Анна Карпова /

Эксперты предсказали продолжение войны на Украине

Перемирие на юго-востоке Украины началось в ночь на 15 февраля, однако в первые же дни украинские военные и сепаратисты обвинили друг друга в нарушении условий мира. «Сноб» поговорил с военными экспертами Александром Храмчихиным и Виктором Литовкиным о том, почему не работает режим прекращения огня и что могло бы реально остановить вооруженный конфликт на территории восточной Украины

+T -
Поделиться:

Александр Храмчихин, заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа:

Я не вижу никаких принципиальных отличий этих минских договоренностей от предыдущих. Очень многие вещи, типа вывода наемников и иностранной техники, прописаны совершенно неконкретно. Кто это и о чем идет речь? Договоры о перемирии должны быть предельно конкретизированы. С теоретической точки зрения идея разведения войск от двух разных линий хороша, но что будет на практике? На вопрос, как быть с Дебальцево, новые минские соглашения не отвечают. ОБСЕ находится на территории конфликта уже очень давно и с тех пор еще ни разу ничего не проконтролировала. Не вижу причин, по которым сейчас ситуация должна измениться. Поэтому я очень сомневаюсь, что результаты новых минских соглашений будут отличаться от соглашений 19 сентября.

Война заканчивается, когда хотя бы одна из сторон утрачивает возможности воевать. Сейчас ни одна, ни другая сторона и близко не достигли целей, которые перед собой ставили, и у обеих есть ресурсы. Сколько бы им руки не выворачивали внешние участники, стороны будут хотеть воевать дальше. Поэтому не остается никаких волшебных способов прекращения войны кроме как победа одной из сторон, либо истощение всех участников конфликта, когда придется всерьез договариваться о мире.

США очень давно говорят о предоставлении военной помощи Украине. Но идея о поставке вооружения навязывается сумасшедшими республиканцами. Обама пытается сохранить адекватность, хотя понимает, что ничего, кроме вреда, эти действия Украине не принесут. Оружие ее действительно не спасет, но его поставка значительно ухудшит ситуацию: ведь это полностью развяжет руки России.

Виктор Литовкин, полковник в отставке, руководитель редакции военной информации ИТАР-ТАСС:

Я не верю, что перемирие будет длительным. Но передышка нужна обеим сторонам. Не только для того, чтобы провести передислокацию войск, но и для того, чтобы зализать раны. Отвод тяжелой техники на значительное расстояние, предусмотренный в новых минских соглашениях, — совершенно правильное решение. Хотя прекращение огня — желаемая, но не всегда достижимая цель. Украина никак не может смириться с тем, что она потеряла Донецкую и Луганскую области навсегда: между ней и Донбассом теперь проходят реки крови. Донбасс уже никогда не согласится стать частью Украины: в соглашениях могут писать что угодно, но в ближайшие 10-15-20 лет этот сценарий невозможен.

Еще одна важная проблема заключается в том, что «нормандская четверка» не выработала реального контроля за соблюдением перемирия. ОБСЕ, к сожалению, обладает очень ограниченными возможностями: они могут зафиксировать, что перемирие нарушено раз, второй, третий, могут подготовить отчет и переслать его в Вену. Но принять действенные меры против нарушителей перемирия они не в состоянии, это не их функция.

Альтернативным решением было бы введение миротворческих частей на территорию разграничения. Но миротворцев может ввести только Совет безопасности ООН. Будет ли это эффективно решать проблему, нельзя сказать наверняка, но ставить этот вопрос перед Совбезом ООН крайне необходимо.

На фоне переговоров о перемирии США намерены поставлять оружие на Украину. Мне представляется, что Америка заинтересована в кровавой бойне на Украине. США хотят заработать на украинской войне, получив три миллиарда долларов на поставке вооружения. Это ляжет бременем на экономику и жителей Украины, которое и будет расплачиваться за поставку оружия. Хотя это оружие никакого серьезного влияния на решение военных проблем Украины оказать не может. Это не то вооружение, которое может полностью переиграть ситуацию в ведении боевых действий.