Все новости
Редакционный материал

«Бумага вне конкуренции». Шеф-редактор издательства МИФ — о книгах по саморазвитию, трендах и отборе произведений

В июне этого года издательству «Манн, Иванов и Фербер» исполнилось 16 лет. О том, как за эти годы изменился книжный рынок, о трендах в литературе и изнанке книжного процесса «Сноб» поговорил с шеф-редактором «МИФ.Культура» и руководителем команды шеф-редакторов Ольгой Киселевой
6 июля 2021 11:40
Ольга  Киселева Издательство «МИФ»


Ɔ. Когда МИФ появился, это был такой стартап увлеченных людей. И время очень удачное — в 2005 году рынок готов к появлению деловой литературы в узнаваемом оформлении. Как развивалось издательство, чья история началась с деловой литературы?

За это время много произошло на рынке, но главное — книжный бизнес стал бизнесом. В начале нулевых для многих это было хобби, многое делалось на глазок. Подходы сильно изменились. Когда мы начинали с деловой литературы, конкурентов можно было пересчитать по пальцам одной руки, сейчас их значительно больше, и новые появляются постоянно. МИФ действительно начинался как издательство деловой литературы и книг по развитию хард- и софт-скиллов, но с 2013 года мы выпускаем и детскую литературу, и книги о спорте и ЗОЖ. Пожалуй, можно обозначить 2016 год как переломный — появилась творческая редакция, мы стали уделять больше внимания литературе не обязательно чисто практической, но и другим направлениям. В 2018 году появилось направление «Культура», в 2019-м — художественная литература в МИФ, которую я подхватила. Сейчас можно смело говорить, что мы стали многопрофильным издательством: к книжному формату добавились игры и курсы. Для нас это очень интересный опыт. Мы активно развиваемся, собирая на платформе людей с разными интересами. 


Ɔ. Иногда кажется, что нас перекормили книгами по саморазвитию. Да и удовольствие от чтения сегодня для многих уходит на второй, третий план. Долгие романы сменяются в нашем распорядке сериалами, бумажные журналы закрываются. 

Не соглашусь с тем, что люди устали от литературы. Но читательские привычки и пристрастия несколько трансформировались. Я думаю, что мы определенно преодолели эпоху, когда люди развивали в себе качества, чтобы больше работать, и порой загоняли себя до депрессии, до выгорания, так и не получая удовлетворения. Сейчас запросы аудитории сильно изменились в сторону психологии. Даже если это книга по саморазвитию или деловым навыкам, она все равно повернута в сторону личного комфорта: сначала думать о себе и только потом о чужих ожиданиях. Книги по классическому саморазвитию, которые были популярны в 2005–2015 годах, сейчас не работают. На них нет запроса, и они морально устарели, кроме отдельных книг, которые опередили свое время. Например, «Эмоциональный интеллект» Дэниела Гоулмана. 

Издательство «МИФ»

Если говорить о форматах, главное достижение последних лет — издатели перестали бояться поглощения бумаги электронными форматами. Можно уверенно сказать, что этого не будет. У всех форматов есть своя аудитория. Многие покупают и бумагу, и электронные книги или аудио. Это никак не влияет на бумагу. Электронный формат давно закрепился, аудио сейчас развивается — аудитория прирастает большими темпами, но по-прежнему этот формат занимает небольшую долю рынка. Бумага сейчас вне конкуренции, несмотря ни на что. Бумажные книги относятся к категории не только полезного, но и приятного. Это то, от чего люди не отказываются.


Ɔ. Вы сами занимаетесь подготовкой электронных форматов или отдаете на аутсорс?  

У нас есть редакция, которая занимается подготовкой электронных форматов, в том числе и аудиокниг. Озвучка на аутсорсе, но контролирует процесс и качество наша редакция. Наши форматы можно найти на «ЛитРесе», также все есть на нашем сайте. Я считаю, что у нас, вероятно, самый сильный издательский интернет-магазин в России.


Ɔ. Сейчас вы издаете примерно 400 книг в год. Если говорить про изнанку процесса, как книга попадает на полки? Какой цикл подготовки проходит каждый титул?

Давайте расскажу про переводные книги, потому что здесь процесс менее очевидный. У нас есть несколько редакций, в каждой из которых свой руководитель. Отбор осуществляется в каждой редакционной группе. Чаще всего мы отбираем книги из каталогов или по рекомендации международных книжных агентов или издателей, с которыми сотрудничаем. Или не сотрудничаем, но знаем, что они крупные и выпускают качественную литературу. Это огромный поток. Например, я каждый день получаю на почту от ста писем, половина из которых может содержать каталоги. В каталогах может быть сто страниц, и каждой книге посвящена в лучшем случае страница, в худшем — маленький абзац. Это реально большой поток, поэтому, когда я захожу на Amazon и начинаю пролистывать, у меня возникает ощущение, что я знакома со всеми книгами мира. Если на какую-то книгу или автора очень высокие ставки, издатель может не рукопись прислать, а информацию, что через три года выйдет такая-то книга, вот вам тема, вот вам ставки, принимайте решение, у нас уже есть пять предложений. Так что порой ты участвуешь в аукционе за идею. У нас есть довольно большой список критериев, порядка тридцати пунктов, которым рукопись должна соответствовать, как по качеству, глубине, так и по коммерческому потенциалу. Бывает, что книга очень классная, но порадует максимум 300 человек в стране, поэтому мы вряд ли ее приобретем или приобретем тогда, когда у нас будет такая возможность. 


