Владимир Волошин vs Лоран Лекамп:
Бизнес в Китае, а в России — будущее

Партнерский материал

В день открытия нового бутика Carl F. Bucherer в «Смоленском пассаже» в Москве «Сноб» встретился с Лораном Лекампом, членом правления и исполнительным вице-президентом по продажам Carl F. Bucherer, бывшим чемпионом Франции по самбо, марафонцем и трейлраннером, и Владимиром Волошиным, управляющим партнером Newman Sport & Business Consulting, первым президентом совета выпускников бизнес-школы «Сколково» и четырежды айронмэном. Они обсудили, что общего у бизнеса в России и триатлона, почему важно ставить себе сверхцели и как быть, когда начинаешь сомневаться в своих возможностях

4 октября 2017 13:35

Забрать себе

Фото: Татьяна Хессо

Лекамп: Carl F. Bucherer — это семейная мануфактура из Люцерна, марка принадлежит семье Бушерер с момента ее основания в 1888 году. По всему миру у нас есть friends of the brand: Сильвестр Сталлоне, Киану Ривз и другие. Когда я узнал о вас, я понял, что вы можете стать одним из них, потому что то, что вы делаете, соответствует духу бренда. Единство с природой, честность и открытость — полное совпадение с нашими идеями.

Волошин: У нас и лично с вами много общего — в первую очередь, в спорте. Как и вы, я попробовал себя и в плавании, и в легкой атлетике. Сейчас мое главное увлечение — триатлон и все, что связано с выносливостью, то есть марафонские дистанции. Я пробую себя в ультрадистанциях и в этом году стал первым человеком в России, который преодолел пятикратный Ironman — 19 километров плавание, 900 велогонка и 211 бег. Через спорт мы учимся думать, принимать решения, чувствовать и слушать себя. Это помогает найти источник энергии, который нужен нам для работы. И конечно, находим много интересных людей, близких нам по духу и философии.

В серьезный спорт идут люди, которые ищут новые цели, они неспокойны по жизни. В спорте они себя воспитывают, добиваясь новых результатов, учатся всегда идти вперед. Таких людей в России очень много, и поэтому я считаю, что Россия — страна возможностей, а ее будущее в надежных руках. И у меня нет никакого желания уезжать отсюда, я хочу, чтобы мои дети росли здесь. А вот вы, например, видите в нашей стране огромные перспективы для бизнеса.

Фото: Татьяна Хессо

Лекамп: Россия для меня далеко не просто рынок. Я влюбился в ее культуру и людей. Мои родители и друзья всегда скептически переспрашивают: «Что? Жить в России? Зачем это тебе?» Они знают об этой стране очень мало — из новостей. Я видел своими глазами Москву, Екатеринбург, Тюмень, Ростов-на-Дону, Сочи — я влюблен. Тут другая атмосфера: еду ли я в метро, катаюсь ли в горах, я чувствую себя как дома. Не могу сказать почему, но бизнес — это в Китае, в Европе или Америке. В России — не бизнес, тут будущее. Это чувство, которое сложно объяснить.

Все люди находятся в одинаковых условиях: у нас у всех в сутках 24 часа. Как вы относитесь к своему времени, зависит только от вас

Волошин: Дело, наверное, в том, что здесь бизнес строится на человеческих отношениях больше, чем где-либо. Для меня это однажды стало открытием. Когда мы с Newman Sport & Business Consulting начали запускать в России партнерские проекты, я обнаружил, что здесь очень легко работать с людьми. Пока просто передвигаешься в Москве по улицам, в пробках, создается впечатление, что тут все друг на друга обозлены и ходят с серыми лицами. Но стоит начать что-то делать, как у вас очень быстро появляется команда. В городах, где вы прежде не бывали, с людьми, которых вы прежде не знали. Потому что они на самом деле добры и расположены друг к другу.

Это наблюдение подтверждается каждый раз, когда я строю большие планы. Пять лет назад я поставил себе цель преодолеть самый сложный многодневный ультрамарафон в пустыне. В подготовку надо было вложить много времени и ресурсов. Когда я задумываю что-то большое и мне надо принять сложное решение, я пользуюсь списком вопросов, который мне в этом помогает. И в нем есть важный вопрос: кому от этого хорошо? Я решил, что большие испытания надо связывать с благотворительностью. Но я не знал, как это работает и получится ли в России. Тогда я просто написал большой пост в фейсбуке, на который откликнулись сотни людей, абсолютно мне незнакомых. Мне говорили: «Мы сами такой марафон никогда не пробежим, но тебя поддержим». Так я столкнулся с тем, что хороших, активных людей в России намного больше, чем безразличных. Люди очень сопереживают и готовы помогать. Ничего великого нельзя сделать одному, всегда нужна команда. Точно так же, как Carl F. Bucherer удалось успешно прийти в Россию благодаря сотрудничеству с Rich Time Group — и так во всем.

Фото: Татьяна Хессо

Лекамп: Этим бизнес похож на спорт, на тот же триатлон.

Волошин: Конечно! У каждого человека есть своя граница возможностей. А спорт в жизни человека — возможность отбросить эту границу как можно дальше. Сегодня ты решил заняться спортом, проснулся утром, надел кроссовки и побежал, хотя раньше никогда так не делал. Через какое-то время ты пробежал расстояние, которое никогда раньше не пробегал. Потом нашел людей, вместе с которыми начал преодолевать это расстояние регулярно вместе — а какое-то время назад это казалось нереальным. Через спорт и постановку новых целей люди узнают свои новые границы, а в конце концов начинают по-другому себя вести. Не только потому, что человек начинает лучше себя чувствовать физически — у него формируется другой характер: он становится терпимее, выносливее, внимательнее и учится работать с людьми в команде.

Так что я часто говорю, что правила спорта очень легко переносятся в бизнес, а вот правила бизнеса в спорт — очень редко.

Если ты хочешь быть счастливым, ты должен тренировать не тело, а дух. А сильный духом уже ни перед чем не остановится

Лекамп: Раньше, когда я приезжал в новые города по работе, я всегда брал с собой спортивную форму, чтобы знакомиться с городом во время пробежки.

Волошин: Три года назад я делал похожее: приезжая в новый город, сообщал людям, которые хотели со мной увидеться, что в семь утра выхожу из гостиницы на спокойную утреннюю пробежку. И все, кто хочет со мной познакомиться, могли присоединиться. Я думал, никто не будет приходить. Но в Краснодаре, Сочи, Тюмени в семь утра у гостиницы меня ждали десятки людей. И для меня важно качество этих людей. Те, кто может прийти на пробежку в семь утра, — это другие люди. Со многими ребятами и девушками после таких встреч сохранились теплые дружеские отношения, а с некоторыми теперь вместе работаем.

А с вами мы побежим в следующем году марафон на Байкале.

Лекамп: Я все еще не понимаю, как вы уговорили меня пробежать не половину, а все 42 километра.

Волошин: Но зачем бежать только половину?

Лекамп: 42 километра при температуре минус 15–20 градусов и холодном ветре. Не представляю, как это будет. Надеюсь, я выживу.

Фото: Татьяна Хессо

Волошин: Конечно. Мы с вами хорошо подготовимся к этому испытанию. Если замахнуться только на половину от такой большой цели, то это обычная цель. А в жизни нужно ориентироваться на сверхцели. Но ни одна большая цель не должна быть последней в жизни. Надо не только ее достичь, но и остаться в форме, чтобы потом брать новые. Нужно хорошо себя знать, чтобы не переоценить возможности: как в спорте, так и в бизнесе.

Все люди находятся в одинаковых условиях: у нас у всех в сутках 24 часа. Как вы относитесь к своему времени, зависит только от вас. Время — это ваш главный ресурс. Чем больше ты планируешь, тем больше успеваешь. Спорт, кстати, отличный способ развить навыки тайм-менеджмента: невозможно подготовиться к марафону, если ты не выделишь под это один-два часа в день таким образом, чтобы от этого не пострадали коллеги по бизнесу, семья и друзья. Так что 24 часа — единственный ресурс, на который мы не можем влиять, но которым мы можем управлять.

