Все новости
Редакционный материал

«Ашрам Шамбалы». Часть 3: Как сбежать из секты и устроить свою жизнь после

30 сентября 2021 года, после 11 лет заключения, на свободу вышел Константин Руднев, основатель «Ашрама Шамбалы» — когда-то самой известной в России секты. За 30 лет Рудневу удалось создать культ и подчинить себе тысячи людей. Во второй части цикла «Покинуть секту» «Сноб» рассказывал о расцвете империи «Ашрам Шамбалы»: ячейки по всей стране, пропавшие дети и бесконечный поток денег. В заключительной части — о том, как правоохранительным органам удалось наконец поймать гуру и почему «Ашрам» на этом не закончился
13 октября 2021 10:45
Сектанты в пещере Тисо-самшитовой рощи, Сочи Фото: предоставлено автором
 

Учитель для учителя

К середине нулевых основатель «Ашрама Шамбалы» Константин Руднев заскучал. Его мало что волновало, он перестал следить за собой, растолстел, потерял зубы, так как боялся их лечить, становился все более злым и замкнутым — так рассказывает его бывшая возлюбленная и «жрица» секты Елена Захарова.

Константин Руднев. 2007-год. Новосибирск Фото: предоставлено автором

К тому времени Захарова уже жила отдельно — ее отправили «на пенсию»: секта сняла для нее отдельную квартиру, отселив от остальных адептов и «жриц», которые жили с «учителем». Но каждый день она возила Руднева на прогулку и читала ему вслух письма его последователей. Иногда они вспоминали время, когда все только начиналось — секцию йоги в школьном спортзале и начало их отношений, — ходили по местам, где гуляли в молодости, и даже могли поговорить по душам. «Я тут всего достиг. У меня есть дома, машины, люди, которые исполняют мои желания, а поговорить не с кем. Я хочу, чтобы у меня был учитель», — вспоминает Елена слова Константина.

Руднев вспомнил, что еще в 1986 году видел выступления какого-то иллюзиониста из Грузии, и решил его отыскать. Это оказался Автандил Ломсадзе, малоизвестный «йога-целитель» и фокусник, который живет под Петербургом. Глава «Ашрама Шамбалы» разыскал его адрес, вместе со «жрицами» отправился в Питер, снял коттедж неподалеку от дома «волшебника» и заявился в гости.

Всего через несколько месяцев Руднев и Ломсадзе уже вели совместные семинары — нового ведущего представили секте как великого просветленного тибетского целителя. Руднев вовсю рассказывал последователям об удивительном воссоединении со своим учителем Гуру Фаски — тот довольно кивал.

На сессиях Ломсадзе показывал обычные фокусы и читал проповеди, но производил при этом ошеломляющий эффект — он выглядел представительно, и сектантам внушали, что он видит их насквозь своим третьим глазом.

Чтобы попасть на семинары с участием «гуру учителя», нужно было заплатить несколько тысяч долларов. Взамен на участие в маскараде Руднев щедро платил новому члену секты. По словам Захаровой, Ломсадзе получал в подарок все, что хотел. Сначала скромный пенсионер-иллюзионист просил подарить ему чайник и кухонный комбайн, но когда понял масштабы — дошел до машин и квартиры. Руднев был так доволен новым союзом, что даже разрешил Ломсадзе самостоятельно вести персональные консультации с богатыми последователями, которых в секте звали «бизнесменами». Такая консультация стоила посетителю не меньше 10 тысяч евро.

При этом Ломсадзе не был знаком с постулатами «Ашрама Шамбалы». Не читал «Путь дурака» — автобиографическую книгу Руднева с описанием его пути к просветлению, которая стала практически библией сектантов. «Целитель» не знал об «астральном карате» и других практиках, не изучал, как остальные, астрологию и не разделял взглядов Руднева на личную жизнь и отказ от семьи. Напротив, Ломсадзе был очень семейным человеком, призывал дорожить своими родственниками. «Когда на семинаре садхачка спросила его, почему нужно избавляться от родителей, чтобы прийти к просветлению, Ломсадзе недоуменно молчал», — вспоминает Захарова.

