Кино на «Снобе»:
Вуди Аллен в документальной комедии «Вуди до Аллена»

Спецпроект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает киношутка Марии Васюковой, режиссера, перед которой не смог устоять выдающийся американский коллега

Фото: Yana Bannikova
Фото: Yana Bannikova
+T -
Поделиться:

На вопрос о своем возрасте Мария Васюкова отвечает так: «Всегда забываю, сколько мне лет — то добавляю, то отнимаю... Примерно средне-арифметически 27». Не имея кинематографического образования, которое ей заменяет насыщенный жизненный опыт (работа на студии Алексея Учителя, стажировки в Лондоне и Нью-Йорке, знакомство с разными культовыми личностями — обо всем этом она расскажет сама), Васюкова сняла уже целую серию документальных фильмов, самым известный из них — «Вуди до Аллена», где в кадре собственной персоной появляется автор «Энни Холл», «Вики Кристины Барселоны» и «Жасмин». Премьера прошла на фестивале Woodstock в Нью-Йорке, потом были Raindance в Лондоне, Flickerfest в Сиднее, «Послание к человеку» в Петербурге; в общей сложности фильм объехал 30 кинофестивалей. Он получил приз за лучший короткометражный фильм в американском павильоне в Канне (программа Emerging Filmmaker Showcase). В апреле 2013-го вышел в американский прокат, одновременно с картиной Софи Леллуш «Париж — Манхэттен», где Вуди тоже появляется в роли самого себя. Онлайн-премьера — у нас.

Как Арт и деньги «испортили» человека. У некоторых людей, наверное, приход в кино был обусловлен случаем. Я вот не могу сказать, что в моей жизни что-то внезапно произошло такое, что меня потом случайно нечто увлекло. Я родилась в Калининграде, в семье инженеров и экономистов, правда, один наш родственник очень любил кино — записывал мне видеокассеты с фильмами Антониони. Вдобавок мой учитель английского опробовал на мне кинометод: когда мне было 10 лет, он оставлял меня смотреть «Монти Пайтонов» и «Психоз» Хичкока, а потом возвращался и заставлял пересказывать увиденное. Когда я поступила в университет, то стала работать со своим учителем, ставшим арт-директором местного кинотеатра (зовут его, к слову, тоже Арт). Только кинотеатр был необычный. Каждый понедельник к нам с Артом приходил большой человек — Геннадий Петрович, за которым стоял другой человек — Олег Викторович. Меньше ростом, но «главности» у него было больше — он вообще никогда ничего не говорил, только кивал головой. А Геннадий Петрович, доставая из кармана толстенную пачку денег, произносил только одно слово: «Сколько?» Нашей задачей было каждую неделю организовывать мероприятие европейского уровня: творческие встречи, фестивали, ретроспективы. Перечислю гостей, оказавших на меня особенное влияние: Лия Ахеджакова, Валентин Гафт, Майкл Фассбендер, тогда еще только готовившийся к съемкам в «Голоде», Жан-Жак Анно, Пьер Грюнштейн (французский продюсер, на счету которого, среди прочего, «Скафандр и бабочка» и «Кускус и барабулька». — Прим. ред.). Общение с ними стало, конечно, и школой, и катализатором.

Школа «Рока». К слову, мне очень хотелось попасть в киношколу, и какое-то время, параллельно с экономическим факультетом, я училась на курсах по киноискусству в Лондоне. Я даже думала уйти из университета, но ректор уговорил остаться. Так два с половиной года я жила между Лондоном и Калининградом. Закончив университет, поехала в Нью-Йорк на практику в «Линкольн Центр», а оттуда, с некоторыми виражами и детурами, оказалась в Москве — на студии Алексея Учителя. В 2009 году я приехала в Москву, где на фестивале ирландского кино познакомилась с Кирой Саксаганской. Через несколько дней мы встретились вновь, и Кира предложила мне работать у них на студии «Рок» — возглавить международный отдел. Это было замечательное время, я очень любила свою работу, нашу команду, мы до сих пор тесно дружим и, надеюсь, еще будем работать вместе. 

Экономика не должна быть экономной. Как я уже говорила, мое основное образование — экономическое. Первые два года интенсивный курс математики сначала вгонял меня в беспробудный сон, а потом у меня появился интерес к сюрреализму. Все эти дельты и стремления к бесконечности, теории совпадений, золотое сечение и геометрические теоремы... Творчество и цифры имеют какую-то космологическую связь, и сегодня именно геометрия, тема совпадений и случайностей стала центральной в моих исследованиях — и в сюжетном плане, и в визуальном.  

