Начать блог на снобе
Все новости

Подкасты

Редакционный материал

Беременность в пандемию коронавируса. Как будущим мамам готовиться к родам. «Слышь, вирус, а корона не жмет?» Выпуск #10

В десятом выпуске подкаста «Слышь, вирус, а корона не жмет?» мы рассказываем о ведении беременности и родах во время пандемии коронавируса. Опасен ли COVID-19 для беременных, на сколько зараженную мать разлучают с ребенком в роддоме и делают ли сейчас ЭКО? Об этом Никита Павлюк-Павлюченко и Юлия Балахонова поговорили с заведующей отделением Вспомогательных репродуктивных технологий Центра репродукции «Линия жизни» Анной Ильиной. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser

14 мая 2020 14:45

Наш подкаст на других платформах:

Apple Podcasts
Google Podcasts
CastBox
Яндекс.Музыка
Spotify
SoundCloud
ВКонтакте
YouTube

Первый выпуск
Второй выпуск
Третий выпуск
Четвертый выпуск
Пятый выпуск
Шестой выпуск
Седьмой выпуск
Восьмой выпуск
Девятый выпуск

Текстовая версия

Всем привет. Это уже десятый выпуск подкаста «Слышь, вирус, а корона не жмет?». Меня зовут Никита Павлюк-Павлюченко. В этот раз я поговорю с Анной Ильиной — заведующей отделением вспомогательных репродуктивных технологий Центра репродукции «Линия жизни». Это ее голос вы слышали в начале. Беседовать мы с Анной будем о ведении беременности и самих родах в наше нелегкое коронавирусное время.

Никита: В этих всех вопросах моей экспертизы будет явно недостаточно, поэтому к нашему разговору я попросил присоединиться мою коллегу, SMM-редактора проекта «Сноб» — Юлю Балахонову. Она совсем недавно родила прекрасного мальчугана, который теперь стабильно участвует в летучках нашей редакции, которые последние полтора месяца проходят в Zoom. Привет, Юля!

Юлия: Привет! 

Никита: Давайте, наверное, сначала поясним, почему так давно не было очередного выпуска. Мы договорились поговорить с Анной где-то две недели назад, а потом мы узнали, что она, к сожалению, заболела коронавирусом. Сначала я хотел бы узнать, как вы, Анна?

Анна: Я чувствую себя хорошо, у меня действительно был диагностирован коронавирус. Болезнь протекает в легкой форме, практически бессимптомно. У меня был всего лишь один день температуры, дальше я просто нахожусь на самоизоляции. До получения двух отрицательных анализов я не могу выходить из дома, на работу и общаться с людьми.  

Никита: Вопрос, который возник, после того как выступил президент и сказал, что мы постепенно выходим из самоизоляции. Как вам кажется, глядя на цифры, не рановато ли это делать? Каждый день мы видим по 10–11 тысяч новых выявленных случаев. Многие другие люди в социальных сетях начали сомневаться в том, что то, что происходит, — это правильно. Вы как думаете?

Анна: Если смотреть на количество инфицированных, которое, на самом деле пока отнюдь не уменьшается с каждым днем, то, конечно, мне кажется, снятие режима карантина и выхода из самоизоляции — преждевременное решение. Я думаю, что такое решение — следствие политической ситуации в стране, а вовсе не знак того, что мы прошли пик эпидемии и все идет на спад.

Никита: Анна, я хотел с самого начала спросить: насколько тяжело эта болезнь проходит во время беременности?

Анна: Беременность — это физиологическое состояние, создающее расположенность к респираторным инфекциям. В целом у беременных такой же риск заразиться коронавирусом, как и у всех остальных людей. Вероятность тяжелого течения болезни у беременных не выше, чем у небеременных. В группу риска попадают беременные, которые имеют соматические заболевания, например, астма, сахарный диабет, ожирение, гипертония. По статистике, у 30% беременных коронавирус протекает в легкой форме или бессимптомно, у 50–80% отмечают легкое или среднетяжелое течение, т. е. без наличия пневмонии.

Никита: А какие препараты выписывают беременным, зараженным Covid-19? Неужели это та же самая калетра, которой вот сейчас лечат всех, кто попадает в больницы?

Анна: У большей части беременных проводится симптоматическая терапия, потому что в настоящий момент нет этиотропного лечения (лечения, направленного на устранение причины возникновения заболевания. — Прим. ред.), которое бы влияло на сам вирус. Используются жаропонижающие препараты — парацетамол, препараты для лечения ринита — различные увлажняющие спреи в нос, препараты для поддержания водно-электролитного баланса, энтеросорбенты при симптомах интоксикации. Также беременным рекомендуется выпивать 2,5–3,5 литра жидкости в день, им назначают препараты-антикоагулянты для снижения рисков тромбозов. Если болезнь переходит в тяжелую форму, тогда беременную госпитализируют в специализированный стационар, где уже проводится подбор антибиотикотерапии с учетом срока беременности и влияния антибиотиков на плод. Иногда все-таки назначаются комбинации противовирусных препаратов, если их предполагаемая польза для матери превосходит потенциальный риск для плода.

