседними столами или у соседних станков. Но после этой работы мужчина приходит домой и ложится к телевизору или на диван с газетой — отдыхает. А женщина таскается по магазинам в надежде купить тотально дефицитные продукты и потом еще выполняет практически всю домашнюю работу.

Интересно — реплика в сторону, но не попусту, — что работа по воспитанию, обучению, развлечению и так далее тогдашних детей в этих статьях и скетчах вообще не упоминалась. «Уставшие» и даже «вымотанные»  воспитанием и играми с детьми мамы появились намного позже. В тогдашних семьях дети воспитывались «сами собой», снаружи их воспитывали школа и пионерская организация, и играли они тоже сами, друг с другом.

В чем же причина этого безобразия и явной несправедливости? — задавалось вопросом общество. И само себе отвечало: так раньше женщина занималась только хозяйством, а мужчина отвечал практически за все остальное. Теперь одинаково работают оба, а с женщины ее обязанности никто не снимал. Надо с этим что-то делать, говорили тогдашние артисты и публицисты. Напрашивалось естественное решение: домашняя, как и «внешняя» работа, должна быть поровну разделена между членами семьи.

Как мы с вами видим, за истекшие полвека вышеописанная проблема практически решена. Вопрос «кто у нас сегодня идет в магазин или моет посуду?» больше не является причиной семейных ссор и развода. Ходят вместе и моют по очереди или заказывают готовую еду, а посуду загружают в посудомоечную машину.

Но вот вдруг практически на том же самом месте две новых проблемы:

  1. Родители неожиданно стали очень уставать от «воспитания детей». Внезапно оказалось, что детей нужно все время учить, развивать и развлекать. И еще — способствовать их саморазвитию. И все это очень энергозатратно.
  2. Непосредственно то, о чем мы сегодня говорим, — «эмоциональная работа», которая, оказывается, тоже существует, но как будто никем не признается и общественно не учитывается (как не учитывалась во времена моего детства дополнительная хозяйственная трудовая вахта советских женщин). 

Что же с этим делать? Мы с удовольствием выслушаем ваше мнение, уважаемые читатели.

Что касается моего мнения, то мне для начала кажется важным убрать «слепое пятно». Об «усталых родителях» (наш пункт первый) говорят из каждого утюга, в том числе и на «Снобе». Но существует еще и «эмоциональная работа» (наш пункт два) и связанные с ней проблемы, которые актуализируются в самых разных ситуациях. Скажем об этом — назовем ее, сделаем видимой.

Напрашивающееся решение «по образцу» — разделить всё на всех поровну — мне идеальным не кажется. Вспоминая профорга Таню: ну как бы мы тогда могли разделить это «на всех»?

Может быть, нужно обсуждать? В семье есть такие и такие задачи — кто из нас может взять их на себя? Может быть, брать на какой-то оговоренный период? Может быть, подключить детей, которым как раз надо учиться всякому эмоциональному, а в материальном смысле они еще не могут полноценно участвовать в жизни семьи? Это повысит их ответственность, лучше впишет их в семейную систему.

Мне кажется, что если все открыто лежит на тарелке и обсуждается, то и обид, и даже усталости в результате может быть намного меньше. Но я могу и ошибаться, ведь я сама о понятии «эмоциональная работа» прицельно задумалась всего пару недель назад.

Спасибо большое Елене из Великобритании за тему.

Читатели из других стран, напишите, пожалуйста, как там у вас с «эмоциональной работой», чтобы нам собрать побольше сведений.

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
В десятом выпуске подкаста «Слышь, вирус, а корона не жмет?» мы рассказываем о ведении беременности и родах во время пандемии коронавируса. Опасен ли COVID-19 для беременных, на сколько зараженную мать разлучают с ребенком в роддоме и делают ли сейчас ЭКО? Об этом Никита Павлюк-Павлюченко и Юлия Балахонова поговорили с заведующей отделением Вспомогательных репродуктивных технологий Центра репродукции «Линия жизни» Анной Ильиной. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser