Начать блог на снобе
Все новости

Иллюстрация: Cноб

1600_.jpg

Иллюстрация: Cноб

Максим Лапшин:

Как видеонаблюдение помогает и мешает горожанам

Редакционный материал
К городскому видеонаблюдению относятся по-разному. Для кого-то это вторжение в частную жизнь, для других — гарантия безопасности в подъездах и на улицах. О том, что такое умный город, зачем ему видеокамеры, о плюсах, минусах и тенденциях развития городского видеонаблюдения рассказывает эксперт конференции «Цифровая индустрия промышленной России», основатель и технический директор «Эрливидео» Максим Лапшин
13 октября 2020 12:03

Зачем умному городу наблюдать

Говоря об умном городе, мы имеем в виду общую концепцию применения новых технологий для управления городским пространством, а не конкретные программы такого применения. Где-то в мире умный город — вполне себе работающий механизм, где-то он на стадии внедрения, где-то это внедрение встречает сопротивление со стороны жителей. Особенно часто боятся камер видеонаблюдения, в какой-то степени лишающих людей приватности. Тут надо вспомнить, что до начала ХХ века никакой приватности не существовало вообще. Негородскому человеку остаться инкогнито, иметь частную жизнь было крайне затруднительно. Богатого окружала прислуга, бедного — толпа родственников, в любом случае ты был всегда на виду. После массового переезда людей в города, как ни парадоксально, появилась возможность побыть наедине с собой: кто из нас хотя бы пересекается с соседями по лестничной клетке, уже не говоря о том, чтобы знать их имена или даже ходить в гости? Эта возможность остается, но мы добровольно жертвуем ей в пользу тех благ, которые дают нам технологии. Обвешав себя телефонами, умными часами и не боясь выходить в интернет, человек почему-то боится уличных камер, хотя видеонаблюдение — только малая часть глобального процесса по отказу от приватности на фоне технологического развития.

Умный город с его видеонаблюдением — это ведь не только про нашу безопасность и поимку грабителей. Простой пример. Поступает запрос восстановить работу камер: «Экстренно!» Мы удивляемся: в чем, собственно, экстренность? Оказывается, камерами пользуется еще и мэрия, которой надо понимать, куда отправлять снегоуборочные машины. Сегодня снега больше тут, а завтра — там. Мэрия открывает камеры и видит: здесь уже полтора метра снега, надо срочно ехать. Город этот — Находка. В нем снег идет так, что, если ты не успел убрать вовремя, придется ждать весны. То есть видеонаблюдение в системе «умный город» — это не про слежку, а про то, как технологии помогают людям жить.

Фото: Elizaveta Kozorezova/Pexels

Как наблюдают в России и в мире

В России публичное видеонаблюдение значительно менее зарегулировано, чем в Европе и Штатах. Почти нет проблем с тем, чтобы повесить камеру на улице, не надо ни перед кем отчитываться, что-то регистрировать. В Европе все сложнее. До сих пор никому толком не ясно, как совмещены видеонаблюдение и GDPR (General Data Protection Regulation, GDPR: постановление Евросоюза об усилении и унификации защиты персональных данных всех лиц в ЕС. — Прим. ред.). В одних странах требуют, чтобы в камеру не попадала проезжая часть, в других — частная территория, чужие дома. Да и у нас это флеймообразующая тема: как легально повесить камеру у себя над дверью? В России все, что находится за пределами квартиры, считается публичным пространством, где частная жизнь никак не защищается. Но если моя камера смотрит в соседскую дверь, я попадаю в приватную зону. Сосед может голым открыть эту дверь, может водить к себе, кого хочет, — моя камера не должна это фиксировать. В противном случае ее заставят демонтировать, и никакие доводы из серии «в моей камере замаскированы зоны приватности» не подействуют.

Разнятся законы и в отношении автомобильных видеорегистраторов. В России они разрешены, а в Германии, к примеру, тебя оштрафуют, даже если ты своим видео помог следствию. Записал аварию — скажут спасибо и оштрафуют. Потому что это примерно как если бы ты поймал преступника и свинцовой дубинкой выбил из него показания.

