Владимир Волошин vs Лоран Лекамп: Жизнь похожа на марафон, только у всех разная дистанция

Партнерский материал

Часовой бренд Carl F. Bucherer в этом году отмечает 130-летие. «Сноб» встретился с Лораном Лекампом, членом правления и исполнительным вице-президентом по продажам Carl F. Bucherer, и Владимиром Волошиным, управляющим партнером Newman Sport & Business Consulting, которые рассказали, почему они не берут длительный отпуск, какой могла бы быть жизнь, если бы мы жили вечно, и почему нам всем нужно спешить

4 Сентябрь 2018 13:23

Забрать себе

Владимир Волошин, Лоран Лекамп

Фото: «Сноб»

О гонке со временем

Лоран Лекамп: Владимир, ты занимаешься бизнесом, много путешествуешь, постоянно тренируешься, при этом успеваешь проводить время с семьей. Ты все время в движении, и даже сейчас ты бежишь. Время — твой соперник? Ты пытаешься его обогнать?

Владимир Волошин: Время — это самый ценный ресурс, который у нас есть, потому что его невозможно вернуть. Время и возможности напрямую связаны с масштабом личности, который достигается за счет нового опыта, путешествий и каких-то испытаний. Моложе мы не становимся, и нужно успеть максимум, пока мы здоровы. Сейчас мы можем все: что-то создать, получить образование, посмотреть мир, построить семью — но на это нужно время. Поэтому люди, которые задумываются о своем будущем, стремятся это время опередить. Мы сейчас бежим и параллельно говорим. Таким образом мы более эффективно используем то, что у нас есть. Разве ты воспринимаешь это по-другому?

Лоран Лекамп: Конечно, время важно. Я постоянно придумываю стратегии, чтобы правильно его распределить и не потратить впустую.

Фото: «Сноб»

О распорядке дня

Владимир Волошин: Мне нравится начинать день рано. Я встаю в 5:15, в 5:40 выбегаю из дома, в 6 встречаюсь у меня первая деловая встреча. Вместе с собеседником мы бежим 10 километров и обсуждаем дела. В 7:15 я дома, переодеваюсь и к 8 приезжаю в офис. Я знаю много людей, которые начинают день только в 9–10 утра, но у меня к этому моменту уже сделана половина работы. Я раньше заканчиваю, а значит, могу посвятить вечера семье и спорту. И в итоге проживаю гораздо больше событий. Недавно я посчитал, что благодаря ранним утренним пробежкам в течение года у меня появляется около 300 новых знакомств. За 60 минут я успеваю рассказать каждому из них о своих рабочих задачах и о том, как мы можем быть друг другу полезны. Мне нравится такой ритм жизни, к тому же я быстро восстанавливаю силы: мне хватает пяти-шести часов сна.

Лоран Лекамп: Я так не могу. Чтобы выспаться, в идеале мне нужно восемь часов. Сейчас, когда у меня родилась дочь, с режимом дня катастрофа: я встаю в 6–7 утра. Но, с другой стороны, мой день стал длиннее, и я больше успеваю.

О свободном времени

Владимир Волошин: У маленьких детей совсем другое представление о времени: не нужно никуда спешить, можно заниматься чем угодно. Когда ты пересекаешь определенную возрастную черту, начинаешь понимать, что времени становится все меньше. В жизни как в бизнесе: у тебя есть time pressure, и ты пытаешься за оставшееся время успеть как можно больше. Чем раньше придет осознание того, что время конечно, тем лучше. Тогда получится больше времени инвестировать в здоровье, в семью и отношения с другими людьми. Лоран, как ты себе представляешь идеальный досуг?

Лоран Лекамп: Точно не лежать на пляже! Я провожу свободное время с семьей, бегаю, думаю, думаю и еще раз думаю. Свободное время для меня — это возможность создавать что-то новое. Например, бизнес. У меня не бывает отпуска, потому что мне кажется, что долгий отдых опасен. Отдохнуть пару дней — да, но мозг — это мышца, и тренировать ее нужно постоянно. У меня есть клиент, которому 80 лет, но кажется, что он очень молодой человек. Однажды я спросил, в чем секрет, и он ответил: нужно всю жизнь работать, иначе очень сложно развиваться.

Фото: «Сноб»

О решающих секундах

Лоран Лекамп: Однажды в детстве я подумал: если кто-нибудь предложит мне миллион в обмен на одну секунду моей жизни, что делать? Сейчас я понимаю, что никогда не соглашусь на такую сделку, ведь деньги — это инструмент, а время невосполнимо, и никогда не знаешь — вдруг эта самая секунда в итоге спасет жизнь мне или моим близким.

Владимир Волошин: У меня был такой случай. 22 года назад я попал в аварию, и тогда секунды решали все. Помню, как одно мгновение растянулось в вечность и перед глазами пронеслась вся жизнь. То происшествие очень на меня повлияло: я понял, что нужно спешить жить, успевать и создавать как можно больше, потому что все может закончиться в один миг.

Жизнь похожа на марафон, только у всех разная дистанция. Если ты хочешь стать чемпионом, нужно много тренироваться. Если ты хочешь стать успешным, нужно учиться, работать, знакомиться с новыми людьми и заниматься саморазвитием. И время здесь играет критически важную роль.

О приоритетах

Владимир Волошин: Я принимал роды моей жены и очень хорошо помню момент, когда на свет появилась дочь. Это событие разделило жизнь на до и после. Через пару недель я забыл, что было у меня в прошлом, потому что началась новая жизнь и поменялось все: расписание, отношения, расстановка приоритетов. Семья — это главное. Ты ведь с этим согласен?

Лоран Лекамп: Абсолютно. Я много путешествую и 200 дней в году не вижусь с родителями. Для меня это проблема, но это так. Несколько лет назад моя мама заболела раком, позже случился рецидив. Тогда она сказала мне: «Лоран, счастье, что ты живешь».

Сейчас мама здорова, но я вижу мир по-другому. Я понимаю, что жизнь — это риск, и у нас очень мало времени, потому что никогда не знаешь, что будет завтра. Это поучительная история: теперь я стараюсь быстро принимать решения и не тратить жизнь на то, что мне неинтересно.

Фото: «Сноб»

О бессмертии

Владимир Волошин: Мои друзья часто шутят, что меня клонировали. Говорят, вчера вечером ты был в одном городе, сегодня утром — в другом, завтра — в третьем. Мне кажется, это здорово: пока люди спят, мы перемещаемся в пространстве и возникаем в новом месте. Но все равно мне постоянно не хватает времени. Если бы была возможность покупать дополнительные часы, я бы их покупал. Но если бы дьявол предложил мне бессмертие, я бы отказался. Жизнь ценна своей конечностью. Времени мало, работы много — это здорово.

Лоран Лекамп: Я тоже так думаю. Осознание ограниченности жизни тонизирует. Я с ужасом представляю, что мог бы жить вечно. Что бы я тогда делал? Куда бы я стремился? Скорее всего, никуда. Например, если влюбленная пара знает, что впереди у них 20 лет совместной жизни, рано или поздно их заедает быт и рутина. В то же время, если им скажут, что остался месяц, они, вероятно, будут жить по-другому: чаще бывать вместе, путешествовать, меньше ссориться. Поэтому да, время имеет значение, когда его мало.

Автор — Маргарита Шило

Новости партнеров

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться