Вадим Рутковский /

Иди и снимай.
Омский кинофестиваль дебютов открыт

24 апреля на земле сибирской стартовал фестиваль «Движение». Открытие превратилось в полноценный спектакль о теории и практике кино

Фото: www.dvijenie.org
Фото: www.dvijenie.org
+T -
Поделиться:

В самолете я смотрел «Мальчишник в Бангкоке» (самое то, чтобы смотреть в самолете). Если не видели или забыли, расскажу, что дикие приключения героев начинаются с маршмеллоу, напичканной наркотиками. Фильм был в дубляже, и маршмеллоу превратилась в зефир. «А кушаете вы по аккредитации в ресторане "Зефир"», — сообщили девушки из пресс-службы по дороге в гостиницу. «Хороший знак», — подумал я. На месте оказалось, что полное название ресторана «Соленый зефир». Это странное сочетание несочетаемого — подходящая метафора для фестиваля (и, возможно, всего российского кино).

Церемония открытия началась, как заведено, с выступлений официальных лиц. Впрочем, смахивающий на Юла Бриннера губернатор Омской области Виктор Назаров выступил бодрячком, поприветствовав «молодых ребят, готовых генерировать» и высказав надежду на то, что «с Омского фестиваля зажгутся новые звездочки». Неизбежную дозу чиновничьей тоски внес представитель Минкульта Вячеслав Тельнов, который прочел приветственное слово Владимира Мединского, запнувшись на слове «перспективных». Президент фестиваля Артем Михалков вручил первую награду «Движения» продюсеру Сабине Еремеевой — действительно, лучшей из молодых, в фильмографии сделанных при ее поддержке картин нет ни одного проходного названия (навскидку назову три моих любимых фильма: «Марс» Анны Меликян, «Перемирие» Светланы Проскуриной, «Измена» Кирилла Серебренникова). Не могу не придраться к другим словам Михалкова — о том, что за четыре дня фестиваля «вы сможете все 65 фильмов-участников посмотреть». Нет, не сможем: показы на трех фестивальных площадках проходят  только вечерами и одновременно.

В итоге я, вместо того чтобы с утра пораньше сидеть в кинозале, пишу этот текст.

А открытие фестиваля, поставленное Алексеем Аграновичем, должно быть описано. Из дежурного действа получился маленький спектакль, в котором Петр Федоров сыграл начинающего режиссера, мучимого сомнениями и рефлексиями (фиксируемыми, само собой, на видео). Нерешительный режиссер грезит спонтанным, лишенным заданности кино и слушает наставления более опытных товарищей: с экрана вещают Федор Бондарчук, Валерия Гай Германика, Алексей Мизгирев и Борис Хлебников. Наставники противоречат друг другу: Мизгирев говорит, что главное — сценарий, если он хорош, то никакой режиссер не испортит; Бондарчук же убеждает, что сценарист — враг твой, главное — дружи с оператором. На кастинг к Федорову приходит артистка Омской драмы Екатерина Потапова. С вопросом, какой должна быть актриса, Федоров обращается к сидящим в первом ряду членам жюри — актрисе Алисе Хазановой, продюсеру Наталье Мокрицкой, председателю жюри, режиссеру и драматургу Василию Сигареву. Когда герой Федорова перестает скрывать сексистские намерения и берет крупный план губ актрисы, девушка выводит на сцену бойфренда-рэпера, нормального парня, не следящего за новинками от Ван Сента и Триера. Речитатив с легкой социальной критикой (по поводу побитых дорог и некрашеных пешеходных «зебр» — подозреваю, что есть городские проблемы посерьезнее) и сорвавшим аплодисменты упоминанием кафе «Эверест» (см. колонку Николая Ускова) неожиданно срифмовался с наставлениями Валерии Гай Германики: вряд ли любой кинодебют изменит хоть что-нибудь в этом мире. Только в устах Гай Германики признание этого факта несет позитивный заряд: раз так, значит не надо, Петя, бояться, бери камеру и снимай кино. «Снимай кино», — эффектно прорычал с экрана и Федор Бондарчук. Это не страшно, это легко — как песня Нины Карлссон, под которую прошел киноклип из фильмов-конкурсантов.

И снова соленый зефир: фильм открытия «12 месяцев», режиссерский дебют Александра Баршака, — пример того кино, в котором спонтанности и незаданности как раз нет. Баршак, кокетничая конечно, назвал свой фильм «дешевым мейнстримом». Он не дешевый, с бюджетом «12 месяцев» все в порядке, но мейнстрим, да, точнее то, что в российской киноиндустрии под мейнстримом понимают: романтическая комедия, похожая на евроремонт, гладкая, с описанной во всех учебниках драматургии конструкцией и проверенными временем клише. Но, с другой стороны, с хорошими артистами (и школьник Максим Юдин легко уделывает взрослых коллег), забавными камео хоккеистов Малкина и Ковальчука и дрессировщиков Запашных и одной удачной шуткой про месяц август. Самое то, чтобы смотреть на открытии фестиваля.

 

Читайте по теме:

Вадим Рутковский: Детские болезни в «Движении». Второй день Омского кинофестиваля