Все новости
Редакционный материал

Получил «Грэмми» раньше, чем съел первый в жизни «Биг мак». Интервью с казахским диджеем Imanbek

Недавно он работал сутки через трое на железной дороге в казахской степи, а сегодня пришел в редакцию «Сноба» в кепке Gucci и с другими атрибутами жизни, которая удалась. Герой, пожалуй, главной истории успеха года. Первый обладатель «Грэмми» в истории Казахстана и на всем постсоветском пространстве (за исключением номинации «Классическая музыка»). Иманбек Зейкенов дал Кристине Боровиковой первое в российских медиа большое интервью после исторической победы, а затем — впервые в жизни отправился в «Макдональдс»
16 марта 2021 18:47
Фото: Владимир Яроцкий

Казалось бы, золотая статуэтка «Грэмми» у Иманбека чуть больше суток, и то пока что лишь виртуально, но в большую звезду 20-летний парень из казахского Аксу превращается даже не по часам, а по минутам. К нам в редакцию он пришел уже с собственным директором, Кириллом. Оба — как и положено звездам американских музыкальных церемоний, в черных спортивных костюмах с элементами из страз. Впрочем, в его поведении нет ни намека на пафос. Диджею, кажется, интересно вообще все вокруг. Поездка в Москву для него — уже приключение. Но то, что где-то за горизонтом замаячил Лос-Анджелес — понятно по глазам.


Ɔ. Что ты почувствовал, когда получил «Грэмми»?

Это несравнимо ни с чем. Все видели мои первые эмоции. Я и удивился, и обрадовался одновременно. Честно, я верил в победу, потому что конкуренты в моей номинации были не самые мощные. Теперь кажется, что я достиг потолка в карьере музыканта. Но будем стремиться делать продукт еще круче — лучше «Грэмми» может быть только два «Грэмми».


Ɔ. Ты долго работал над ремиксом?

Написал его за два с половиной часа в FL Studio! Добавил к оригиналу инструменты, разные эффекты и выложил во «ВКонтакте» на стену своей группы. Его послушали мои друзья, а затем, через месяца два пост «залетел» в крутой паблик, где было уже много прослушиваний. Я не просил никого о рекламе. Админы паблика сами нашли ремикс и выложили у себя.


Ɔ. Когда ты понял, что твой трек стал популярным?

Не было стремительного успеха. Потихоньку шло. Популярность я определял по количеству «шазамов» (запросы в программе для распознавания музыки Shazam. — Прим. ред.). Сейчас больше 22 миллионов «шазамов». Мой трек в топ-20 в мире.

Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. Ты сам от этого трека не устал?

Конечно, устал. Он надоел уже давно. Приходится постоянно слушать, но я уже привык.


Ɔ. Как ты начал делать ремиксы?

Я наткнулся в YouTube на ребят из группы «Добро». Они тогда назывались «Rom Records» — показывали, как создавались популярные песни. Мне стало интересно, я решил попробовать. Это было в колледже.


Ɔ. Музыкой с детства интересуешься?

Конечно, я меломан. Начал играть на гитаре во втором классе. Я не посещал музыкальную школу — меня научил отец. Одну неделю ходил на кружок домбры. В школе увлекался тем же, чем обычные подростки: любил погулять, сидел в интернете, слушал музыку. Родители увлечение музыкой не воспринимали всерьез.


Ɔ. Родители, когда узнали, что ты получил «Грэмми», что сказали?

Там была такая история. Я маме сказал, что это будет в одно время, но все случилось на два часа раньше. Она легла спать, хотела проснуться и посмотреть. После получения «Грэмми» мне написала девушка, потом я сам позвонил маме. Она очень сильно обрадовалась. Правда, у нее был сонный голос. Видимо, она прям хорошо спала и чуть-чуть растерялась.

 


Ɔ. Как ты попал в железнодорожный колледж?

Я закончил школу, и надо было куда-то подать документы. Я не знал, куда пойти. Все мои друзья пошли в этот колледж. Я решил быть с ними. Я никогда не мечтал стать железнодорожником. Но по сравнению со школой там было гораздо интереснее.


Ɔ. Можешь описать свой рабочий день на железной дороге?

На станцию приезжал поезд, мне в рацию докладывали, что нужно его закрепить. Я брал тормозной башмак — железную штуку, которую ставят под колеса поезда, чтобы он не покатился, ставил его и докладывал дежурному, что все ок. Как-то так. Но рутинная работа не для меня, я творческий человек.


Ɔ. Писали, что как-то ты спел песню вместе с Сати Казановой. Как так вышло?