Новый дуэт привлек в секту новых сторонников, но внутри начались разногласия. Несовпадение «учений» вызывало вопросы не только к Дедушке, как называли Ломсадзе в секте, но и к самому Рудневу. Адепты скучали по дому, многие прерывали общение с семьей через боль. Со временем Руднев и Ломсадзе стали реже выступать вместе — новый «учитель» переехал в Грузию и пригласил адептов к себе, но всегда откликался на приглашения своего мнимого ученика.

У Елены Захаровой тоже появлялось все больше сомнений — она видела в учении мало правды и чувствовала, что постепенно освобождается от влияния учителя. «Раньше я верила, что мы все делаем для блага людей. Когда я поняла, что это не так, во мне что-то перевернулось. Я стала задавать неудобные вопросы. Спрашивала, зачем он мучает наставников», — вспоминает Захарова.

Автандил Ломсадзе Фото: предоставлено автором

Ее встречи с Рудневым случались все реже, и она замечала, что бывший возлюбленный «теряет человеческий облик»: «С каждым месяцем он выглядел все хуже. Ходил как больной старик, перестал выходить за пределы своего главного жилища — огромного дома в новосибирском Плотниково. Шаркал ногами, купил квадроцикл, чтобы ездить на нем по лесу, а не ходить пешком. Его мучили постоянные боли в зубах, поэтому засыпал он только с димедролом». 

Захарова предполагает, что в это время Руднев начал принимать наркотики. Но официально наркотические вещества и алкоголь в секте были запрещены.

Облава

К концу нулевых имя Константина Руднева и название «Ашрам Шамбалы» все чаще мелькало в криминальных сводках. В воронежское отделение секты пришли сотрудники ФСБ, в двух ашрамах под Новосибирском провели обыск. Журналисты проводили расследования и писали заметки о региональных филиалах секты, которые специально называли по-разному, чтобы максимально дистанцироваться от узнаваемого «бренда» — «Русский эзотерический центр», «Сибирская ассоциация йогов», «Женская школа бизнеса», «Злато младо», «Школа Клеопатры», «Школа гейш», «Академия счастья», «Путь к счастью» и десятки других. Но конспирация не уберегла Руднева от ареста.

В 2010 году к нему домой вновь пришла полиция. «Утром мне позвонили предупредить, и я сперва не придала этому значения — Руднева задерживали уже трижды, но ему всегда удавалось освободиться. А потом словно знак: я снимала украшения с зеркала, и оно упало, разбилось, —  вспоминает Елена. — Я подумала: что-то обязательно случится. До вечера я промаялась дома, на улице стемнело, но не было никаких новостей».

Не дождавшись звонка, «жрица» оделась и пошла к Рудневу. Ворота были открыты, двери тоже настежь, во дворе стояла машина милиции. После очередного обыска Руднева задержали. На следующее утро в газетах писали, что в карманах его брюк нашли пакетик с героином. Вскоре на суде защита уверяла, что в суматохе обыска Руднев якобы надел не свои брюки.

Вскоре пришли и за Захаровой. «У них была наводка. Они знали, что я его помощница, — уверена она. — Думали, что я распоряжаюсь деньгами, на меня имущество записано». На Елену действительно записан дом в Крыму, но она уверяет, что владеет им лишь на бумаге и ни разу в нем не была.

Допрос следователей длился несколько часов, вспоминает Захарова: «Я плакала, ругалась, защищала Костю. Ему хотели 239-ю статью приписать — создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан. А на меня повесить соучастие». Под вечер за Еленой приехала ее мать — оказалось, что она подавала заявление на розыск дочери. В конце концов в милиции решили, что Захарова сама жертва, и ее отпустили. Домой с матерью Елена не поехала — переживала за Руднева и хотела помочь родному ашраму. Вернувшись из отделения, она узнала, что в секте произошел раскол.

Приговор

Пока Константин Руднев находился под следствием, в секте начались разногласия. «Дедушка» Ломсадзе собрал вокруг себя в Грузии многих садхаков и решил объявить себя главным в секте. Новосибирских жриц он назвал воровками и призвал не слушать их команды.  

