Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

«Сама виновата». Как оренбургского следователя наказали за неэтичное поведение с жертвой насилия

Следственное управление СК РФ по Оренбургской области накажет следователя Надежду Воробейкину за слова о том, что 16-летняя жертва группового изнасилования «сама виновата» в случившемся. Президент благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» из Оренбурга Анна Межова рассказала «Снобу» о давлении, с которым столкнулась школьница, и о том, как развивались события, когда история вышла в публичное поле
26 ноября 2020 14:13
Фото: Annie Spratt/Unsplash

В начале октября в Оренбурге 16-летнюю школьницу изнасиловали несколько парней. В этот момент она уже была подопечной нашего фонда. Мы помогаем женщинам и детям, которые получили тяжелую психологическую травму. У девочки и так была непростая история. Инцидент с изнасилованием ее подкосил — первое время она просто лежала в кровати, не могла ни есть, ни говорить.

Тем не менее они вместе с матерью пытались подать заявление в региональный Следственный комитет. Старший следователь Надежда Воробейкина давила на школьницу, довела ее до слез и обвинила в том, что она сама виновата в изнасиловании. Следователь заставила девочку написать в заявлении, что все было по согласию, так как она [школьница] знакома с нападавшими.

На этом этапе к делу подключились специалисты фонда «Сохраняя жизнь». Мы проверили эту историю, поговорили с семьей и убедились в том, что ребенок действительно находится в тяжелом эмоциональном состоянии. Наш психолог встретилась со следователем. Она пыталась выяснить, почему Воробейкина так себя повела, и объяснить ей, что девочка получила травму. Следователь к психологу не прислушалась.

После этого я написала пост в фейсбуке о ситуации, и он быстро нашел отклик. Следственный комитет оперативно отреагировал. Буквально в течение нескольких часов Воробейкину отстранили от дела, был назначен другой следователь, уголовное дело возбудили. Началось нормальное расследование. Оно идет до сих пор. Я нахожусь под подпиской о неразглашении, поэтому не могу говорить о нем в деталях.

С девочкой стал работать новый следователь, и он совсем иначе отнесся к делу. Было видно, что он заинтересован в том, чтобы докопаться до сути. Когда девочка вышла из его кабинета после записи показаний, она сказала психологу: «Меня выслушали, мне поверили, от этого стало легче». Мы встречались и с другими сотрудниками органов, все они работали профессионально и добросовестно, хотели разобраться. Часто говорят, что система работает плохо, но после этой истории я уверена, что дело в конкретных людях. Да, у следователей бывает эмоциональное выгорание: они могут по-другому смотреть на мир, становятся черствыми и жестокими, не верят потерпевшим. Но, с другой стороны, я считаю, что раз ты работаешь на этом месте и не справляешься с обязанностями, не готов проверять каждый конкретный случай и помогать потерпевшим, пора менять работу.

При этом мне сложно оценить действия конкретно Воробейкиной, потому что я не знаю причин — дело может быть как в халатности, так и в кумовстве. Я не исключаю, что на нее давили, потому что после публикации поста мне написала женщина, которая представилась помощницей местного сенатора Татьяной Бобровой. Она тоже придерживалась версии о том, что девочка сама виновата в изнасиловании, и призналась, что в этой истории замешан ее родственник. Ее письмо было похоже на угрозу (скриншоты переписки есть в распоряжении «Сноба». — Прим. ред.).

В любом случае надеюсь, что эта история станет показательной. Воробейкину не уволили, но наказали — ей сделали предупреждение о неполном служебном соответствии. Как мне объяснили, с такой записью в личном деле ей будет сложно продвигаться по службе. К дисциплинарной ответственности также привлекут главу следственного отдела по Северному округу Оренбурга Иванова и старшего инспектора отдела процессуального контроля Пылаеву, которые, как считает СК, ненадлежащим образом провели доследственную проверку жалобы девушки.

Мы часто говорим о том, что должны быть «зеленые комнаты» для детей — жертв насилия, мягкие следственные действия, включающие работу психологов. Во время допроса ребенок может делать паузы или вообще не говорить, если ему тяжело. И это не значит, что ему не будут верить. Это значит, что с ним будут бережно работать, понимать его состояние, думать о том, что нельзя еще навредить. Бережно и с любовью. Мы говорим про пледы, чай, создание безопасной обстановки, видеокамеры. Мы говорим о том, что надо, чтобы это появлялось. Но пока мы говорим, с сотнями, а может быть, и тысячами девочек-подростков это происходит.

Нам как обществу важно не проходить мимо таких историй. И важно понимать, почему мы так реагируем на случаи насилия. Почти у каждого жителя России есть психологическая травма, полученная дома, на учебе или на работе. Во многих семьях все еще бьют детей ремнем, а в некоторых регионах — выдают женщин замуж без их согласия. Люди сами систематически сталкиваются с насилием, в том числе эмоциональным, поэтому им сложно сочувствовать жертве. Думаю, поэтому так часто звучит фраза «сама виновата». Но так быть не должно. Преступник должен быть наказан. А для этого нам надо как минимум услышать жертву.

Подготовила Дарья Миколайчук

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Линор Горалик
Как правильно говорить — «человек с инвалидностью», «человек с особенностями» или как-то еще? Надо ли делать вид, что такие люди ничем не отличаются от всех остальных? И зачем слепым людям ходить в музей? Линор Горалик задала 12 неловких вопросов психологам, педагогам и другим экспертам — и получила важные, а порой и неожиданные ответы
Эффективность российской вакцины «‎Спутник V», которая сейчас проходит пострегистрационную фазу испытаний, по последним данным, выше 95%. Для сравнения: эффективность прививки от гриппа примерно 50%. Мы собрали основные аргументы за и против вакцинации отечественным препаратом
Не могут очертить собственные границы, путаются логически, не понимают своих потребностей — к такому мнению о жертвах и насильниках пришел Карен Газарян. А стало быть, решить эту проблему взаимоотношений практически невозможно. Считаете иначе? Присылайте свое мнение на почту opinion@snob.ru. Лучшие тексты опубликуем