Все новости

«Розы против автоматов». Москвичи живой цепью встали на защиту от сноса дома в Хамовниках с портретом Гессе, но поможет ли это?

Несколько десятков москвичей в Хамовниках встали живой цепью у дома 1907 года постройки с портретом Германа Гессе. Здание бывшего общежития фабрики «Московский шелк» хотят снести ради строительства гостиницы. Что происходит в этом и других исторических районах Москвы — в нашем материале

24 марта 2021 16:04
дом-в-хамовника-А-Москва.jpg Портрет Германа Гессе на фасаде дома в Хамовниках
Фото: Агентство «Москва»

Что известно о доме в Хамовниках:

Бывшее общежитие фабрики «Московский шелк» стоит на Саввинской набережной, 27, и сейчас затянуто фальшфасадом. Вековое краснокирпичное здание не имеет статуса памятника, однако знаменито тем, что в 2008 году на его фасаде известный португальский художник Александр Фарто создал портрет немецкого писателя Германа Гессе.

Впервые о сносе постройки заговорили в 2018 году. Компания «Инвест менеджмент групп» решила избавиться от здания, которое уже тогда считалось на 70 процентов ветхим, а на месте построить гостиницу с подземной стоянкой. Начало работ было запланировано на март 2021 года.

Как отмечает движение «Архнадзор», местные жители выступают против сноса и предлагают перепрофилировать здание для музейных нужд, например, Исторического музея. При этом протестовать выходят немногие, рассказала муниципальный депутат района Хамовники Татьяна Касимова в комментарии «Снобу». По ее словам, в Хамовниках больше 10 объектов точечной застройки, которые не устраивают местных жителей, — люди не могут объединиться для защиты одного здания.

«Но как только возьмутся за снос конструктивистских зданий, то начнется паника, ужас и истерика, что повлечет за собой конец спокойствию граждан», — предполагает депутат.

Почему дом с портретом Гессе можно снести:

«Снос его (здания), к сожалению, возможен по закону, потому что он не является объектом культурного наследия. Совсем недавно местными депутатами была инициирована подача заявки на присвоение статуса объекта культурного наследия, но, к сожалению, она была отклонена», — объяснил «Снобу» представитель «‎Архнадзора»‎ Дмитрий Чижков. Организация выступает против сноса дома, участники движения направили письмо послу Португалии в России.

По его словам, под угрозой сноса в Хамовниках уже много лет также находится комплекс зданий бывшей Всесоюзной строительной выставки на Второй Фрунзенской. Там сохранению подлежит только главный павильон, так называемый дом-самолет — это объект культурного наследия.

«Хамовники станут новой Остоженкой. Хотим мы этого или нет, но, к сожалению, это розы против автоматов. Можно выходить, окружать здания лентами шелковыми, но эти общежития не спасти против той силы девелоперов. Сила солому ломит», — сказал историк и москвовед Павел Гнилорыбов в комментарии «Дождю».

По его мнению, девелоперы уже наигрались в лофты, в превращение всего и вся в «Винзаводы» и «Депо» — «сейчас проще снести и на этом месте возвести новые квадратные метры, тем более земля в Хамовниках дорогая».

«Друзья, спешите в Лужники, Хамовники, прогуляйтесь, иначе у нас там из каких-то значимых заведений останется только усадьба Льва Толстого. Московские сносы сосредоточены сейчас ради элитного жилья либо на Пресне, либо в Хамовниках», — высказался историк.

Ситуация в других районах:

Остоженка — одна из самых дорогих улиц Москвы — начала перестраиваться с 1998 года. Один за другим там стали появляться элитные проекты: «Молочный 1», «Бутиковский 5», «Новая Остоженка», Victoria House и другие. Как отмечали эксперты, сейчас там остались считанные исторические здания. Под угрозой сноса находится главный дом усадьбы Римских-Корсаковых.

Летом прошлого года активисты забили тревогу из-за планов переустройства на Ивановской горке (в районе метро «Китай-город»). В феврале появились сообщения о том, что там начали устанавливать ограждения вокруг исторических домов, которые планируют снести. В части зданий хотят сделать места общепита, а некоторые, например, школу-институт международного рабочего движения и дом-шале, снести ради строительства бизнес-центра. Проектом руководит AB Development.

«К сожалению, в последние годы в Москве масштабы сноса подобных зданий достаточно крупны и неутешительны. "Архнадзор"‎ недавно опубликовал "Черную книгу", там довольно серьезная статистика по сносам, это в большинстве своем не статусные здания. Но это объекты историко-градостроительной среды», — констатировал глава «Архнадзора».

Подготовили Екатерина Тимофеева, Асхад Бзегежев, Анастасия Глухих, Павел Коченевский

Вам может быть интересно:

Ивановская горка. Что рискуют потерять москвичи

Что пишут о фильме Ксении Собчак про «скопинского маньяка»

Побочные эффекты от «Спутника V» и AstraZeneca: вызывают ли вакцины от коронавируса тромбоз?

Поддержать лого сноб
Читайте также
Гордей Петрик
В российский прокат вернулся «Сибирский цирюльник» Никиты Михалкова. Двадцать три года назад этот фильм, вышедший в разгар политического и экономического урагана, напомнил стране о том, что у России — особый путь. И о том, что Родина важнее желудка, а власть по природе своей сакральна, имеет право на роскошь. В 2021 году кинематографическое золото великой империи, реставрацию которой ознаменовал фильм Михалкова, кажется, блекнет на фоне кадров дворца в Геленджике. О символизме «Сибирского цирюльника» размышляет Гордей Петрик
Андрей Аксенов
В современной России вырезают сексуальные сцены из фильмов о геях, срывают проведение ЛГБТ-фестивалей, а перед президентскими выборами выпускают ролики про «геев на передержке». О том, как к гомосексуальности относились в Российской империи (спойлер: лучше, чем сегодня), специально для «Сноба» написал ведущий подкаста «Закат империи» Андрей Аксенов
В 1997 году в Великом Новгороде убили бизнесмена Александра Садриева. Тогда его 16-летняя дочь Настя отказалась от мечты стать переводчиком и решила, что будет следователем. Спустя 23 года после гибели отца она добилась того, что дело снова взяли в работу и следствие установило имена его убийц. В феврале СК сообщил, что направил уголовное дело в суд для рассмотрения по существу. Анастасия Садриева рассказала «Снобу», как она пережила смерть папы, почему никто не занимался расследованием его убийства ‎и кто оказался киллером