У нас в городе был День металлурга — это наш главный праздник. Каждый год местный завод приглашает на этот праздник «звезду». Вот в 2018-м приехала Сати. Я в обед гулял по городу, увидел, как она репетирует. Стоял, смотрел, думал, как хочу с ней спеть. Думаю: если она будет петь «До рассвета», то я с ней обязательно спою! Во время концерта меня пустили за кулисы. Она спросила у зала, есть ли желающие спеть вместе. Я из-за кулис кричу: «Я, я, я!» Она говорит: «Это же ты был на репетиции?» Я говорю: «Да-да». Вышел на сцену и спел!


Ɔ. Под одним из твоих видеоинтервью кто-то написал, что успешным в Казахстане можно стать, лишь получив известность за границей. Это правда?

Абсолютная. Не знаю, почему так происходит, но я вижу, что такая закономерность есть. В Казахстане можно стать известным, только если ты эстрадный артист. Страна немного отстает в плане современной музыки, поэтому многим крутым талантливым людям — реперам и битмейкерам приходиться самим как-то шевелиться. Музыкальные медиа и менеджмент очень плохо развиты. Например, Айсултан (режиссер и клипмейкер Айсултан Сеитов. — Прим. ред.) прославился за границей, в Казахстане он вообще не известен был никому. Возможно, казахские ребята привлекают Европу и Америку своей аутентичностью. 


Ɔ. С каким лейблом будешь сотрудничать?

Я продолжаю сотрудничать с Effective Records, но скоро у меня будет коллаборация с Элджеем. Из России можно выходить на западный рынок. Это мир бешеных оборотов, больших скоростей, денег и премий, поэтому я ориентируюсь именно на него. В России и СНГ мои треки залетают в топы по скачиваниям и стримингам, а на Западе они рвут чарты наравне с музыкой Drake, Рианны и The Weekend.


Ɔ. Ты думаешь на русском языке?

Да, и дома мы общаемся на русском. Но я девять лет учился в казахской школе. Свободно говорю на русском и на казахском, но больше на русском.


Ɔ. Хотел бы уехать из Казахстана?

Нет, пока точно хочу остаться там. Но в каком именно городе, пока не знаю. Хочу еще немного пожить у себя в Аксу, а потом уже перебраться в город покрупнее.


Ɔ. Со Скриптонитом знаком?

Нет, но мы живем рядом. Из Аксу до поселка Ленинский, откуда он, на машине ехать минут 15.


Ɔ. Что-то изменилось в отношениях с друзьями, знакомыми, когда ты стал популярным?

Вообще нет, они просто за меня очень рады. Но начали появляться «псевдодрузья», которым знакомство со мной просто выгодно. С такими людьми я стараюсь держать дистанцию и не считаю это дружбой. Я стал более избирательным к людям и к тем, с кем буду сотрудничать.


Ɔ. Как тебе из США статуэтку «Грэмми» передадут?

Из-за коронавируса вручить ее лично мне не могут, поэтому ее просто пришлют. Пока не очень понимаю, как это произойдет. На почте ее могут и украсть! Может быть, ко мне приедет курьер, когда я буду в гараже. Мне пацаны предлагают приварить статуэтку на крышу машины и проехаться так по городу. 

Фото: Владимир Яроцкий

БЛИЦ

Любимый диджей?

DJ Snake

Любимый исполнитель?

Halsey

За кем из Казахстана сейчас стоит следить?

Муса и Дориус

Казахстан или Россия?

Казахстан

Астана или Нурсултан?

Астана

Вещь, о которой мечтал в детстве, а смог себе позволить только сейчас?

Могу позволить все, кроме самолета. Мечта у меня сбылась — своя тачка с хорошим звуком.

Главный страх?

Боюсь высоты.

Главная цель?

Хочу продолжать работу и ездить на гастроли. Вообще люблю не мечтать, а ставить цели.

Чем займешься после интервью?

Пойду в «Макдональдс», никогда там не был раньше.

Беседовала Кристина Боровикова

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
С 1 июня в России нельзя будет заниматься просветительской деятельностью без лицензии, полученной в правительстве. Новый порядок определяют поправки к закону «Об образовании», принятые сегодня Госдумой 
Виктор Ерофеев
Если гопничество стало религией российской власти, то понятка — это его идеологическая модель, основа национально-провинциального выживания нашей страны
Ольга Овдий
Как по мне, вынос мусора из избы — дело откровенно низкое. А уж тем более, когда мусор королевский. Не «ком иль…