Вуди Аллен-Кенигсберг. Идея «Вуди до Аллена» родилась из шутки, корни которой уходят в годы, когда я работала в кинотеатре. История эта с самого начала обросла мифами. Арт постоянно подстрекал меня позвонить Вуди Аллену. Мы взяли на IMDB Pro телефон его агента и однажды вечером, когда в Америке начинался день, я ему позвонила. Но никто не ответил. Спустя пару лет, во время практики в «Линкольн Центре», на Нью-Йоркском фестивале, мой шеф Адам Леон, автор фильма «Гони бабки» (Gimme the Loot), рассказывал, как он в свое время проходил практику у Вуди на двух фильмах. Тогда, опять же шутки ради, я ему поведала про нашу с Артом идею статуи Вуди Аллена-Кенигсберга в Калининграде-Кенигсберге. Адам был уверен, что Вуди будет счастлив узнать об этой затее. Потом оказалось, что мачеха Адама — публицист Аллена, и, возможно, она могла бы ему показать эскизы статуи, но гарантировать Адам ничего не мог, так как Вуди на практике никогда ни на что не отвечает. История тем временем получила поддержку граждан города Калининграда и местной прессы. Написав письмо Вуди, я все еще довольно юмористически относилась к его участию в этой истории и не ждала никакого ответа, но уже на следующий день Вуди предложил встретиться. 

Камера в кармане. Мы встретились уже через неделю. На всякий случай я взяла с собой маленькую камеру, понятно, приди я с более-менее профессиональной камерой — не сняла бы ничего. Света в комнате не было, надвигались сумерки, камера дрейфовала из моих рук в руки ассистентки Вуди. Получилось домашнее видео из серии It’s dark but it’s a memory.

Как Лия Ахеджакова стала «крестной». В принципе, еще до отправки письма Вуди было решено, что независимо от того, будет ли от него какая-то реакция или нет, мы поставим статую. Уже тогда я решила сделать маленький документальный фильм. Меня поддержала моя нью-йоркская подруга Анна Медведева, которая сопродюсировала фильм вместе со мной. Съемки самого Вуди проходили в Берлине и Нью-Йорке, остальной материал я снимала в Калининграде, Питере, немного в Москве. Монтировали мы с Вовой Беком (игровой фильм Владимира Бека «Первый день» можно будет увидеть в проекте «Кино на «Снобе» в ноябре. — Прим. ред.) в Зеленоградске и Москве, на квартире у Лии Ахеджаковой, которая меня очень поддерживала всегда. У нас было три источника архивных материалов — Германия, Санкт-Петербург и Калининград. На всех этапах работы мне помогали мои друзья Алеша Климов и Миша Шприц — они выступили в роли креативных наставников. Закончила я монтаж уже в Париже, куда переехала работать над своим следующим проектом. 

«Наслаждались каждым моментом». С Вуди Алленом мы продолжали общаться около полутора лет. Наша переписка осуществлялась посредством его ассистентки Мелиссы, которая помимо слов Вуди передавала и его эмоциональные реакции. С самого первого письма я немного «литерализировала» персонаж Маши и ее приключения, и, судя по ответам, Вуди забавляли все эти письма. Ассистент Аллена писала, например, следующее: Hi Masha! Mr. Allen got such a kick out of your email! He really enjoyed it and laughed out loud at the misadventures. Когда я смонтировала фильм, мне, конечно же, очень важен был отзыв Вуди, и он был первым, кто увидел финальный монтаж. В ответ я получила письмо, в котором Мелисса пишет: Mr. Allen and I watched it side by side and were delighted every moment. 

Монтаж покажет. 95% всех съемок проходили по мере событий — не требовали никаких постановок или подготовки. Такой документальный фильм не требует сценария, история конструируется в период монтажа. Поэтому для меня больше сложностей было именно после начала монтажа. Но это очень интересный процесс, постоянно ставящий тебя перед выбором, требующий принятия решений, выведения параллельных линий в истории. Очень важно в этот момент, чтобы рядом был монтажер, которому ты доверяешь, который, в отличие от тебя, имеет определенную дистанцию от материала.

Эдип без комплексов. После «Вуди до Аллена» я сняла несколько короткометражек: Tri Angle в Нью-Йорке, «Эдип с бородой кучерявой, как у Зевса» в Париже, рекламные ролики, несколько работ как оператор — премьера фильма «Последний импресарио» только что состоялась на Лондонском кинофестивале. Сейчас я снимаю мэйкинг-офф «Госпожи Бовари» Софи Бартез с Миа Васиковской, Эзрой Миллером, Полом Джаматти и Рисом Ивансом. А также готовлю свой первый полнометражный документальный фильм.

Другие фильмы проекта:

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу koroche@snob.ru.