Рядовых членов секты охватили сомнения. Руднев находился под стражей, контакт с ним был ограничен. Садхаки, рядовые члены секты, стали покидать «Ашрам Шамбалы», наставники уходили в свободное плаванье, присваивая себе целые филиалы и организовывая свой бизнес с мини-ашрамами. Некоторые уезжали на Запад и там продавали духовные сибирские практики обеспеченной публике.

Ломсадзе считал, что богатые клиенты должны перейти к нему, Руднев через жриц передавал, что не согласен с таким решением. Это породило сильнейший раскол внутри секты. Ломсадзе официально объявил, что покидает секту. С ним осталась часть последователей; к нему стали съезжаться дезориентированные сектанты. Приближенные Руднева поехали в Грузию, чтобы поговорить с Дедушкой. В Новосибирске главное управление взяли на себя близкие к Рудневу «жрицы» Артемида и Татьяна Сазонова. «Через них он передавал команды и обращения, а они пытались организовать разрозненные осколки секты, посылая проверенных людей в разные регионы», — говорит Захарова. Ее отправили успокаивать одну из ячеек в Петербурге, и следующие недели она терпеливо объясняла адептам новую версию: «Ломсадзе впал в искушение. И Христа искушали, а вот он не выдержал. Да, вот так бывает. Мы с вами, мир, дружба».

В 2012 году Автандил Ломсадзе умер от инфаркта. После его смерти многие последовавшие за ним сектанты вернулись к своим семьям. На этом для сотен адептов и последователей история секты закончилась. 

Дело Руднева несколько раз отправляли на дорасследование. Наконец жертвы согласились открыто говорить о произошедшем. Потерпевшими признали 15 человек, также к делу подключились родители и родственники пропавших.

Процесс длился три года. Константину Рудневу предъявили обвинения в «создании объединения, деятельность которого сопряжена с насилием», «изнасиловании», «развратных действиях» и «приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере».

Захарова говорит, что ежедневно молилась об освобождении бывшего возлюбленного. Но в тот раз выкрутиться ему не удалось. 7 февраля 2013 года Новосибирский районный суд признал Константина Руднева виновным в создании некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан, изнасиловании, насильственных действиях сексуального характера и приготовлении к незаконному сбыту наркотиков в особо крупном размере. «Великого Учителя» приговорили к 11 годам заключения в колонии строгого режима.

Константин Руднев в СИЗО Фото: предоставлено автором

В секте решение суда вызвало шок. «Мы ждали, что его отпустят. И тут раз — и 11 лет. Для меня это была трагедия», — вспоминает Захарова. Несмотря на приговор, ближайшему окружению Руднева вернули недвижимость и изъятые драгоценности. И хотя лидер остался за решеткой, секта продолжила свое существование под новыми названиями. 

Спасение Елены

Сперва Захарова писала Рудневу в СИЗО, иногда он ей звонил. «У меня был отдельный мобильный с одним контактом в книжке, по которому была связь только с ним, — поясняет она. — Он спрашивал о моих делах — это очень грело». Во время таких разговоров Елена стала задавать Рудневу вопросы о жизни секты, давно ее интересовавшие. Она спрашивала, почему он так мучает наставников, постоянно на них кричит и не дает им нормально жить. Руднев отвечал, что наставники ленивые и эта процедура обязательна, — и переводил разговор на другую тему. Постепенно Захарова стала замечать, что ее отодвигают от контактов с последователями: «Видимо, они там у себя решили, что я представляю какую-то опасность, меня стали реже приглашать на семинары». Со временем Руднев почти перестал ей звонить.

Во время поездки в отделение секты в Казахстане Елена Захарова вновь убедилась, что ей не доверяют. Казахская «Школа богинь» до 2017 года работала абсолютно легально и даже свободно рекламировалась по телевидению. Захарова ехала в перспективный регион и планировала общение с новыми садхаками, но узнала, что местным наставницам пришло письмо с рекомендацией не допускать ее к важной работе. «Отношение ко мне становилось все хуже, — вспоминает она.  — Помню свой последний семинар, он был посвящен Рудневу. Меня привели в большой зал, посадили на место самого Руднева, и я как бы на троне. Дали в руки его робу и его туфельки. Это как святые мощи: он относил какое-то время эту одежду и в тюрьме отдал “жрице” Сазоновой, а она притащила и вручила мне. Все наблюдают, как я буду реагировать. Ждут, что будет водопад слез, ботинки брошусь целовать, а у меня уже никаких эмоций». Это не понравилось другим «жрицам», и вести семинары Захарову больше не приглашали.

