Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Матти Фридман: Безродные шпионы

Книга журналиста Матти Фридмана «Безродные шпионы. Тайная стража у колыбели Израиля» посвящена созданию известной разведывательной службы Израиля — «Моссад». Основываясь на свидетельствах очевидцев и самих участников, автор рассказывает о подготовке диверсий, внедрении в арабскую среду и сборе информации агентами еще не существовавшего Израильского государства. С разрешения издательства «Книжники» «Сноб» публикует одну из глав
8 октября 2020 13:13
Фото: Wikimedia Commons

Воспитать агента, способного убедить вас, что он один из вас, — таков был замысел с самого начала. Арабский отдел родился еще за семь лет до падения Хайфы, весной 1941 года, в самый сумрачный момент Мировой войны. Образцом послужил «Ким». Сейчас «Ким» не так популярен, как когда-то, но все создатели Отдела знали почти наизусть эту книгу Киплинга и ее героя, сироту-ирландца, выросшего в закоулках Лахора и ставшего британским шпионом, который умеет выдавать себя за индийца. Переодевание, грим, умение прикинуться другим человеком — все это оказывало сильное влияние на британское воображение. «Кимом» вдохновлялись многие настоящие разведчики — например, двойной агент Ким Филби, который в момент зарождения Отдела сам еще делал первые шаги в своей сложной игре — превращении в советского «крота» внутри британской секретной службы. Его отец, Гарри Сент-Джон Филби, тоже прижился в Аравии, перешел в ислам и взял имя Абдулла.

Все это было частью особой генетики Арабского отдела, о которой следует немного поговорить, прежде чем продолжить следить за нашими персонажами на следующем этапе Войны за независимость. В этой книге рассказывается о войне между евреями и арабами, но создавался Арабский отдел вовсе не для борьбы с арабами. Первоначально врагом был немец. И сама затея была не сугубо еврейской; скорее, она была причудливым порождением тех недолгих отношений, что приобретают смысл только во времена суровых испытаний или террора. Одна хромосома этой ДНК жила в Пальмахе, другая — в средиземноморской ветви руководства британских спецслужб. Среди этих последних, говоря словами историка Энтони Бивора, были самые разные люди, «от проэллинских господ до мошенников с хорошими связями, в промежутке между которыми помещалась горстка профессиональных военных, романтиков, писателей, странствующих ученых и разношерстных авантюристов с неважной репутацией».

В 1941 году Европа пала, американцы еще не вмешались в войну, немецкий Африканский корпус продвигался в Египет. Было похоже на то, что Палестина и Ближний Восток скоро будут проглочены Третьим рейхом. Дела были настолько плохи, что британское командование в Палестине готовилось к сопротивлению на окруженной горе Кармель, подобно евреям-зилотам, блокированным некогда римлянами в крепости Масада. Сохранились карты с кружочками, обозначающими последние оборонительные позиции. Что это означало бы для палестинских евреев, было ясно еще до появления известий о судьбе их близких в Европе.

В обстановке окружающей паники сионистские лидеры временно забыли о своем гневе на британцев, уступивших арабскому давлению и в знаменитой Белой книге 1939 года взявших назад свое прежнее обещание предоставить евреям национальный дом, а также не пускавших в Палестину беженцев именно тогда, когда тем грозила гибель. Евреи решили сотрудничать с британцами и требовали дать им возможность присоединиться к борьбе. Но британская администрация в Палестине боялась тренировать и вооружать их, понимая, что те же самые люди повернут полученные навыки и оружие против самих британцев, как только закончится война. И они были правы. Но офицеры — руководители специальных операций, присылаемые в эти места, не принадлежали к регулярной армии и были чужды подобных соображений. Они думали только о победе в войне, не задумываясь о последующих затруднениях колониальной администрации. Они видели в еврейском подполье сходство с Ирландской республиканской армией, но это их не отвращало. С этим можно было работать. Они понимали, что никто не привержен борьбе с нацистами так, как евреи, которых они называли «друзьями».

