Призрак в доспехах. Что надо знать о защитных механизмах психики

Даже самый психически здоровый человек не может избежать внутренних конфликтов — противоречивые эмоции, желания, установки и воздействия среды постоянно тянут нас в разные стороны. Чтобы жизнь не воспринималась как полный хаос, в нашем сознании стоят определенные ограничители — психзащиты

Изображение: DEA / SEEMULLER / Getty Images
Изображение: DEA / SEEMULLER / Getty Images
+T -
Поделиться:

Дави, расщепляй

Первым вопрос о психзащитах поднял Зигмунд Фрейд в 1894 году. Лучше всего он успел изучить механизм вытеснения, который отлично укладывался в трехкомпонентную модель личности («Ид» — инстинктивные влечения, «Эго» — сознательная часть психики и управление поведением, «Супер-Эго» — самонаблюдение и моральная оценка). Разрушительные, с точки зрения совести индивида, желания, по Фрейду, как бы «выдавливаются» из сознательной части психики в бессознательную, чтобы они не повлияли на поведение и не привели к неприятным последствиям. Психиатр придумал удобную аналогию: нормальная работа психики — лекция, нежелательный импульс — студент-хулиган, который шумит и мешает. Лектор — сознание — прогоняет нарушителя из аудитории. После этого читать лекцию (или сохранять психическое равновесие) становится проще, но обычно не получается долго удерживать хулигана за дверью без последствий — если слишком часто использовать механизм вытеснения или если вытесняемые желания очень сильны, напряжение накапливается и приводит к неврозам.

Младшая дочь Фрейда Анна стала первой, кто попробовал составить «перепись» основных психзащит. Кроме того, она более детально разработала само понятие. В частности, Анна обратила внимание на то, что разные защиты возникают на разных стадиях развития психики — некоторые начинают срабатывать с самого раннего детства (скажем, отрицание, проекция и вытеснение), а другие развиваются в соответствии с изменением нашей картины мира и представлениями о морали и, соответственно, считаются более «зрелыми» (например, рационализация и интеллектуализация).

Многие пункты теории Фрейда сейчас считаются устаревшими и не соответствующими действительности (например, зависть к пенису, психосексуальные стадии развития и вообще сексуальность как главный «движок» психики), но существование защитных механизмов в том или ином виде признается большинством направлений психологии, хотя их классификации неоднократно переосмыслялись. Психзащиты нельзя ни запеленговать на томографе, ни доказать экспериментально их существование, это лишь удобная объяснительная модель. Но она хорошо работает в терапевтической практике — опыт специалистов показывает, что у пациентов в разной степени проявляются примерно одни и те же типичные «баги», как их ни именуй.

Например, в гештальт-терапии психзащиты называются механизмами прерывания контакта, потому что эта школа определяет здоровое функционирование психики через связь личности с окружающей средой. А когнитивно-бихевиоральное направление психотерапии (КБТ), самое далекое от психоанализа и пока что самое эффективное с точки зрения доказательной медицины, предлагает свой аналог психзащит — дисфункциональные когнитивные схемы, которые появляются как побочный эффект нашего опыта и попыток приспособиться к окружению. Это как условный рефлекс, закрепившийся в эмоциональной ситуации, что-то вроде «обжегшись на молоке, теперь дую и на воду». Подход к решению в разных школах психотерапии будет различаться (психоаналитик будет копать вглубь, до источника детской травмы, а КБТ-терапевт попробует доказать иррациональность старой установки и «перезаписать» поведенческие привычки заново), но суть проблемы примерно одна и та же.  

Кроме того, теперь считается, что защиты направлены не только против запретных желаний, но и против стресса, когнитивного диссонанса (несоответствия новой информации устоявшейся картине мира) и негативных эмоций в целом. Типичный для человека набор психзащит в какой-то степени формирует его характер, а при существенных перекосах способствует возникновению психических расстройств. Часто вышедшие из-под контроля психзащиты требуют проработки на терапии, но в любом случае полезно знать об их существовании и учиться замечать их за собой  — это позволяет более объективно взглянуть на кризисную ситуацию и понять, как изменить ее к лучшему.