Никита: Хотели бы вас попросить описать: в каком сейчас состоянии находится наша медицина, связанная родами, как изменился подход в работе с беременными? Много ли родильных домов закрылось и было перепрофилировано?

Анна: Для акушеров-гинекологов Москвы были созданы новые методические рекомендации по условию работы с беременными в условиях пандемии, в которых сказано, что отныне посещать женские консультации рекомендуется, например, для проведения скринингов, для постановки на учет по беременности, для введения антирезусного иммуноглобулина (препарат для профилактики резус-конфликта у будущих мам с ребенком. — Прим. ред.) или же при появлении жалоб. Во всех остальных случаях беременным не рекомендуется посещать врача очно, они должны проводить самоконтроль дома: измерять артериальное давление, окружность живота, считать шевеления плода. Эти данные они должны отправлять врачу, используя различные мессенджеры. По сути, это телемедицина. Также теперь больничные листы  выписываются дистанционно, врач может корректировать терапию и обсуждать результаты анализов с пациенткой дистанционно, без очного приема.  

Надо сказать, что далеко не все роддома переквалифицировались в инфекционные, и большая их часть продолжает работать так, как и раньше. По поводу количества врачей, которые ведут беременных: я замечаю, что в последнее время к нам обращается большое количество беременных, которые не могут получить дистанционную связь от своего врача из женской консультации. Например, потому что врач загружен или у него нет возможности дистанционно общаться, или он просто не владеет средствами связи, по которым можно передать те же результаты анализов. В таких случаях пациенты вынуждены обращаться в коммерческие клиники для того, чтобы не остаться без присмотра во время беременности.

Юлия: Вы говорите, что сейчас есть телеконсультации, женщина должна самостоятельно следить за давлением, измерять окружность живота, но ведь есть еще анализы крови, анализы мочи, которые она не может сдать, находясь дома. Что делают в таком случае? У меня, например, была железодефицитная анемия, которую выявили именно по анализу крови. Два раза мне ставили капельницы с железом. Окажут ли такую помощь сейчас?  

Анна: Если пациентке требуется лечение, например, в условиях стационара при каких-то патологических состояниях во время беременности, то, конечно, посещение клиник и госпитализацию никто не отменяет в этот период. Например, тот же анализ мочи может передать не сама беременная, а ее родственники. Но для того, чтобы сдать кровь, проделать курс капельниц или провести какой-то курс лечения, в любом случае придется выйти из дома и поехать к врачу. Эта практика продолжается, никто не оставляет беременных женщин без внимания.  

Юлия: На последних неделях беременности делают кардиотокографию, то есть оценивают состояние плода каждую неделю, а сейчас это так же проходит?

Анна: Да. Обычно после 31-й недели назначается КТГ (кардиотокография. — Прим. ред.) с периодичностью раз в десять дней. Как вариант, можно использовать домашний фетальный монитор. Это прибор, который измеряет сердцебиение плода в домашних условиях. Но опять же запись этого исследования должен расшифровывать врач. Что касается других методов обследования: УЗИ, Доплер (метод УЗИ для определения кровотока у плода. — Прим. ред.) — это все можно сделать только в условиях клиники. Никакими другими методами невозможно определить нарушение кровотока плода. По субъективным ощущениям и по жалобам это понять невозможно.

Юлия: То есть сейчас женщины спокойно могут получить к ним доступ? Они могут приезжать раз в десять дней и делать КТГ?

Анна: Конечно, если им это необходимо по срокам. Просто сейчас многие беременные боятся выходить из дома из-за паники, связанной с коронавирусом. Нужно разумно подходить ко всем ограничениям: выходить и ехать к врачу, когда это нужно, при этом соблюдать все методы социального дистанцирования, исключить общественный транспорт в час пик и носить маску. 

Юлия: А как девушка может сама понять, что у нее какое-то критическое состояние и ей просто необходимо обратиться в поликлинику, а не оставаться дома?

Анна: Основные критические признаки — это появление кровянистых выделений во время беременности, появление болей и сильных отеков, отсутствие шевеления плода в течение суток, затрудненное мочеиспускание, головокружение или многократная рвота на ранних сроках. Это признаки, с которыми нельзя оставаться дома и нужно обязательно обратиться к врачу. Сейчас еще и повышенная температура выходит на первый план. Если у беременной повышена температура тела — это повод связаться с врачом как можно быстрее.