В следующий раз сестер и братьев по ашраму Елена должна была увидеть только через несколько месяцев. По сектантской традиции в канун своего дня рождения «великая просветленная жрица» должна была провести сразу несколько занятий — в Хабаровске, а затем в Казахстане. Стоимость бизнес-уровня начиналась от 1000 евро с человека. В эту сумму входило питание, пятидневное проживание и личное общение с именинницей. Но Захарова не полетела. В аэропорту она отключила телефон, развернулась и поехала домой. «Я поняла, что нормального отношения ко мне не будет. Что-то во мне созрело. Задумалась, что пришло мое время прыгать оттуда», — рассказывает бывшая «просветленная жрица». Несмотря на уговоры других жриц, она заявила, что разговор продолжится только когда Руднев выйдет на свободу.

Отрицание, гнев, новая жизнь

В секте люди не взрослеют психологически, говорит сектовед Александр Дворкин: «Человек выходит из секты в том же возрасте, в каком туда попал. Он знает и умеет только то, что ему дали в секте, эти навыки работают только внутри этого закрытого сообщества».

Елене Захаровой пришлось тяжело. Хотя ее расставание с единомышленниками было растянуто на несколько лет и с каждым годом она была связана с сектой все меньше, после разрыва она все равно почувствовала себя в полной изоляции: «Я не знала, куда мне приткнуться. У меня было ощущение, что я связана по рукам и ногам. Я будто теряю штанину, за которую держалась много лет. Казалось, я сделала что-то очень плохое».

Долгое время Захарова общалась только со своей преподавательницей по скрипке, которая посоветовала ей петь публично. Бывшая жрица и раньше получала удовольствие от музыки. Ее любимые практики в ашраме всегда были связаны с исполнением песен: она выступала на концертах для новых адептов и записывала песни для сборников «Ашрам Шамбалы». Теперь музыка стала спасением, занятием, которое помогло найти себя в новом мире.

Елена просилась бесплатно выступать в санатории, библиотеки и кафе, а вечерами работала диспетчером в такси, чтобы платить за еду и съемную квартиру — секта больше не перечисляла ей деньги.

В 2018 году в интернете Елена Захарова наткнулась на видео Натальи Кокшаровой.  Бывшая сектантка, покинув «Школу Богинь», начала вести блог, в котором рассказывала о деятельности секты. Девушка рассказывала о своей прошлой жизни: волчья диета, избиения, насилие, оргии. Действующие адепты жаловались и блокировали инстаграм и YouTube Натальи, но та создавала новые страницы, а потом придумала телеграм-канал «Стоп секта», объединивший многих бывших адептов. Елена смотрела ролики и чувствовала, как в ней поднимается злость. Одновременно ее увлек канал одного из психологов, из чьих роликов она узнала про абьюз и токсичные отношения. «Я только тут стала понимать, что со мной происходило эти 30 лет и как мне повезло выбраться из этого», — признается Захарова. Через год она набралась смелости и наконец написала Кокшаровой, чтобы присоединиться к ее борьбе.

Сначала в лагере противников секты Захаровой не поверили: просветленная жрица не может так просто отказаться от Руднева, но Елене удалось переубедить бывших адептов, рассказав о своей новой жизни и желании помочь тем, кто остается в ашрамах. «Четвертый год пошел, как я ушла. Мне говорят: забудь это все, не копай себе могилу. А я считаю, что это моя позиция, на меня многие люди и приходили в секту, я была символом, и чтобы искупить что-то, мне надо говорить об этом опыте», — объясняет Захарова.

«Стоп секта»

Так в телеграме Захаровой рядом с подписками на каналы «Ашрама Шамбалы» появилась «Стоп секта». Там бывшие адепты развенчивают мифы о секте, помогают родителям в поиске ушедших в секту детей, а иногда просто шутят, высмеивая Руднева и жриц.

