big.jpg

Александр Косован

Раздражение богов. Как прошло обсуждение фильма «Убийство священного оленя»

Редакционный материал

Участники проекта «Сноб» побывали на предпремьерном показе фильма «Убийство священного оленя». Фильм снял греческий режиссер Йоргос Лантимос, главные роли в нем исполнили Николь Кидман и Колин Фаррелл. После показа главный редактор журнала «Сноб» Сергей Николаевич поговорил с профессором кафедры кино и современного искусства РГГУ Александром Марковым о том, что связывает этот фильм и древнегреческую мифологию

14 Февраль 2018 18:05

Забрать себе


Ɔ. Люди, знакомые с древнегреческой мифологией, наверняка заметили в фильме параллель с мифом об Ифигении, которую Агамемнон должен был принести в жертву за то, что убил любимую лань Афродиты. Что еще из мифологии древних греков можно было заметить в фильме?

Начать нужно с того, что люди очень плохо знают культуру Греции последних ста лет, хотя она, к примеру, отмечена двумя нобелевскими лауреатами по литературе. Греческая культура начиная с ХХ века возвращается к древнегреческому представлению о человеке не как о наборе функций организма, а как о сопернике рока. Древние греки считали важным не то, что умеет глаз, сердце или печень, а то, что из этого следует. Концепция, что функции организма распределены как в государстве, более поздняя, она создана Платоном и Аристотелем: ум — это монарх, чувства — его подданные. Для трагиков Софокла, Эсхила и Еврипида же важно, что конкретно следует из того, что человек побледнел или заплакал кровавыми слезами. В каждой реакции организма трагики рассматривали некий духовный смысл. Первоначальное значение жертвоприношений заключалось в том числе в том, чтобы успокоить раздражение тех или иных органов и привести в гармонию духовное начало.


Ɔ. В фильме же речь, по моему мнению, идет о раздражении богов.

Бесспорно. И то, как боги действуют, показано прекрасно. Согласно мифам, боги могут принимать обличие людей, причем настолько правдоподобное, что мы никогда не отличим бога от человека.


Ɔ. Как вы считаете, естественно ли в фильме выглядит возвращение к схемам построения классической трагедии?

Говоря об этом, я вспоминаю Пьера Паоло Пазолини — он действительно пытался возродить трагическую схему. В фильме же Йоргоса Лантимоса лишь отчасти используется этот подход.


Ɔ. В одной из своих статей вы сетовали, что античные герои ушли из искусства. Можно ли говорить об их постепенном возвращении?

Да — но при этом герои довольно христианизированы. Можно привести в пример Бесс — героиню фильма фон Триера «Рассекая волны», которая сочетает в себе Антигону и Марию Магдалину. В ее образе есть языческое ожидание рока и сильная христианская вера.


Ɔ. Почему в фильме подчеркнуто безэмоциональная игра? Это не свойственно ни Николь Кидман, ни Колину Фарреллу — Лантимос как будто намеренно выстроил статичную эмоциональную картину.

Кидман и Фарелл умеют держать в напряжении на протяжении двух часов фильма. В «Убийстве священного оленя» даже без эмоций актерам это удалось. Благодаря подчеркнутой безэмоциональности, крупным планам и скудным диалогам мы могли ближе рассмотреть происходящее и лучше его понять.
Ɔ.

 

1 комментарий
Сергей Кравчук

Сергей Кравчук

По малому и неполному залу сразу видно, что особо никто не заинтересовался греческим фильмом. Лучше бы показали итальянский фильм 

"Собачье сердце", 1976 г. Реж.: Альберто Латтуада.

Уверен, что народу пришло бы больше. И с проф. Марковым было бы о чем поговорить - полностью и покадрово Бортко сплагиатил этот фильм, или все таки добавил туда пару своих собственных кадров.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться