Все новости
Редакционный материал

Только для своих. В чем разница между полиаморией и открытыми отношениями

Кто главный в полиаморном союзе, можно ли быть в нем одиночкой и почему полиамория и открытые отношения — это не одно и то же, разбирается секс-колумнист Ольга Нечаева
17 марта 2021 12:40
Иллюстрация: Маша Млекопитаева

Социолог Элизабет Шефф, автор статей и книг о полиамории, определяет ее как форму немоногамных отношений, в которых участники одновременно поддерживают множественные сексуальные и эмоциональные связи при общем информировании и согласии. 

Сами полиаморы (они называют себя «поли») четко отделяют полиаморию от других форм открытых отношений — их дискурс пересекается с философским, феминистическим и этическим:

— от свингерства она отличается тем, что предполагает эмоциональную близость и готовность к долгим серьезным отношениям;
— от полигамии (многоженства) — тем, что ставит во главу угла гендерное равенство: оба партнера имеют возможность и право на отношения с другими партнерами;
— от измены и открытого брака — тем, что базируется на честности, согласии и полной открытости для всех участников. 

Считается, что полиамория появилась в середине XIX века, когда Джон Хамфри Нойс организовал религиозную общину Онейда в штате Нью-Йорк. Между членами общины практиковалась свободная любовь, собственничество и ревность подвергались критике. Несмотря на практику евгеники и выбор, кто из мужчин и женщин должен стать родителями, чтобы получились наиболее сильные и умные дети, женщины в общине получали немыслимые для того времени привилегии: они могли носить любую удобную одежду и прически, трудиться на любых работах, заниматься сексом только с теми, с кем хотели.  Мужчинам вменялась практика воздержания (их обучали воздерживаться от эякуляции), чтобы женщина могла получить удовольствие, не рискуя забеременеть, а детей после года брала на воспитание коммуна. 

Само слово «полиаморный» впервые появилось в статье под названием «Букет любовников», вышедшей в неоязыческом журнале The Green Egg в 1990 году. В 1992-м была создана первая группа полиаморов, а в 1999-м термин попал в Оксфордский словарь английского языка. Лидер одной из языческих общин свободной любви Зелл Ревенхарт дала этому явлению следующее описание: «Двумя главными составляющими концепции полиамории является “более, чем один” и “любовь”. Это означает, что люди, находящиеся в таких отношениях, объединены любовной эмоциональной связью, участвуют в жизни друг друга на многих уровнях, заботятся друг о друге. Данный термин не может быть применим к случайному сексу для удовольствия, анонимным оргиям, сексу на одну ночь, пикапу, проституции, изменам, серийной моногамии, свингерству или обмену партнерами». Именно акцент на честности, открытости, этике и любви сделал полиаморию термином, который может описывать сразу многое: сексуальную идентичность, сексуальные предпочтения, убеждения или философию.

По мере роста сообщества полиаморов растет и разнообразие форм, и философское наполнение идеи. Так, одной из тем обсуждения является иерархичность в полиаморных отношениях.  

Некоторые полиаморы действительно поддерживают четкую иерархию в отношениях: партнеры делятся на «основных» — с кем живут или с кем имеют детей, или с кем отношения возникли раньше, хотя это не обязательные условия, и остальных — вторых, третьих. Основные партнеры могут оставить за собой право принимать важные решения. При этом неосновной партнер вполне может иметь долгие и глубокие отношения с основным, но оставаться вторым в плане количества проведенного вместе времени и принятия решений. 

Другие же группы полиаморов отвергают иерархию, фокусируясь на равноправии партнеров и горизонтальной структуре отношений. В любой из этих схем можно любить или быть влюбленным в любого из партнеров или во всех вместе. 

Поскольку концептуально полиамория предполагает любовные и сексуальные связи между несколькими людьми, внутри такого союза возникают различные модели отношений, определяющихся целым списком специальных терминов:

Поливерность (англ. polyfidelity). В этом формате в отношениях одновременно находятся все со всеми, это также может называться групповым браком. Они могут иметь или не иметь отдельных любовников вне этого круга, но внутри отношения между всеми участниками существуют одновременно. Поливерность в союзе трех называется «триада», четырех — «четверка» (англ. quad). Если же союз объединяет пять, шесть и более человек, используется термин moresome (англ. слэнг — «оргия, групповой секс, в котором участвуют более трех человек»). 

Если отношения между всеми участниками не равны, для их обозначения используется буква V. Такая модель подразумевает, что двое имеют отношения с одним и тем же третьим человеком, но не между собой. При этом каждый член V может иметь любовников вне этой структуры, и тогда вся «цепочка» любовников называется W.

Двое не связанных между собой сексом людей из структуры V называются cohearts (англ. «солюбимые») — они оба любят одного человека, но не становятся любовниками друг друга. При этом их отношения могут варьироваться от простого знакомства до близости и заботы. 

Соло-полиамором называют члена полиаморных отношений, который ни с кем не состоит в основных отношениях, но при этом может быть в неосновных отношениях с несколькими любовниками. Соло-полиамор обычно не развивает отношения в основные, не становится «парой», не стремится к совместному проживанию с кем-то из партнеров и не планирует рождение общих детей. 

Сообществу полиаморов пришлось выработать собственную терминологию не только для определения структуры внутренних отношений, но и для того, чтобы показать их отличие от «открытых отношений» и передать иное качество наполнения понятия «отношения», если речь идет о полиамории. 

Так, полиаморы определяют разницу между беспорядочными половыми связями и полиаморией словом polyshagory (англ. «полиблуд»). Этот язвительный термин используется для описания многочисленных параллельных отношений моногамного человека в поисках «того единственного». Этот формат не имеет ничего общего с осознанной практикой полиамории — долговременной эмоциональной привязанностью к нескольким людям. 

Словом swolly (англ. «красавчик») применительно к теме полиамории обозначают человека, который практикует одновременно полиаморию и свингерство. В какой-то мере этот термин затрудняет отделение свингеров, предпочитающих ничего не значащий секс вне отношений, от полиаморов, заинтересованных прежде всего в эмоциональной связи, тем самым подчеркивая, что секс и любовь не могут быть четко разделены. 

Relating-ship (англ. «отношенничество») — это отношения, находящиеся где-то между влюбленностью и платонической дружбой. Как и многие другие новые термины, он показывает попытку полиаморов отказаться от полярных противопоставлений между понятиями «друг» и «любовник» и тем самым обозначить более многообразную и сложную динамику отношений между людьми. Это позволяет избавиться от иерархии любовников, подчеркнуть важность эмоциональной связи и избежать путаницы с уже существующими терминами вроде friends with benefits («дружеский секс»). 

И, пожалуй, один из главных терминов осознанной полиамории — compersion (англ. «сорадость»), обозначающий чувство эмпатической радости и счастья от того, что другой испытывает радость и счастье. Термин этот подразумевает не столько сексуальное возбуждение от удовольствия, которое испытывает твой любовник в сексе с другим (у этого явления есть другое определение — candaulism), сколько радость за своего влюбленного любовника, чувство, чем-то похожее на то, что испытывает родитель на свадьбе собственного ребенка.

Именно «сорадость» — это концепция, которую полиаморы противопоставляют ревности — главному камню преткновения для многих, кто смотрит в сторону  полиаморных отношений. О ревности внутри полиамории мы поговорим на следующей неделе.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Недавно он работал сутки через трое на железной дороге в казахской степи, а сегодня пришел в редакцию «Сноба» в кепке Gucci и с другими атрибутами жизни, которая удалась. Герой, пожалуй, главной истории успеха года. Первый обладатель «Грэмми» в истории Казахстана и на всем постсоветском пространстве (за исключением номинации «Классическая музыка»). Иманбек Зейкенов дал Кристине Боровиковой первое в российских медиа большое интервью после исторической победы, а затем — впервые в жизни отправился в «Макдональдс»
В издательстве «Бомбора» выходит книга «Pioner Talks. 30 разговоров сегодня о том, что ждет нас завтра». В ней собраны беседы куратора публичной программы Pioner Talks кинотеатра «Пионер» Сергея Сдобнова с Людмилой Улицкой, Андреем Звягинцевым, Андреем Макаревичем, Галиной Юзефович, Максимом Ильяховым, Антоном Долиным, Линор Горалик, Дмитрием Глуховским, Асей Казанцевой, Юрием Слезкиным и многими другими об их переживаниях, предпочтениях и проектах. «Сноб» публикует диалог автора с историком культуры, литературоведом и профессором Кембриджского университета Александром Эткиндом о его книге «Природа зла. Сырье и государство»
Анжелика Азадянц
Святой Патрик — единственная историческая личность, которой народ простил даже антиалкогольную кампанию. Парадокс — в наши…