Люди, которые не выпускают из рук телефоны, боятся городского наблюдения, бунтуют против аналитики по лицам. В США, например, в двух городах официально запрещена технология распознавания лиц. Пока одни борются с прогрессом, другие его поддерживают. Время пройдет, и станет ясно, что те, кто боролись, просто отстали, как бы правильно у них все ни звучало. И еще важный момент: опасения людей в отношении видеонаблюдения сильно обгоняют реалии. Однако нельзя не отметить, что в законах типа GDPR есть сильное гуманное начало и в целом этот комплекс ограничений на использование технологий создан для того, чтобы всем нам было приятнее жить. Остается надеяться на здравый компромисс развития технологий и самоограничения общества в их использовании.

Развитие видеонаблюдения

В фильмах, особенно старых, зачастую весело и бодро с миллионом городских видеокамер сразу же находят нужного человека и все про него узнают. Типичный пример того, как художественный вымысел обгоняет реальность. Еще относительно недавно у хулиганов было особым шиком поулыбаться в камеру наблюдения, поскольку они прекрасно знали, что качество картинки (на тот момент) настолько плохое, что по черно-белым кашицам, по картошкам на видео опознать их будет невозможно. Сегодня неплохие цветные камеры стоят недорого, так что поулыбаться без последствий уже не получится. Впрочем, по нашему опыту, зачастую полицейские могут опознать хулигана даже по нечетким очертаниям, потому что они и так всех наизусть знают. На улице с распознанием лиц пока хуже: огромные расстояния, плохое освещение, но интеллектуальность техники растет, развитие видеоаналитики идет семимильными шагами.

Растет и число камер. У департамента информационных технологий города Москвы их сегодня примерно 250–400 тысяч, плюс к ним еще какое-то количество развешано по зданиям, территориям. Тут важно понимать, что все современные охранные системы выросли из концепции «продолжение глаз охранника». Классическая охранная система видеонаблюдения — это монитор, перед которым сидит человек, у него в руках дубинка или оружие, есть фонарик и свисток, он смотрит в экран по восемь часов. Ему можно доверить 16 камер, максимум 20, больше — бессмысленно. Современные крупные системы видеонаблюдения в рамках умных городов давно переросли в сотни и тысячи раз то количество камер, которое можно мониторить в реальном времени. Всем им нужны дополнительные индикаторы для срабатывания.

Современные охранные системы наблюдения постепенно дооборудуются видеоаналитикой. Но нет других IT-отраслей, в которых обещания и действительность расходятся так же сильно. Аналитика загнала себя в ситуацию, в которой компании тяжело давать реальные оценки своего продукта, поскольку ты будешь смотреться в сотню раз хуже конкурента. Для того чтобы продавать свои продукты, приходится хоть как-то добавлять те или иные детекторы, отчетливо понимая, что они вряд ли помогут в реальной жизни.

Например, анализ драк. С одной стороны, все просто: повесил камеру, драка началась — сработал индикатор. Но люди дерутся, а лампочка не горит, и это только базовая проблема. Даже если сработал детектор, драку не пресечь. И конечно же, цель всех этих мер — это не только пресекать, но и предотвращать.

Операторы Центра автоматической фиксации административных правонарушений (ЦАФАП) в режиме реального времени следят за возникающими нарушениями в сфере ЖКХ в столичных дворах и на прилегающих территориях Фото: Александр Авилов/Агентство «Москва»

Как видеонаблюдение помогает городу

Говоря о помощи видеонаблюдения городу, всегда имеется в виду облегчение работы людей, а ни в коем случае не их замена. Нельзя убрать с улиц полицию, но подъездное наблюдение реально помогает не только снизить уровень возможных правонарушений, но и помочь с раскрытием совершенных, плюс окупается в короткие сроки. Вид горящего глазка, глядящего на человека, который решил справить малую нужду, действует крайне отрезвляюще. Желание сразу пропадает, человек находит в себе силы потерпеть. Или другой пример: я предложил соседям повесить в доме камеры. Они сомневались, но согласились. Через неделю приходит сосед, у которого снесли зеркало «мерседеса», стоимость ремонта — 50 тысяч, то есть примерно сопоставима со стоимостью системы наблюдения. Смотрим в нашу камеру — проехала газель с открытой дверью, номеров не видно. Посмотрели с других камер, вычислили водителя, деньги смогли взыскать. Есть аргументы против охранного наблюдения из серии «полной гарантии ведь не дает». Расскажите это женщине, подвергшейся в подъезде какому-либо притеснению! Понятно, что ни одна система защиты не даст полной гарантии от хулиганства, взлома или пьяной драки. Но снизить уровень напряженности в подъезде, доме и городе видеонаблюдению по силам.