Юлия: Как вы думаете, такие телеконсультации могут сохраниться в будущем или же все будет в офлайн-режиме?

Анна: Все-таки нельзя всю медицину, по крайней мере в нашей сфере, перевести в формат телемедицины. Помимо общения нам необходимо смотреть пациентку на приемах. Мы же не только разговорами занимаемся. Телемедицина не может заменить того, что опытный врач может заметить на очном приеме. В том числе ты не можешь провести вагалищное обследование через экран смартфона никаким образом.  

Никита: Я понимаю, что многие вещи нельзя сделать удаленно, но на чем беременные точно смогут в будущем сэкономить время, просто связываясь с врачом через смартфон? Например, анализы показать, чтобы не ездить миллион раз туда-сюда? 

Анна: Да, конечно. Во время беременности есть масса ненужных визитов. Например, когда пациентка приходит, просто потому что прошло две недели с предыдущего посещения врача. На приеме ей за пять минут измеряют давление, окружность живота, спрашивают, есть ли жалобы, и все. В будущем этих визитов можно будет избежать. Обсудить основные анализы, в частности, рекомендовать прием препаратов железа при железодефицитной анемии тоже можно дистанционно. То же касается обсуждения результатов скрининга, если они уже есть на руках и пациентка просто хочет узнать, как у нее обстоят дела. Все это можно проводить дистанционно. Для этого к врачу ехать не нужно.

Юлия: А что сейчас происходит с плановыми госпитализациями в роддом? Кладут ли женщин на сохранение? Когда я рожала, там была огромная очередь из женщин, которым выдали в женской консультации направление, поскольку у них наступила 40-я неделя, им просто говорили: «Езжай в роддом!»‎ Как сейчас это устроено? 

Анна: Сейчас более взвешенно подходят к определению показаний для госпитализации. Но в целом, как и раньше, при наличии очевидных проблем пациентка госпитализируется в отделение патологии беременности, но с соблюдением определенных правил: измерение температуры при поступлении, оценка общего состояния, заполнение опросного листа. В отделениях поддерживается строгий палатный режим. Исключают скопление беременных на посту акушерки, у процедурных и диагностических кабинетов. Рекомендуется сокращение до минимума времени пребывания в стационаре. Если у пациентки просто подошел срок доношенной беременности, ее сейчас госпитализировать не будут. 

Юлия: Можете ли вы как репродуктолог сказать, как в условиях пандемии проходит планирование беременности у тех, кто решил воспользоваться ЭКО? Проводят ли его сейчас? 

Анна: Это больная тема. Как всегда, у нас в России официально нет никаких четких рекомендаций, в частности, в проведении программ вспомогательных репродуктивных технологий. Но некоторое время назад Российская ассоциация репродукции человека рекомендовала остановить все циклы. Пациентам перестали выдавать направления на ЭКО в рамках ОМС, делать переносы эмбрионов, остановили стимуляцию доноров и т. д. Большое количество пациентов приостановили свое лечение. Сейчас ведутся работы по рестарту этих программ, я думаю, что мы сможем работать, как раньше, с соблюдением санитарно-эпидемиологических норм. ЭКО иногда откладывать нельзя, так как время работает против пациентов. Есть, например, пациенты с онкологическими заболеваниями, которые хотят получить и заморозить свой биологический материал до того момента, как начнется химиотерапия. Они не могут ждать окончания эпидемии и карантина. То же самое с пациентками старшего репродуктивного возраста. Они тоже не могут бесконечно оттягивать начало своих программ, потому что каждый менструальный цикл снижает их шансы на беременность. 

Никита: Сейчас сложно дождаться скорую, если ты подозреваешь у себя коронавирус. А что с беременными? Как правильно все сделать, чтоб за тобой точно приехали и ты оказалась в нужном месте в нужное время? 

Анна: Я поддерживаю контрактную систему ведения беременности и родов. В любой непредвиденной ситуации на поздних сроках беременности у пациентки должен быть контакт врача, с которым она собирается рожать, для того чтобы не зависеть от вызова скорой, не думать о том, куда повезут и будут ли места. Сейчас как никогда важно иметь телефон такого человека, которому ты в любое время дня и ночи можно обратиться и который примет в роддоме. 

Юлия: Что делать, если женщина заключила контракт на роды в роддоме, который переквалифицировали под коронавирусных больных? По-прежнему ли ты можешь выбрать бригаду врачей, которая гарантированно будет сопровождать твои роды?

Анна: Да, контракты продолжают действовать. Если в них прописан определенный врач, то он должен присутствовать на родах в любом случае. В больших федеральных учреждениях переквалифицировали по одному отделению, а не весь родильный дом. Также есть некрупные роддома, которые действительно работают с инфицированными беременными. Если у пациентки заранее была договоренность с этим роддомом, видимо, ей поменяют место проведения родов. 

