Владимир Тодрес

Владимир упоминается в этом тексте

Зачем нужны гей-парады

Дело было так. В ночь на 28 июня 1969 года в баре под названием «Стоунволл» в нью-йоркском районе Гринвич-Виллидж случился рейд. Это было обычное явление. Когда вышибала, смотревший на улицу — и на потенциальных посетителей — сквозь глазок в запертой двери, видел приближавшихся полицейских, в обычно затемненном клубе включали верхний свет. Это был знак присутствующим перестать танцевать, обниматься, держаться за руки. В то время в городе Нью-Йорке, как и во многих других городах, действовало множество местных законов, направленных конкретно против гей-баров: запрещались танцы с партнерами своего пола, запрещались публичные проявления нежности между однополыми парами, запрещалось женщинам носить на публике мужскую одежду, а мужчинам — женскую (на себе надо было иметь не менее трех вещей, соответствующих полу). Нарушения грозили штрафами, задержаниями и — самое страшное — публикациями в местных газетах и сообщением о задержании и его причине по месту работы.
0
Владимир упоминается в этом тексте

25 марта 2011 года

Кого забанили? Владимира Тодреса
0

Владимир Тодрес: А я понял, в чем суть швейцарской жизни

А я недавно наблюдал события, которые воплощают в себе всю суть жизни в государстве Швейцария. Во-первых, вылетая из Женевы в Москву в субботу, я услышал новость. Нашли виновника транспортного происшествия, произошедшего накануне. Водитель Ferrari задавил корову и бежал с места происшествия, но на следующий день был пойман. Радио рассказало об этом первой новостью. И в то же утро я увидел подготовку к «маршу несогласных» в центре Женевы. Полицейских было больше, чем всего населения Женевы, — человек 800. «Несогласные» собирались провести демонстрацию против экономического форума в Давосе. Они обратились за разрешением на митинг, получили отказ. Тогда они предупредили, что проигнорируют отказ. И весь город бросился писать письма: все предупреждали друг друга по электронной почте, что не надо ходить в центр и надо убрать машины, потому что их будут жечь. Письма рассылали на работе, у детей в школе, друзьям. Я, к сожалению, не знаю, чем все кончилось, — я улетел в Москву. Но корова шла первой новостью, а в городе между тем собирались жечь машины. На вечеринке «Сноба» я встретил Панюшкина — он дописывает книгу о «маршах несогласных» и работает над эпилогом. И я предложил ему эту историю использовать, но, кажется, он решил не принимать ее как идеологически неправильную.
0