Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Выдана властям и расстреляна. Женщины, которые спасали евреев

Во время Холокоста, когда сотни тысяч ни в чем не повинных людей уничтожали, находились те, кто, рискуя собственной жизнью, протягивал им руку помощи. Многие из них в итоге были расстреляны или казнены фашистами, а многие до конца своих дней молчали о совершенном подвиге, не считая его таковым. «Сноб» рассказывает истории четырех храбрых женщин, спасавших еврейских детей в годы войны
13 октября 2020 10:00
Александра Шулежко, ее дочери Алла и Лариса, и воспитатель детдома Полина Осипенко Фото: Мемориальный комплекс истории Холокоста

Александра Шулежко: спасла от смерти 25 еврейских детей

Александра Шулежко жила в маленьком зеленом городке Черкассы, была замужем за православным священником, которого в 1937 году арестовали и отправили в Сибирь, растила троих детей, работала воспитательницей в детском саду. С приходом немецких войск сад расформировали, но Александра вместе с помощниками организовала в его помещении приют для бездомных детей. Количество воспитанников постоянно росло. Очень быстро их число достигло семидесяти, двадцать пять из них были евреями. 

Большинство еврейских детей, попавших в приют, чудом пережили массовое убийство евреев Черкасс в конце 1941 года. Многие видели, как убивали их родителей, многие долго прятались в окрестных лесах, прежде чем оказаться в приюте. Каждому из таких детей Александра Шулежко присваивала новую национальность: она записывала их украинцами, греками, русскими. Среди воспитанников был четырехлетний Володя Пинкусович, который вместе с родителями несколько месяцев скрывался под чужой фамилией, но из-за доноса всю семью арестовали, родителей расстреляли, а Володю на территории местной тюрьмы подобрала Александра Шулежко.

Несмотря на то что все дети были зарегистрированы под нееврейскими именами, полиция часто приходила в приют и вызывала Шулежко и ее сотрудников на допросы. Чтобы оградить детей и помощников от опасности, Шулежко обратилась к районному гебитскомиссару. Благодаря хорошему знанию немецкого, ей удалось убедить его, что подозрения шефа местной полиции по поводу ее приюта беспочвенны. Гебитскомиссар не только поверил ей, но даже выделил сиротам финансовую помощь. 

В конце 1943 года, когда Красная армия уже приближалась к городу, гебитскомиссар организовал эвакуацию приюта на Запад. Он намеревался отправить детей в Германию и даже оформил на них справки об их немецком происхождении, но по пути, в Винницкой области, Шулежко удалось обмануть немецких охранников и скрыться вместе со всеми воспитанниками.

Александра Шулежко Фото: Мемориальный комплекс истории Холокоста

До апреля 1944 года Александра с детьми скрывались в селе Соболевка, они голодали и страдали от зимнего холода, но все же выжили. После войны некоторых детей нашли родственники, еще нескольких усыновили, но большинство остались в детском доме и после окончания школы разъехались по разным городам СССР. Вот имена некоторых еврейских сирот, спасенных Александрой Шулежко: Лена Бурковская, Володя Крам, братья Аркадий и Володя Чижик, Костя Надточия, Эрлен Барановский и Володя Пинкусович. 

11 июня 1996 года израильский национальный мемориал Катастрофы и героизма в Иерусалиме «Яд ва-Шем» удостоил Александру Шулежко почетного звания праведника народов мира.

Евдокия Кабешева: спасла еврейскую семью с тремя детьми 

Евдокия Семеновна Кабешева жила в оккупированной фашистами деревне Сутоки Смоленской области, когда зимой 1942 года узнала о беженцах из Смоленска, ютившихся в землянке у местной юродивой. В деревне говорили, что беженцы евреи и что со дня на день о них узнают в комендатуре — и тогда смерть.

Евдокия Кабешева Фото: Мемориальный комплекс истории Холокоста

Зайдя в землянку, Евдокия увидела маленьких детей и ужаснулась, в каких условиях они живут. Она укутала в платок грудного малыша, взяла за руку младшую девочку, а старшей велела идти следом. Отвела к себе домой, а потом вернулась за их матерью. Со слезами на глазах женщина призналась, что они действительно евреи и что несколько месяцев назад в Смоленске едва не попали под немецкую облаву и вынуждены были бежать. Скитались по лесам, голодали, но в итоге добрались до деревни Сутоки. Так Евдокия Кабешева познакомилась с Софьей Гильденберг и ее детьми: десятилетней Маей, пятилетней Галей и восьмимесячным Борей.

Прятать у себя евреев, зная, что в любой момент могут нагрянуть полицаи, было невероятно опасно, но дети были опухшими от голода, их кожа — покрыта болячками, а в глазах Софьи стояло такое отчаяние, что Евдокия смогла лишь сказать: «Будь что будет». С этого дня они стали жить одной семьей. Голодно было, сложно: летом собирали грибы и ягоды, зимой Софья шила из старых тряпок обновки соседям, мать и родственники Евдокии помогали чем могли. Так и дотянули до конца сентября 1943 года, когда в Смоленскую область пришла долгожданная Красная армия.

После войны Софья Гильденберг вернулась в Смоленск, но прожила недолго — тяжесть военных лет плохо сказалась на ее здоровье. Дети выросли, разъехались по разным городам России и Украины и на некоторое время потеряли связь со своей спасительницей, но в 90-е годы снова нашли друг друга. 