Юлия: Как обстоят дела с партнерскими родами? Насколько я слышала, сейчас их запретили. Получается, что у женщины нет никакой возможности взять с собой на роды отца ребенка или она все-таки может это сделать, допустим, за деньги? 

Анна: Сейчас будущим родителям нужно быть готовыми к тому, что посещение врача вдвоем во время беременности невозможно. Партнерские роды сейчас запрещены, по крайней мере официально, из-за рекомендаций ограничить количество людей в родблоке. Но при этом муж может присутствовать по видеосвязи.  

Юлия: Мы ходили на роды вместе с мужем,заранее это продумывали и готовились. Если бы мне сказали, что партнерские роды резко стали запрещены, у меня был бы большой стресс. А если у женщины подтвердили коронавирус, то заберут ли у нее ребенка после родов, или они все-таки могут находиться вместе? И что вообще сейчас происходит в роддомах с совместным пребыванием? 

Анна: Я недавно читала несколько исследований, в которых показано, что при доношенных нормальных родах у инфицированной женщины рождаются здоровые дети. Нет доказательств того, что вирус передается во время родов, с грудным молоком или через амниотическую жидкость (естественная жидкая среда плода. — Прим. ред.). Но если пациентка инфицирована на момент родов, за новорожденным в специальном боксе наблюдает доктор-инфекционист. Если ребенок здоров, то его выписывают вместе с матерью, после того как она пройдет курс лечения. Если мама переболела, она может со своим молоком передать ребенку иммуноглобулины. Это защита от вируса.

Никита: То есть нужно быть готовыми к тому, что на неделю или две ребенка с матерью в такой ситуации все-таки разлучат? 

Анна: Да, пока она не вылечится.  

Юлия: Я читала, что сейчас из-за нехватки мест для беременных якобы все чаще прибегают к стимуляции родов. Правда ли это и как вообще стимуляция родов, если она не нужна по показаниям, отражается на здоровье ребенка? 

Анна: Я считаю, что ни один врач никогда не будет стимулировать роды, для того чтобы освободить места. Стимуляция родов — это манипуляция, которая проводится строго по показаниям. Например, если во время родов у женщины прекратились схватки. Роды не должны длиться более суток, особенно после излития вод. В таких случаях стимуляция оправдана, так же, как в случае переношенной беременности. 

Никита: Анна, вообще, стоит ли сейчас будущим мамам паниковать и думать, что из-за коронавируса может что-то пойти не так? 

Анна: Я хочу немного успокоить беременных и тех, кто планирует беременность. Ничего сверхестественного не происходит. Да, это тяжелая респираторная вирусная инфекция. Но все это пройдет. Многие пациентки приходили ко мне в состоянии стресса. Я считаю, что это все не оправданно, потому что жизнь должна идти своим чередом, застраховаться от всего в мире невозможно. Коронавирус точно не должен стоять на пути к мечте.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В девятом выпуске «Слышь, вирус, а корона не жмет?» мы рассказываем о том, как изменилась работа столичных соцслужб из-за коронавируса. Никита Павлюк-Павлюченко узнал у Николая Шабанова из территориального центра социального обслуживания «Ярославский», кто обращается к ним за помощью, как оформить договор на оказание услуг и какие необычные просьбы появились у людей из-за COVID-19. Этот подкаст создан при технической поддержке компании Sennheiser
Несколько студентов Сеченовского университета сообщили «Снобу», что их обязывают идти на практику в коронавирусные больницы. Ранее такую идею высказал мэр Москвы Сергей Собянин. В среду проректор вуза Татьяна Литвинова заявила СМИ, что «никакого насилия и принуждения не будет», однако учащиеся говорят, что отказ от работы с зараженными COVID-19 может обернуться для них академической задолженностью. Во «ВКонтакте» появилось сообщество, в котором старшекурсники сформировали требования к руководству учебного заведения под хэштегом #студентНЕраб. Корреспондент «Сноба» Никита Павлюк-Павлюченко поговорил с одним из представителей инициативной группы, который пожелал сохранить анонимность. Мы публикуем его монолог
 Нынешняя ситуация по сути «обнулила» всю работу несогласных с политическим режимом за предыдущие несколько лет. Если раньше в ее основе была мобилизация сторонников путем их участия в массовых, чаще всего несанкционированных, акциях протеста, с сопротивлением властям, громкими задержаниями и их использованием в пропаганде своих целей и требований, то в условиях карантина такая стратегия становится бессмысленной. Сами недовольные властью, судя по публикации в «Снобе», находятся в полной растерянности, не зная, как изменить формы и методы политической борьбы. Тем не менее выход есть из любого, даже на первый взгляд безвыходного положения