Irina Abarinova

«Не рассказывай мне, как ты жил, я увижу это по тому, как ты будешь умирать»

Не помню точно, чьи это слова, но кажется, Серафима Саровского. Мне они кажутся удивительно мудрыми. «Смириться со смертью трудно, но возможно». Многие великие (и не только великие) люди приняли смерть достойно и мужественно.  Я почему-то верю, что смерть никогда не бывает концом: это всегда продолжение бытия в другом мире. Одна дверь закрывается, другая открывается.  Для умершего, независимо от времени и вида смерти, это событие означает, что путешествие его души завершено.  Приятие смерти абсолютно необходимо для того, чтобы все – и покойный, и живые – могли перейти к новым опытам.  Если человек очень боится смерти, то это значит, что он боится вообще любых перемен в его жизни. Когда же он освобождается от страха смерти, он избавляется и от многих других страхов.  Прекрасную историю рассказал Борис Акунин недавно в своем блоге об одной прекрасной и умной даме. Но больше всего, меня тронули ее слова перед смертью: « это было интересно...» А вот, еще несколько предсмертных слов знаменитых людей: Императрица Елизавета Петровна крайне удивила лекарей, когда за полминуты до смерти поднялась на подушках и, как всегда, грозно, спросила: «Я что, все еще жива?!». Но, не успели врачи испугаться, как все исправилось само собой. Граф Толстой последнее, что произнес на смертном одре: «Мне бы цыган услышать — и ничего больше не надо!» Композитор Эдвард Григ: «Ну что ж, если это неизбежно...». Павлов: «Академик Павлов занят. Он умирает». Физик Гей-Люссак: «Жаль уходить в такой интересный момент». Дочь Людовика XV Луиза: «Галопом в небеса! Галопом в небеса!».
30

Почему так легко обидеть русского человека?

Почему он заводится с пол-оборота, видя в безобидном вопросе или мнении оскорбление или унижение. Почему вполне цивилизованный вопрос «не пора ли вывозить детей за границу» встречает яростный отклик «опять нас окунули в дерьмо» и вообще «пора запретить эмигрантам учавствовать в обусждении наших проблем». Почему простое человеское поздравление с назначением нового модератора вызывает желание нахамить «опять будет нам навязывать свои американские взгляды». Вообще, что за буйная и страстная манера выражений иногда по ничтожному поводу? Что это – истинно русская манера ведения спора или какая-то подростковость и незрелость мышления, совершенно не связанная с культурологическими особенностями? Один американец, женатый на русской говорит, что никогда не слышал в лексиконе западного человека  слово «унижение» чаще, чем у своей жены. Второй, владелец ресторана в Нью Йорке, где большинство его работников русские, говорит, что « без обид не проходит и дня, так как все считают себя гениями и требуют соответствующего обращения». Третья, глава русско-американского благотворительного фонда, удивляется схожести российского менталитета со специфической категорией американцев (в большинстве черных), сидящими на welfare. А именно, чувстве превосходства непонятно на чем основанное, нападать и остервервенело защищаться по малейшим поводам, цепляться за всякую мелочь. Нетерпимые и резкие высказывания в некоторых дискуссиях на сайте Сноб, особенно проявляются по отношению к комментаторам, которые живут вне Росиии. Они и сами знают, что  «виноватые» по определению и стараются быть максимально вежливыми и терпимыми к оппонентам. Хотя нет нет, да и проявится  родной характер, и тогда уже и они - успешные, образованные, состоявшиеся  и почти, что нобелевские лауреаты, могут вспомнить «детство золотое» да и послать на три буквы. Давайте, все-таки по-спокойнее и по-терпимее к друг другу. Как поется  в  одной  американской песне: "We are all in this together." Давайте  как  взрослые.  
54