Евдокия Семеновна Кабешева и Галина Моисеевна Молоткова (урожденная Гильденберг). Сафоново, 1998 год Фото: Мемориальный комплекс истории Холокоста

15 июля 1998 года «Яд ва-Шем» удостоил Евдокию Кабешеву почетного звания праведника народов мира.

Евдокия и Фетиния Корабликовы: спасли малыша из гетто

Евдокия Корабликова, ее сын Макар и дочь Фетиния были из семьи русских старообрядцев, жили в Вильне (Вильнюсе). С началом немецкой оккупации Макар Корабликов стал одним из активистов антифашистского подполья, осуществлял связь с группой еврейских борцов сопротивления в гетто, участвовал в организации отправки евреев к партизанам. Во время одного из походов в гетто он узнал о родившимся в младенце, сыне подпольщицы Баси Коварской, которому необходимо было найти надежное убежище. Сестра и мать Макара согласились помочь, взяли мальчика к себе и тем самым спасли ему жизнь. 

Фетиния Корабликова с детьми Илюшей и Сережей. 1945 год Фото: Мемориальный комплекс истории Холокоста

В апреле 1943 года четырехмесячный мальчик из гетто был тайно переправлен в дом Корабликовых. Чтобы объяснить его появление окружающим, Фетиния еще с января начала подвязывать под платье подушку, имитируя беременность. Через несколько недель после «рождения» маленького Сережи Фетиния зарегистрировала его в городской управе как сына.

Настоящая мать мальчика Бася Залмановна Коварская тоже покинула гетто, присоединившись к советским партизанам. Ей не довелось больше увидеть сына — в сентябре 1943 года она погибла в бою. Примерно в то же время погибла и Блюма, жена Макара. Выйдя из спасительной квартиры Корабликовых, она была опознана знакомыми, выдана властям и расстреляна. Вскоре после этого был арестован и казнен и сам Макар Корабликов. На руках матери и дочери остались два малыша: сын Макара и приемыш из гетто. Мальчики росли братьями, Евдокия и Фетиния любили обоих и относились к ним одинаково. 

После войны старший сын Макара и Фетинии стал военным, а младший, бывший приемыш из гетто, нашел дальних родственников, живущих в Израиле, репатриировался туда вместе с семьей и стал доктором в кардиологическом центре.

Евдокия Корабликова с внуками. Конец 1950-х годов Фото: Мемориальный комплекс истории Холокоста

28 сентября 2005 года «Яд ва-Шем» удостоил Евдокию и Фетинию Корабликовых почетного звания праведников народов мира. 

Мария Кочерга и Елена Перебейнос: спасли еврейского мальчика

В апреле 1942 года Мария Матвеевна Кочерга с дочерью Еленой из села Нижние Верещаги нашли на дороге оборванного и окровавленного ребенка. Накануне около поселка Александровка были слышны звуки выстрелов — все знали, что это фашисты расстреливают евреев. Мальчик спасся чудом: выбрался из ямы с телами погибших, среди которых была его бабушка, прятался в стогу сена, а потом, мучимый голодом, пошел куда глаза глядят и, обессилев, свалился у дороги. 

Мария Матвеевна забрала Мишу к себе. Она рисковала, конечно, но всегда говорила, что не станет прятать мальчика, что ее соседи — порядочные люди. Надежды оправдались: никто из односельчан не выдал Мишу.

Мария Кочерга Фото: Мемориальный комплекс истории Холокоста

Село освободили в январе 1944-го, и советский офицер, остановившийся в доме Марии Матвеевны, подробно записал историю мальчика и отправил запрос в Ленинград с просьбой разыскать родственников. 12 мая 1944 года родная мать Миши услышала сообщение по радио и летом того же года увезла его домой, в Ленинград. 

12 марта 2000 года «Яд ва-Шем» удостоил Марию Кочергу и ее дочь Елену Перебейнос почетного звания праведников народов мира.

В последние годы, благодаря работе проекта Российского еврейского конгресса «Вернуть достоинство», часть безымянных евреев, похороненных в общих могилах на местах расстрелов, вновь обрели имена. Множество людей день за днем занимаются сложной работой по поиску захоронений, определению имен погибших, а после на месте расстрела или казни устанавливается памятник с теми именами, которые удается найти. Это долгий и тяжелый труд, но однажды, когда-нибудь, каждый из евреев, убитых лишь за то, что он был евреем, снова обретет свое имя. Путь даже в виде таблички на памятнике или мемориальной стене. 

Подготовила Алина Гоникман, председатель «Женской лиги» Российского еврейского конгресса

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Книга журналиста Матти Фридмана «Безродные шпионы. Тайная стража у колыбели Израиля» посвящена созданию известной разведывательной службы Израиля — «Моссад». С разрешения издательства «Книжники» «Сноб» публикует одну из глав
Книга американского историка культуры Тилар Маццео «Дети Ирены» (издательство «Эксмо») посвящена польской героине Второй мировой войны Ирене Сендлер. Вместе с друзьями и соратниками она спасала еврейский детей — выводила их по трубам городской канализации, прятала в гробах и проносила в чемоданах из Варшавского гетто мимо немецкой охраны. Таким образом ей удалось спасти около 2500 детей. «Сноб» публикует одну из глав
Монументальный девятичасовой «Шоа», монструозная «Раскрашенная птица», страшные тайны «Черной книги» — в программе фильмов о Холокосте представлены картины, которые нелегко смотреть и сложно забыть