Список распространенных психзащит

  • Всемогущий контроль — человек воспринимает себя как причину всего происходящего, даже если он на самом деле никак не мог на это повлиять (потому что это принять проще, чем то, что окружающий мир невозможно контролировать). Классический пример: маленькие дети, у которых разводятся родители, часто берут на себя вину за распад семьи.
  • Диссоциация — отделение себя от своих неприятных переживаний, в результате которого они начинают восприниматься как происходящие с кем-то другим. Считается, что эта психзащита лежит в основе диссоциативного расстройства — того, что в народе называется «раздвоением личности»: в попытке справиться с серьезной психической травмой человек создает себе новое «Я», которое может иметь другой характер, национальность, возраст, пол и даже уровень интеллекта.
  • Интроекция — бессознательное включение в свой внутренний мир воспринимаемых извне точек зрения, мотивов и установок. Наши взгляды на то, что правильно и неправильно, часто определяются нашим воспитанием и культурой: например, выросшая в патриархальном обществе женщина может сама в глубине души не хотеть детей, но быть уверенной, что нельзя состояться в жизни, не став матерью.
  • Отрицание — полный отказ от осознания неприятной информации. Типичная реакция на шокирующую новость (например, смертельный диагноз) — человек просто не хочет ей верить и продолжает вести себя так, как будто ничего не произошло. Зачастую это вполне адаптивная стратегия (отрицание позволяет психике постепенно свыкнуться с тяжелым горем, избежав резких перегрузок), но она может стать опасной, когда требуются немедленные действия по предотвращению еще большей катастрофы.
  • Проекция — ошибочное восприятие своих внутренних процессов как происходящих извне. Например, человеку, который в глубине души чувствует себя виноватым в каком-то проступке, может начать мерещиться, что все окружающие его осуждают, даже если им все равно.
  • Соматизация — склонность переводить психологический стресс в телесные ощущения: у людей, которые активно пользуются этой психзащитой, может подскочить температура от переживаний или начаться загадочные боли в голове, спине и других частях тела. При этом они могут не понимать исходную причину и искать помощи у обычных врачей. Иногда такую форму может принять даже психическое расстройство — например, существует «маскированный» вариант депрессии, когда человек совсем не ощущает спада настроения, зато все время жалуется на плохое самочувствие.
  • Вытеснение — мотивированное забывание событий или ощущений, связанных со стрессом и внутренними конфликтами. Например, опыт насилия, который жертва потом не может вспомнить (на самом деле, не хочет вспоминать, потому что это слишком болезненно или противоречит картине мира жертвы — скажем, если насилие было со стороны близкого родственника или друга).
  • Замещение — бессознательный перенос импульса или чувства с первоначального объекта на другой. Классический пример: сотрудника отругал начальник, и он срывает раздражение на собственном подчиненном или на ребенке (потому что кричать на начальника в ответ опасно).
  • Интеллектуализация — неосознанное стремление контролировать эмоции и импульсы через рациональную интерпретацию «со стороны». Эта психзащита позволяет вести себя разумно и хладнокровно в напряженной ситуации, «держать лицо» и хорошо владеть собой, что часто бывает полезно, но тут есть и оборотная сторона: люди, перебарщивающие с интеллектуализацией, не могут позволить себе непосредственное выражение эмоций, даже когда оно выгодно (например, во время признания в любви или при выяснении отношений с близкими).
  • Аутоагрессия — перенаправление негативных эмоций, изначально посвященных какому-то внешнему объекту, на самого себя. Это происходит потому, что на агрессию по отношению к первоисточнику по какой-то причине стоит внутренний запрет. Например, это злость ребенка на родителей (нельзя, потому что ребенок от них зависит) или недобрые чувства матери к ребенку (нельзя, потому что сильно осуждается социумом).
  • Рационализация — стремление почувствовать контроль над своим поведением через поиск рациональных причин или выгод. Два распространенных варианта — «не очень-то и хотелось», когда что-то не получается, или «в этом есть и свои плюсы», когда все происходит не так, как ожидалось. Это эффективный способ примириться с действительностью и не изводить себя из-за вещей, которые невозможно изменить, но, увлекшись рационализацией, можно поверить, что вы управляете собой, даже когда эмоции толкают вас на опрометчивые поступки.
  • Регрессия — возврат к инфантильным моделям поведения, свойственный как детям старшего возраста, так и многим взрослым при сильном стрессе, тревоге, усталости и физическом истощении. Всем нам время от времени хочется «на ручки», и в этом нет ничего страшного, если человек не теряет способности брать на себя ответственность, когда оказывается в критической ситуации.
  • Сублимация — перенаправление импульсов в социально приемлемую деятельность. Даже те, кто никогда не интересовался психологией, слышали что-нибудь про эту психзащиту: в обывательском представлении это что-то вроде «если у художника мало секса, от этого картины лучше становятся». На самом деле нет серьезных научных подтверждений того, что воздержание каким-либо образом улучшит ваш творческий КПД. Скорее наоборот: более насыщенная в целом жизнь поможет примириться с нехваткой секса. Более того, даже в психоаналитической теории сублимация не всегда связана с сексуальными импульсами. Например, перенаправлять можно агрессию (много злости и хочется подраться — самое время поиграть в Mortal Combat или написать рассказ с яркими сценами насилия).

 

Читайте также

 

Новости наших партнеров