Лекамп: Мой дедушка перед смертью дал мне три совета о том, как быть счастливым. Два из них я приберегу для себя, а об одном расскажу. Дедушка сказал: жизнь непредсказуема, и ты никогда не знаешь, что может случиться, поэтому, если ты хочешь быть счастливым, ты должен тренировать не тело, а дух. А сильный духом уже ни перед чем не остановится. Мой дедушка тоже был спортсменом, занимался параглайдингом и стал чемпионом Франции в беге на десять километров, когда служил в армии. Он всегда говорил, что мы «бежим марафоны» всю нашу жизнь.

Сила маленьких шагов бесценна: маленькими шагами можно уйти очень далеко вперед

Как-то я бежал длинный марафон в Италии, и уже изнемогал — позади было больше 30 километров, впереди оставалось еще около трех, которые всегда даются тяжелее всего. Но тут меня догнала девушка, пробежала рядом, а потом обогнала. Мой дедушка говорил: если тебя обогнала девушка, ты должен собраться, чуть-чуть обогнать ее и бежать немного впереди. Так я и сделал, хотя казалось, что сил уже не оставалось. А на финише нас встречали прекрасные зрители, все аплодировали. В жизни так же: ты вкалываешь, потеешь, но, если в твоей голове правильный настрой, ты достигаешь цели, и тебя встречают овациями.

Один из последних моих ультрамарафонов проходил в жару выше 30 градусов, я бежал уже несколько часов, и у меня кончилась вода. Мне пришлось остановиться и подумать, что делать. Я снова услышал голос дедушки: остановись и передохни 30–40 минут. И хотя на соревнованиях ты никогда не должен останавливаться, я решил, что сделаю передышку, чтобы восстановить силы. В жизни, как и на марафоне, если случаются какие-то препятствия, если что-то сложно и тяжело, иногда лучше остановиться. Точно так же, когда я с Carl F. Bucherer решил прийти в Россию, мне говорили, что это безумие и делать сейчас бизнес в России — плохая идея. Все мои коллеги говорили, что сейчас не время, лучше сконцентрироваться на Китае. Я был не согласен, но было тяжело принимать решение с таким настроем окружающих. Тогда я взял перерыв на 40 минут, подумал и понял, что я прав: в России есть перспективы и будущее.

Надеюсь, на байкальском марафоне передышка мне не понадобится.

Фото: Татьяна Хессо

Волошин: Наша цель не пробежать его за короткое время, а оказаться на финише в хорошем состоянии, потому что и для меня, и для вас это будет первый такой опыт. У меня тоже есть пара приемов, которыми я пользуюсь в сложные моменты. Когда я преодолевал ультрамарафон в пустыне, тяжело бежать было еще на старте, а впереди — семь дней в движении. Жара, травмы, нехватка воды — это очень сложно. На третий или четвертый день меня начали посещать мысли: а может, остановиться? Во время марафона ты находишься без связи — не можешь позвонить близким, узнать новости и так далее. Единственное, что ты знаешь, — то, что твои близкие ждут, когда ты финишируешь. Неважно, за какое время, цель — оказаться на финише. Тогда я решил, что я не имею права сойти с дистанции.

В другой раз, когда мне нужно было пробежать 211 километров на время, я планировал успеть за 80 часов. Ночью, когда я чувствовал себя уже страшно уставшим, и никого вокруг не было, было желание остановиться и лечь поспать хотя бы пару часов. Но я подумал: это один из тех случаев, когда ты можешь остаться в той же самой точке, а время пойдет дальше вперед. И если я хочу, чтобы результат был хорошим, то я должен идти, пусть медленно, но не останавливаться. Тогда силы постепенно вернутся, а я не потеряю эти два часа полностью, потому что продолжу движение. Сила маленьких шагов бесценна: маленькими шагами можно уйти очень далеко вперед.

Читайте также

Игорь Залюбовин

Не спать три дня, плыть на пенопластовой доске. Самая безумная гонка планеты

Победительница марафона на выживание Виктория Зарина рассказала «Снобу», как пробежать, проплыть и проползти полтысячи километров за 54 часа

Читайте также

Юлия Гусарова

О чем они говорят, когда говорят о беге. Шесть марафонских историй

В преддверии II Московского марафона, который состоится 21 сентября, «Сноб» пообщался с людьми, чья жизнь изменилась благодаря выходу на пробежку

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров