Все новости
Редакционный материал

Чудеса из ничего. Как живет и работает Астраханский ТЮЗ

В Мурманске театр кукол рассказывает историю атомного ледокола «Ленин», в Новосибирске ставят Крапивина, в Челябинске покажут пластический спектакль о «живых камнях» тровантах. «Сноб» и нацпроект «Культура» начинают цикл публикаций о региональных детских театрах: кто в них работает, что там ставят, чем они удивляют и как конкурируют с интернетом. В первой части рассказываем о людях и сказках Астраханского театра юного зрителя
9 ноября 2021 16:30
Репетиция спектакля «Хозяйка Медной горы» Фото: Максим Коротченко

История Астраханского ТЮЗа началась в 1933 году с любительского спектакля по пьесе Николая Шестакова «Путь далекий». Типичный для тех времен сюжет первой постановки театра — патриотично настроенные пионеры спасают товарища, на этот раз от произвола «китайского империализма» — сегодня вряд ли представляет интерес для кого-то, кроме историков, а вот ее название можно считать для ТЮЗа почти пророческим.

На первых порах у театра не было не только профессиональной труппы, но даже собственного помещения. На сцену выходили участники местной художественной самодеятельности. Первую пьесу представляли в Клубе работников торговли. Через год труппу пополнили профессиональные актеры, и новый театр юного зрителя — кстати, первый в регионе — обрел свое первое пристанище. Ставили в основном классику. Первым «профессиональным» спектаклем предсказуемо стал «Ревизор» Гоголя.

С момента открытия театр несколько раз менял прописку: переезжал с одного берега канала в центре города на другой, с улицы Белогородской (теперь Ленина) — на улицу имени местного революционера Степана Чалабяна. И лишь в 1950 году, когда началась масштабная реконструкция города, ТЮЗ перебрался, наконец, в свой постоянный дом на улице Мусы Джалиля, напротив белокаменного кремля. Здесь закончилось его «путешествие» по Астрахани, но долгий творческий путь фактически только начался. Как и путь тех молодых актеров, кто впервые пробовал свои силы в этом театре.

Здание театра Фото: Рогулин Дмитрий/ ИТАР-ТАСС

«Когда мы в семидесятых ставили “Нахаленка” Михаила Шолохова, Валентина Заворотнюк (народная артистка РФ, мать Анастасии Заворотнюк. — Прим. ред.) играла главного героя Мишку, — рассказывает президент ТЮЗа Юрий Кочетков, руководивший театром полвека. — И там была одна сцена, которая даже меня, человека искушенного, пробивала до слез. В эпизоде подвозили убитого отца, из-под покрывала торчали его ноги. Валентина произносила одно только слово — «батя», но делала это так, что мороз по коже».

Актеры ТЮЗа вспоминают, что долгие годы в театре не обновлялось техническое оборудование — слабое финансирование культуры в регионах проблема не новая. Известные режиссеры в глубинку тоже не приезжали. И потому труппа годами играла все ту же временем проверенную классику. Но какой бы репертуар ни выбрал театр, зрители, особенно дети, всегда хотят видеть на сцене чудо. И чтобы оправдать их ожидания, приходилось прибегать иногда к самым неожиданным решениям, вспоминает Кочетков. Например, в 60-х годах с помощью черного ящика, мощного потока света и разных линз создавали проекции на стены. «А однажды понадобился “калейдоскоп”, чтобы все мелькало, светилось и блестело, — продолжает он. — Специальной аппаратуры не было. Наш художник по свету взял обычную фольгу из сигаретной пачки, обмакнул ее в краски и положил между стекол. Она давала изумительный эффект, волшебный, сцена вся горела разноцветными радужными пятнами, которые переливались и переходили из одного цвета в другой. Тогда чудеса приходилось делать из ничего». 

Несмотря на финансовые сложности, театр продолжал жить. В 1969-м для него даже отстроили новое здание. «Раньше театр не был таким привлекательным, как сейчас. Бывало такое, что во время спектакля нам необходимо было пройти под сценой и выйти через оркестровую яму — а там была вода. Делали специальные деревянные мостки, по ним шли. Сейчас, конечно, такого нет», — говорит народный артист России Сергей Мартемьянов. Он служит в астраханском ТЮЗе более полувека и помнит, как постепенно преображалось здание театра. В 2008 году его реконструировали к 450-летию города. С тех пор на площади перед ТЮЗом зрителей встречает бронзовая скульптура Конька-Горбунка, а над парадным входом на белоснежном фасаде раскинула крылья золотая жар-птица, приглашая юных гостей на спектакли.

В репертуаре Астраханского ТЮЗа сегодня 35 постановок, некоторые из них идут на сцене десятки лет. Например, «Страсти по Торчалову» режиссера Сергея Мартемьянова здесь играют 19 лет подряд — и спектакль все еще собирает аншлаги. «У нас в городе некоторые его смотрели по 10–15 раз. Зрители мне признавались, что каждый раз выносят из него что-то новое», — говорит режиссер. 