Ɔ. МИФ много лет работает онлайн. Во многом вам было легче перестроить свою работу в условиях прошлого года. Повлиял ли локдаун на читательское поведение и спрос?

Книги не относятся в категории товаров, которые расхватывали в карантин. Основная проблема была  в том, что офлайн не работал, а это для многих издательств определяющий канал. Но для нас главный канал продаж — это онлайн и интернет-магазин. Во многом это компенсировало провал, но не целиком. Во время карантина больший интерес был к художественной литературе, меньше всего пострадала детская литература. Спад был и продолжается до сих пор — не только потому, что многие магазины просто закрылись, но и потому, что большинство людей не считают книги предметами первой необходимости, их сильно подкосил кризис. Я вижу, что рынок восстанавливается, читатель возвращается, но этот отложенный эффект будет очень долго отзываться. Мы стараемся регулировать свое предложение, но не все готовы покупать книги по той цене, которая сейчас на полках. Думаю, книжный рынок еще года полтора будет восстанавливаться до прежних масштабов. 


Ɔ. В 2019 году МИФ стал издавать художественную литературу, недавно и «Сноб» опубликовал отрывок из блестящего романа Джеймса Макбрайда «Дьякон Кинг Конг». Каких еще новинок нам ждать в ближайшее время?

Этой осенью мы готовим крупный запуск литерари-фикшена — не только интеллектуального, но в том числе коммерческие жанры и более классический янг-эдалт. Главная новинка, которую на мой взгляд в России ждут, — это «Клуб убийств по четвергам» Ричарда Томаса Османа. Книга вышла в конце прошлого года, и в этом году мы ее перевели. Это действительно неожиданное явление, издатели говорят, что со времен «Гарри Поттера» не видели такой реакции. Мы запускаем «Дублинскую серию» — ирландские саркастичные детективы Куива Макдоннела, который несколько лет назад выпустил роман без участия крупного издательства. Книга набрала огромную популярность, и только потом подключился издатель и удвоил результаты продаж. Первой книгой серии станет «Человек с этим лицом». Спустя полтора месяца выпустим вторую и третью книгу. Ждем роман Джима Керри. Естественно, на осень, как всегда, у нас подготовлен интересный лист нон-фикшена. Мы ждем новые книги Рэя Далио и Адама Гранта «Подумайте еще раз». В прошлом году мы выделили направление «Популярная медицина и психология» и запускаем линейку, посвященную телу и здоровью, — «Тело. Инструкция». Например, я жду книгу «Женское сердце», которая написана одним из ведущих кардиологов, представителем структуры ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин «ООН-женщины», она рассказывает о различиях женской и мужской физиологии и стандартов лечения. 

Издательство «МИФ»


Ɔ. Какие еще тренды можно выделить сейчас? Например, я часто слышу, что детектив мертв. Так ли это?

Напротив, детективы и триллеры показали в 2020 году очень высокий рост. Это не то чтобы тренд, но популярность остросюжетной литературы снова растет. Я вижу нарастающий интерес к хоррорам. Огромный интерес вызывает все, что связано с подсознанием. Еще эстетика, красота. В конце прошлого года у нас вышла книга Полин Браун «Эстетический интеллект», и сейчас это одна из топовых книг по продажам. Книга дорогая, глубокая и объемная. Мы ее уже несколько раз допечатывали. Конечно, также популярны темы родительства, осознанного воспитания, мягкого, без давления и «достигаторства», про бережное отношение к себе. В течение нескольких последних лет МИФ выпускал много книг, посвященных женщинам. Была высокая волна интереса к феминизму, которая затронула и детскую, и деловую, и художественную литературу, и нон-фикшн. Сейчас мы видим возвращение этого тренда, но с акцентом на личность и ценность человека, вне зависимости от его пола, возраста и происхождения.

Издательство «МИФ»

Беседовала Анастасия Рыжкова

Вам может быть интересно:

Больше текстов о культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алексей Синяков
В Москве закрылась старейшая чебуречная — «Дружба», которая проработала больше 40 лет. Бездомные похмелялись в ней рядом с полицейскими, за столовые приборы надо было платить, а чтобы выпить, приходилось стоять. Почему из-за закрытия чебуречной с маргинальным флером и дешевой водкой забеспокоились москвичи, зачем туда ходили писатели и почему закрытие «Дружбы» вызывает слезы у мужчин в возрасте, узнал завсегдатай чебуречной, специальный корреспондент «Сноба» Алексей Синяков
Сергей Николаевич
Его фильмы давно стали классикой отечественного кино. Его «Оскар» за фильм «Москва слезам не верит» не давал покоя нескольким поколениям российских кинематографистов. А в биографии его отразились все противоречия и сложности времени, в которое ему выпало жить и творить. О кино и личной судьбе Владимира Меньшова (1939–2021) размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич
Сеть супермаркетов здоровой еды «ВкусВилл» спустя 4 дня извинилась и удалила рекламную статью с участием ЛГБТ-пары. Сначала одни пользователи обвинили компанию в «‎пропаганде нетрадиционных ценностей»‎ и призвали к бойкоту, затем другие клиенты призвали к тому же после публикации извинений. «Сноб» поговорил с экспертами о том, работает ли культура отмены в России и как отказ от продукции ритейлера может повлиять на планы компании по выходу на IPO‎