Стикер-пак о сектантах Ашрам Шамбалы Фото: предоставлено автором

Адепты «Школы богинь», напротив, закупают рекламу и публикуют в интернете заметки, обеляющие репутацию своего гуру. Они воюют с движением «Стоп секта» — пишут жалобы на аккаунт Кокшаровой в фейсбуке, снимают видеоразоблачения и, как утверждает Захарова, инициируют атаки ботов: «В апреле мы кинули ссылку на наш канал под сектантскими видео. В ответ они накрутили нам ботов. Какие-то арабы нам стали писать, оказалось, за такую резкую и подозрительную активность могут и заблокировать. Два дня сидели и били ботов». 

Реклама шаманки Аллы Громовой, участник «Ашрам Шамбалы» Фото: предоставлено автором

В 2020 году сервис Premier снял большой документальный фильм о секте, одной из героинь которого стала Елена Захарова. Сразу после премьеры на нее обрушились сотни недовольных комментариев: «Писали, что меня пора посадить, как и Руднева, что я недостойна находиться на свободе и должна за все ответить».

Захарову это огорчает. Она напоминает, что с 2000 года была отстранена от руководства и выполняла только те поручения, которые давал ей Руднев. Одновременно бывшая жрица говорит, что для нее сам разговор о секте — терапия: «Я понимаю, что бесполезно бороться, пока есть те, кто готов терпеть. Секты так и будут существовать. Но если я могу кому-то помочь, то почему нет?» Елена признается, что кроме высоких целей ею руководят страх и желание отомстить. Несмотря на то что сегодня в ее жизни все спокойно, ей хочется растоптать прошлое и избавиться от него. «Я боюсь его [Руднева] выхода, — тихо говорит Захарова. — Вдруг старые привязанности дадут о себе знать. Ко мне после выхода из секты не сразу пришло осознание, какой это был ****** (ужас). Я еще год жила в квартире, обклеенной его портретами». 

Жрицы Шакунтали и Ладамира Фото: предоставлено автором

Весной 2018 года Елена вернулась с работы, сорвала со стен портреты Руднева и отправилась в ближайший парк — Пироговский лес. Там бывшая жрица развела костер и бросила портреты в огонь. Та же участь позже постигла книги и листовки с материалами секты. «Я стояла там и смотрела, как его лицо скукоживается под пламенем. Мимо проходили какие-то люди, один сочувственно спросил: “Вы книги жжете? Как же так?” Я молчала, а про себя думала: ”Если бы вы знали, что это за книги”», — рассказывает Захарова. 

Фото: скриншот из видео

«Сноб» попытался связаться с Рудневым и направлял вопросы через почту ФСИН, но ответа не получил. Действующие жрицы также не стали давать комментарии. 30 сентября 2021 года Константин Руднев вышел на свободу. Бывшие адепты из «Стоп секта» предполагают, что после освобождения он вернется к тому, что лучше всего умеет — наживаться на людях, унижать их и втягивать в тоталитарный культ. Тем более, что мини-филиалы «Ашрама Шамбалы» продолжают свою работу. В столице главный филиал секты «Жемчужины Москвы» активно приглашает женщин и девушек на свои семинары, не стесняясь использовать в своих практиках музыку и практики секты Руднева.

Авторы Валерия Покидова и Константин Валякин

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

1 комментарий
Катерина Мурашова

Спасибо за интересный материал. Мне конечно не хватило еще четвертой части - анализа проблемы на этом конкретном примере.

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ольга Нечаева
Жить вместе долго, любить страстно и хранить друг другу верность — о таких отношениях мечтают многие. При этом 70% людей хотя бы один раз изменяли постоянному партнеру. Как уживаются эти явления в одном обществе и что привлекает нас в изменах, разбирается Ольга Нечаева
Юлия Щербатова
Среди моих пациентов есть вегетарианцы, и я уже писала о том, как связаны вегетарианство, состояние нашего здоровья и…
Специально для «Сноба» — новый и очень страшный рассказ Владимира Сорокина, который лучше не откладывать на поздний вечер, а прочитать прямо сейчас. Первоклассная проза, заставляющая вспомнить классические образцы магического реализма Габриэля Маркеса, но при этом абсолютно оригинальная и похожая только на Сорокина. Сразу после рассказа — интервью с автором о том, кем он себя ощущает и каким видит будущее России