Все новости
Редакционный материал

Отрывок из книги Сергея Беркнера «Жизнь и борьба Белостокского гетто»

В издательстве «Книжники» вышла книга участника антифашистского подполья в Белостокском гетто и партизана отряда «Форойс» Сергея Беркнера «Жизнь и борьба Белостокского гетто. Записки участника сопротивления». В ней он делится воспоминаниями о родном городе Белостоке, начале Второй мировой войны, репрессиях и семье. «Сноб» публикует одну из глав
20 января 2021 16:05
Руины Белостокского гетто Фото: Archiwum Muzeum Podlaskiego/Wikimedia Commons

Тучи над Белостокским гетто сгущались давно, однако в начале августа 1943-го запахло уже грозой. В Белосток прибыл из Люблина генерал СС Одило Глобочник, крупный «специалист» по уничтожению еврейских гетто. Глобочник осмотрел внешние границы гетто и встретился с руководством белостокского гестапо. Через некоторое время в Белосток приехал помощник Глобочника майор СС Магель. Позже вернулся Глобочник, и вместе с белостокскими шефами гестапо и СД они приступили к выработке плана ликвидации гетто. Хотя все эти меры проводились тайно от юденрата, руководство последнего и просто население гетто почувствовало, что надвигаются грозные события. Одним из предвестников было то, что немцы ликвидировали некоторые фабричные заказы. Через несколько дней к еврейским часовщикам гетто стали приходить гражданские немцы с просьбой вернуть часы якобы из-за срочного отъезда. 13 августа 1943 года еврейские пожарные Моисей Шерток, Шмерл Гриштейн и Юдель Бекер заметили в гетто опасных «гостей» — гестаповцев Фридля, Дибуса и Клейна. Они ездили в коляске члена юденрата Гольдберга и инспектировали забор гетто изнутри. 14 августа еврейские рабочие, работавшие в районе товарной железнодорожной станции, увидели большое количество товарных вагонов.

Генерал СС Одило Глобочник Фото: Bundesarchiv, Bild 146-2007-0188/CC-BY-SA 3.0/Wikimedia Commons

Окончательное решение о ликвидации Белостокского гетто было принято 15 августа 1943 года в Августове, на загородной вилле шефа СД Восточной Пруссии К. Канариса. Общее руководство «акцией» приняли обергруппенфюрер генерал СС Одило Глобочник и его помощник майор Магель. Самое активное непосредственное участие в «акции» приняло местное гестапо, в частности Ф. Фридль и В. Махоль. В ночь с 15 на 16 августа Белостокское гетто было плотно окружено полицией, жандармерией и тремя батальонами карателей, дополнительно вызванными в Белосток (одним немецким и двумя украинскими). Эти части имели в своем распоряжении автоматы и пулеметы, но также полевую артиллерию и несколько броневиков и танков. Позднее им были приданы и самолеты.

По данным подпольной польской прессы, в подавлении восстания в гетто участвовали войска СС и вермахта. Все эти войска образовали три кольца вокруг гетто. Непосредственно вдоль забора расположились части, вооруженные легким автоматическим оружием. Второе кольцо сформировали каратели, на вооружении которых были тяжелые пулеметы. Третье кольцо образовали полевая артиллерия и конные эскадроны полиции. Такая тщательная военная подготовка «акции» свидетельствует о том, что немцы учли уроки восстания в Варшавском гетто в апреле 1943 года.

Мужчины с поднятыми руками в окружении немецкой службы безопасности в Белостокском гетто Фото: ZIH archives, Poland/Wikimedia Commons

Ночью фашисты заняли фабрики гетто. Утром 16 августа развесили объявления, в которых населению гетто приказывалось в течение двух часов покинуть дома и собраться в отведенных местах для переселения якобы в другой город — Люблин. Одновременно было распространено воззвание штаба подпольной антифашистской организации не подчиниться приказу гитлеровцев и оказать им сопротивление. В ночь на 16 августа штаб самообороны совещался в доме 9 на улице Польной. В совещании приняли участие Даниель Мошкович, Иосиф Каве, Лейб Мандельблит, Вольф Волковыский, Тадеуш Малер, Мордехай Тененбаум, Кустин и другие. Военное руководство восстанием было поручено Даниелю Мошковичу и Мордехаю Тененбауму. Мошковичу было тогда 38 лет. У него был определенный военно-организационный опыт: в польской армии у него был чин унтерофицера. Мошкович боролся с полуфашистским режимом довоенной Польши, сидел в тюрьме как политзаключенный. В 1931 году организовал побег нескольких политических узников из тюремной больницы. Многолетнее пребывание в польских тюрьмах подорвало его здоровье. Тененбауму было в 1943 году 27 лет. Ранее в Сопротивлении в Варшавском гетто он занимался военными вопросами. Восстание в Белостоке показало, что назначение Тененбаума на пост коменданта восстания было правильным. Мордехай Тененбаум обнаружил незаурядные способности военного организатора.