И не только это. С помощью видеонаблюдения можно, например, понять пешеходный трафик: где людей много, куда ходят редко, как именно ходят, как пересекают перекрестки, нужно ли что-то менять в работе светофоров. Префектуре удобно отслеживать работу ЖКХ: нет ли на улицах мусора, убран ли снег. Многие возможности видеонаблюдения городами пока просто не используются. Что-то анонсировано, что-то преподносится поставщиками решений как уже реализованное. Между потенциалом и практикой всегда есть разрыв. Но в целом идет активное развитие видеонаблюдения с постепенным его внедрением в неохранные сферы.

Плюсы и минусы городского видеонаблюдения

Устанавливается специальный софт, человек подходит к своей двери, она распознает его лицо и открывается — прекрасно. Консьержная служба с видеонаблюдением может быть одной на целый дом, не надо платить за охранников в каждом подъезде. То есть видеонаблюдение — это экономически выгодно, а в условиях пандемии — еще и безопасно для здоровья: офисы, использовавшие распознавание по отпечаткам пальцев, сейчас переходят на распознавание по лицам.

Теперь о минусах. Во-первых, слабость видеоаналитики. Технологически системы дошли до анализа видео в подъездах, с городским наблюдением все сложнее. Сегодня камеры видеонаблюдения по разрешению обгоняют телекамеры во много раз. Пока телевидение размышляет над разрешающей способностью в 4K и фантазирует по поводу 8K, в охранных видеокамерах уже 16K, а то и больше. Объем данных в видеонаблюдении просто сумасшедший, и все-таки его катастрофически не хватает для анализа. Иногда у поставщика заранее готов целый список причин, почему не получится распознать человека.

Второй и главный минус — потеря приватности. Про это можно шутить, радоваться повышению уровня прозрачности и безопасности жизни, но в целом уменьшение приватности — это неприятно. В прошлом году разразился скандал, когда выяснилось, что Amazon хранит данные Ring (Ring — дочерний проект Amazon, компания по обеспечению безопасности в домах с помощью камер видеонаблюдения. — Прим. ред.) фактически в одной папке, пароль от которой есть у огромного количества украинских фрилансеров, а также есть возможность делиться доступом к этим файлам. Все, что Amazon пишет с домов, анализируется тысячей людей в Украине и за недорого размещается в нужных этим людям местах.

Повысить уровень безопасности видеонаблюдения можно, например, с помощью шифрования видеоданных, когда доступ к видео получает только тот, у кого есть пароль. Однако все способы возвращения приватности пока довольно сложные и дорогие. В большинстве случаев приходится мириться с тем, что домофоны знают о нас слишком много: когда, куда и с кем мы ходим, кого мы приводим домой. Мы беззащитны перед операторами видеонаблюдения. Зато более защищены перед недоброжелателями в наших подъездах. Плюсов у видеонаблюдения все-таки больше. Это как с выкладкой товаров в магазинах. Камера следит за работником и сигнализирует: йогурт закончился, срочно неси йогурт. Работник магазина послушно бежит за йогуртом. По сути, робот управляет человеком, что вроде бы неприятно. Зато на полках всегда есть йогурт. Будут ли роботы бегать за йогуртом, подметать улицы или ловить преступников, неизвестно. Пока что люди дешевле и надежнее. Особенно когда ими управляют роботы.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Пандемия 2020 года изменила жизнь людей по всему миру. Вскрылось множество проблем сферы здравоохранения, а возможность получить консультацию врача дистанционно приобрела первостепенную важность. О состоянии, назначении и перспективах телемедицины рассказывает Марк Саневич, сооснователь и генеральный директор медицинской компании BestDoctor
Люди все чаще предпочитают не купить вещь, а взять в аренду. Шерингом машин уже никого не удивишь, но сейчас можно взять ненадолго и зонтик, и зарядку для телефона. Однако в России более-менее активно арендуют только велосипеды, самокаты и те же машины, остальное пока провисает. С чем это связано, объясняет основатель сервиса по краткосрочной аренде пауэрбанков «Бери заряд!» Кирилл Кулаков
Российские работодатели жалуются, что к ним приходят устраиваться студенты-недоучки. Бизнес уверен, что в низкой подготовке потенциальных сотрудников виновата несовершенная система отечественного школьного и вузовского образования. Так ли это и должны ли корпорации самостоятельно решать проблему кадрового голода, «Снобу» рассказала президент благотворительного фонда «Система» Оксана Косаченко

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.