Основной репертуар театра рассчитан на детей, и только треть — на старших школьников и взрослых. Обстановка внутри здания соответствует: просторное фойе будто переносит посетителей в детство, в то время, когда в каждом из нас еще живет вера в волшебство. На стенах застыли картины из любимых сказок, над головой — голубое небо с облаками, а вместо солнца — блестящий хрустальный шар. Поднявшись по лестнице с резными перилами, зрители попадают в главный зал, рассчитанный на 600 мест. В прошлом году здесь при поддержке нацпроекта «Культура» отремонтировали помещения, обновили систему отопления, установили новые кресла-трансформеры, удобные и для детей, и для взрослых, ведь театр позиционирует себя как семейный. Мини-спектакли, литературные встречи и творческие вечера проходят в малом (синем) зале на 140 мест.

Спектакли по-прежнему ставят в основном по мотивам классических произведений, но режиссеры пытаются взглянуть на вечные темы добра и зла, проблемы отцов и детей, взаимоотношений и любви по-новому. «Например, в спектакле “Дубровский” — его ставила Ксения Самодурова, дипломница ГИТИСа — идея была не в пересказе сюжета, а в поиске ответов на вопросы: почему Дубровский не смог жениться на Маше? Для чего ему была дана эта любовь? Не все взрослые поняли наш замысел, но с молодыми людьми мы попали в десятку, им было интересно», — рассказывает Сергей Тараскин.

Репетиция спектакля «Хозяйка Медной горы» Фото: Максим Коротченко

Одна из самых новых постановок Астраханского театра юного зрителя — «Хозяйка Медной горы», ее премьерой завершился прошлый театральный сезон. В основе сюжета — переплетение двух сказов Павла Бажова: «Хозяйка Медной горы» и «Малахитовая шкатулка». С их помощью режиссер решил познакомить астраханских зрителей с самобытным языком и особым уральским колоритом. Когда дети слышат необычную манеру речи и непривычные ударения в словах, они сидят с открытым от удивления ртом, рассказывает Тараскин, а потом начинают задавать вопросы родителям: что такое гумёшки, приказчик и так далее. «Здесь есть возможность и взрослым поработать. В этом тоже свой замысел», — объясняет режиссер.

Репетиция спектакля «Хозяйка Медной горы» Фото: Максим Коротченко

В детском спектакле важна динамика: внимание зрителя нельзя потерять даже на несколько секунд. Дети все принимают близко к сердцу, и важно их не разочаровать, говорит актриса Марина Захарова. «Однажды я играла Артура Грэя в "Алых парусах". После спектакля была встреча со школьниками. Один мальчик старался на меня не смотреть. В конце он отдал мне открытку со словами: “Вы очень здорово сыграли Артура Грэя”. Тогда я все поняла: он даже представить не мог, что Грэя играет женщина», — вспоминает она.

Но удивить и увлечь современную юную аудиторию становится все сложнее. В этом актерам помогает недавно закупленное оборудование: видеопроекторы, прожектора, цифровая звуковая аппаратура. «Одна из последних наших премьер — “Кощей Бессмертный”, — рассказывает Тараскин. — Казалось бы, чем может удивить эта всем известная сказка? Но с помощью компьютерной графики и видеопроекций мы показали на сцене настоящие чудеса: у нас плавают волшебные щуки, в дуплах деревьев появляются кикиморы, в нарисованном лесу бегают “живые” олени. Эти так называемые 3D-иллюзии очень нравятся детям».

Репетиция спектакля Фото: Максим Коротченко

Театр юного зрителя первым знакомит ребенка с большим миром искусства, говорит Юрий Кочетков, «он прививает первые азы прекрасного и как бы ведет своего зрителя по жизни и воспитывает его. Человек, который приобщился к нашему делу по-настоящему, не способен на дурные поступки. И если спектакль будет ярким и зрелищным — ребенок полюбит театр, и никакие соцсети его не заменят».

Автор: Елена Поротикова

Нацпроект «Культура» реализуется с 2019 года. К 2024-му при поддержке проекта планируется отремонтировать 46 региональных театров юного зрителя и театров кукол.

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Сергей Николаевич
В петербургском Музее Фаберже открылась сенсационная выставка «Сальвадор Дали. Атомная Леда и другие образы Гала». 23 картины, несколько десятков рисунков, документальный фильм — и это все про нее, одну из самых знаменитых женщин ХХ века Елену Дьяконову (1894–1982), вошедшую в историю под коротким и звучным именем Гала. О судьбе музы Сальвадора Дали и о выставке в ее честь размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич
Андрей Архангельский
Константин Хабенский много раз исполнял такие роли в кино, и от него теперь ждут — и друзья, и враги, — как он сыграет роль порядочного человека в жизни, при высокой должности, в непростых обстоятельствах. Это, возможно, и есть главная интрига в российской культуре сегодня — а вовсе не количество будущих премьер в МХТ
Сергей Николаевич
В этом году у Театра Романа Виктюка двойной юбилей: 25 лет со дня основания и 85 лет самому маэстро. Увы, эти торжества проходят без него. Но магическое присутствие Виктюка по-прежнему ощутимо в театре его имени, где недавно открылась необычная выставка в его честь и состоялась премьера спектакля «Пир» в постановке нового главного режиссера Дениса Азарова. На спектакле и выставке побывал Сергей Николаевич