Мордехай Тененбаум Фото: Wikimedia Commons

Мошкович и Тененбаум расположили свой штаб на улице Теплой, их помощниками были Херш Розенталь и Израиль Марголис. Другой штаб самообороны решили оставить в центральной части гетто, в доме на углу улиц Петрковская и Новый Свят. Этот штаб возглавили Зорах Зильберберг и Иосиф Каве. Однако, когда основная масса населения гетто, повинуясь приказу немцев, двинулась на левый берег, в сторону улиц Юровецкой и Фабричной, Зильберберг и Каве приняли решение вместе с вверенными им подпольщиками соединиться с основной массой населения и перешли на левый берег Бялки. Оружие переносили в подушках и других вещах.

Активных бойцов самообороны было около 200 человек. В тайных складах находилось около 130 единиц оружия — 25 немецких винтовок и обрезов, около 100 пистолетов и несколько автоматов, один пулемет. Часть оружия, особенно автоматы, еще не была опробована. Оружие выдавал Вольф Волковыский из склада на улице Теплой. Оружия и боеприпасов не хватало. Часть людей вооружалась топорами, штыками, косами, бутылками с серной кислотой. Штаб восстания полагал, что к восставшим присоединятся наиболее решительные люди из неорганизованного населения. К сожалению, это случилось лишь в незначительной степени.

Одним из первых шагов штаба восстания был поджог фабрик. Поскольку последние были ночью заняты гитлеровцами, это оказалось нелегким делом. Тем не менее ряд фабрик, в том числе текстильный комбинат №1 и фабрика ваты, запылали. Несколько боевых групп сосредоточилось на улице Смольной недалеко от забора гетто. Там же разгорелся первый бой. Восставшие подожгли забор и свалили его в нескольких местах. Каратели ответили сильным огнем. Началась перестрелка; восставшие надеялись, что к ним присоединятся сотни людей, согнанных гитлеровцами на расположенную поблизости улицу Юровецкую, и вместе бросятся через забор. Однако присоединились немногие. Забор на Смольной штурмовало около 60 человек. Ответный огонь карателей, вооруженных автоматами и пулеметами, был настолько сильным, что около сорока человек пали, буквально прошитые пулями. Небольшой группе восставших все же удалось вырваться за забор. Их дальнейшая судьба неизвестна.

Когда на Смольной еще продолжался бой, со стороны улицы Сенкевича через Юровецкую в гетто въехали моторизованные части, в составе которых находились три танка и броневик. Во главе этой колонны шел офицер. На Юровецкой к нему подбежала девушка из самообороны по имени Дора (фамилия неизвестна) и выстрелила в него в упор. Девушку тут же расстреляли, однако офицер был убит. На этой же улице из нескольких домов (в частности, из 24-го и 42-го) фашисты были обстреляны. Во главе этих двух групп повстанцев находились Моисей Крамаж и Хаим-Израиль Берман. Их основной задачей было отвлечь внимание немцев от штурма забора на Смольной. В боях на Юровецкой 16 августа участвовала также группа молодых подпольщиков, одинаково одетых в черные брюки-галифе и сапоги. Часть этой группы вышла из дома 44 на Юровецкой, где жила Юдита Новогрудская. По-видимому, вся эта группа была одной из групп «юдитовцев», намеревавшихся с боями прорваться через забор и дальше в лес.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В новой книге историка и дипломата Артема Рудницкого «Верхом на тигре» о советско-германских отношениях в довоенное время переплетены архивные данные из служебных переписок, меморандумов и официальных нот с выдуманными автором беседами Сталина и Молотова. С разрешения издательства «Книжники» «Сноб» публикует одну из глав
Во время Холокоста, когда сотни тысяч ни в чем не повинных людей уничтожали, находились те, кто, рискуя собственной жизнью, протягивал им руку помощи. Многие из них в итоге были расстреляны или казнены фашистами, а многие до конца своих дней молчали о совершенном подвиге, не считая его таковым. «Сноб» рассказывает истории четырех храбрых женщин, спасавших еврейских детей в годы войны
Книга журналиста Матти Фридмана «Безродные шпионы. Тайная стража у колыбели Израиля» посвящена созданию известной разведывательной службы Израиля — «Моссад». С разрешения издательства «Книжники» «Сноб» публикует одну из глав