Издательство: Книжники

Командование специальными операциями открыло в окрестностях Хайфы школу для подготовки разведчиков и диверсантов, которых предполагалось забрасывать в неприятельский тыл, — евреев, греков, албанцев, югославов и других, со всего Средиземноморья. Среди инструкторов был талантливый очеркист Патрик Ли Фермор, который писал о путешествиях и прославился впоследствии похищением немецкого генерала на Крите. Там же трудился Николас Хаммонд, который запомнился первым еврейским новобранцам как самый непреклонный их союзник, — бывший преподаватель Кембриджа, попавший в эту школу благодаря знанию греческого языка. МI-102 (под этим шифром скрывалась школа) могла похвастаться весьма квалифицированным и грамотным преподавательским составом: достаточно назвать израильского писателя Йонатана Бен-Нахума, отметившего в одном из очерков о происхождении Арабского отдела, что «все они знали Киплинга и цитировали его как Библию. Всем ученикам-евреям тоже была знакома фигура киплинговского Кима, так как игра в Кима была популярна у еврейских бойскаутов».

По словам Бен-Нахума, проблема «создания Кимов» заключалась в том, что Ким — это миф. Он не реальнее Маугли, другого придуманного Киплингом и ставшего знаменитым паренька. На самом деле человека не могут воспитать волки, на самом деле человек не может полностью поменять личину. Индивидуальность сплетается из тысяч мельчайших частичек, и чужаку эту сложнейшую материю не постичь. Хорват может строить из себя русского или венесуэльца, но в России его непременно разоблачат. Даже в родной стране это непростая задача: например, горожанин из Чикаго, попавший в сельский Кентукки и пожелавший сойти там за местного, столкнется, вероятно, с тем, что языка и гражданства мало, чтобы долго морочить всем голову. Когда Ли Фермора и Хаммонда, старших офицеров разведки, забросили к греческим партизанам для организации сопротивления, они отпустили усы, не брезговали овчиной, распевали греческие песни. При этом они твердо знали, что могут обмануть немецкого солдата на КПП, но настоящий грек разоблачит их в два счета.

Однако здесь, в Палестине, сложилась уникальная ситуация: здесь хватало людей, способных запросто сойти за представителей десятков национальностей, за выходцев хоть из Бухары, хоть из Буэнос-Айреса. У евреев, писал Бен-Нахум, «подражание тому или иному народу — не доктрина, применяемая изощренными военными с целью одержать победу, а способ выживания гонимых скитальцев, скрывающих свое происхождение, чтобы не погибнуть».

Если возникала необходимость прикинуться немцами в борьбе с ними, среди евреев находились такие, кто мог успешно это сделать. Во время паники 1941 года офицеры британской разведки и бойцы Пальмаха подготовили в лесу около кибуца Мишмар-га-Эмек группу бойцов для препятствования нацистской оккупации Палестины. Один из членов этой группы вспоминал: «Вечерами мы горланили у лагерного костра немецкие песни. Наш лагерь был настоящим немецким военным лагерем. Мы жили в пещере, увешанной немецкими символами и флажками. Нашим развлечением была постановка немецких пьес. Чужака при приближении к пещере останавливали солдаты в немецких мундирах. Все солдаты были евреями из Германии». Немецкий отдел — этим все сказано.

Приобрести книгу можно по ссылке

 

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Книга израильского журналиста-расследователя Ронена Бергмана «Восстань и убей первым: Тайная история израильских точечных ликвидаций», которая вышла в издательстве «КоЛибри», стала бестселлером по версии The New York Times в 2018 году и лауреатом премии National Jewish Book Award. Полученные автором документы не были разрешены для публикации, а проведенные интервью не были одобрены израильским истеблишментом. Многие сведения об израильских спецслужбах появляются на страницах книги впервые. «Сноб» публикует одну из глав
«Дьявольский союз» (издательство Corpus) — книга британского историка и специалиста по истории Германии Роджера Мурхауса, посвященная пакту Молотова-Риббентропа. Автор рассказывает, как до военных действий двум могущественным державам удалось сосуществовать на протяжении 22 месяцев, что на самом деле этот пакт означал для германского главнокомандующего, а также восстанавливает события, которые последовали после подписания договора. «Сноб» публикует одну из глав книги
К 75-летию Победы в издательстве «Книжники» вышли мемуары военной переводчицы Елены Ржевской «Берлин, май 1945: Записки военного переводчика». Будучи студенткой, автор ушла на фронт и прошла путь от Ржева до Берлина, где затем участвовала в расследовании самоубийства лидера нацистской Германии и опознании его тела. В книге собраны воспоминания Ржевской, а также ее личный перевод бумаг Гитлера и других немецких руководителей времен Второй мировой войны. «Сноб» публикует одну из глав