Все новости

Редакционный материал

Сергей Беляков: Будущее российского ритейла: без касс и пластиковой упаковки

На Красноярском экономическом форуме (28–30 марта) пройдет конференция «Будущее ритейла и развитие саморегулирования». Председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Сергей Беляков рассказал «Снобу» об особенностях розничной торговли в России, качестве товаров в магазинах массового сегмента и премиум-класса, и будущем российского ритейла

27 Март 2019 17:59

Сергей Беляков Фото: личный архив


Ɔ. Основной темой конференции станет развитие «умного» регулирования и саморегулирования в розничной торговле. Что это такое? И как сейчас регулируется российский ритейл?

Умное регулирование — это в том числе попытка самостоятельно решать вопросы внутри отрасли без чрезмерного вмешательства государства. В России не самое эффективное госрегулирование. Государство реагирует на любую возникшую проблему новыми регуляторными требованиями, формируя ситуативное регулирование. Это очень болезненно для экономики. Иногда конкретный вопрос касается только нескольких участников рынка, но принятые для его решения нормы закона или подзаконные акты остаются и становятся обязательными для всех. В результате регулирование ритейла становится негибким и перестает быть инструментом развития. Это в принципе не лучший инструмент развития отрасли, но оно необходимо, когда речь идет о формировании конкуренции, равных условий доступа на рынок, ведения самого бизнеса. Идеальный вариант — не доводить до ситуации, когда государство убеждается в неспособности отрасли справиться с проблемами самостоятельно. Для этого и нужно саморегулирование, то есть принятие стандартов и контроль их исполнения всеми торговыми компаниями, формирование отношений с производителями, поставщиками продукции, покупателями.


Ɔ. Российский ритейл как вид бизнеса появился гораздо позднее своих аналогов в других странах. Можно ли сказать, что у нас есть свой «русский» путь, или мы движемся по одной из проторенных дорог?

Рыночные отношения в России действительно формировались позже, но законы и тренды, по которым развивается торговля, по большому счету универсальны. Все сложности советского периода развития как раз связаны с тем, что мы пытались игнорировать эти законы и компенсировали это неэкономическими действиями: системой директивного распределения товаров и установления цен. С началом нового этапа развития экономических отношений — с развитием рынка — мы вернулись в пространство, где действуют объективные экономические законы. И я не могу сказать, что российские компании отстали от глобальных лидеров индустрии. Для нас актуальны те же вызовы: где-то падение платежеспособности, спроса, где-то изменение потребительских настроений и модели поведения покупателя. Мы следуем общим трендам развития ритейла: цифровизации работы с товаром и покупателем, совершенствованию процессов управления бизнесом. И в каких-то направлениях наши компании проходят путь даже быстрее зарубежных конкурентов.

Что нас отличает? Во-первых, емкость рынка. Российский рынок, на котором работают наши компании, существенно меньше, чем международный. Во-вторых, потребительский спрос у нас ниже, чем в развитых странах, и неоднороден в разных регионах России. В-третьих, у нас совершенно иной уровень издержек в экономике — и у ритейла, и у производителей, и у поставщиков. В сочетании с низкими доходами граждан это серьезный сдерживающий фактор.


Ɔ. С какими еще сложностями сейчас сталкивается розничная торговля? Как на ней отразилось повышение НДС с января 2019 года?

Я бы не акцентировал внимание на повышении НДС. В отрасли есть несколько равнозначных проблем:

  1. Снижающиеся доходы граждан. Ритейл во всем мире зависит от покупательской способности, и если граждане могут платить больше, то потребительский спрос можно стимулировать и увеличивать, а это напрямую влияет на развитие отрасли.
  2. Непрекращающееся стремление государства регулировать торговлю. Этому нужно что-то противопоставить, но не во всех сегментах рынок настолько состоялся, чтобы заменить государственное влияние саморегулированием.
  3. Растущие издержки для всех участников процесса: от производителей до поставщиков и компаний-ритейлеров. Эта проблема также связана с вмешательством государства. У нас, к сожалению, доминирует социальный популизм: товары не должны стоить дорого, потому что граждане не могут купить их по такой цене. Но цена складывается из объективных показателей. И просто так ограничить ее, не ограничивая издержки, которые являются частью себестоимости, невозможно. Однако такое желание время от времени возникает и приводит к нехорошим последствиям, типа моратория на рост цен горюче-смазочных материалов и дискуссий об ограничении торговой наценки без понимания, из какого количества факторов эта наценка складывается. Когда государство ограничивает наценку, оно сдерживает и торговлю, и саму возможность населения покупать товары.
  4. Необходимость в условиях растущих издержек и падающего спроса следовать мировым тенденциям: цифровизации и новым технологиям. Впоследствии технологии приводят к удешевлению бизнеса, но на этапе внедрения требуют серьезных инвестиций.


Ɔ. Сейчас покупатели выбирают между условными «Пятерочкой» и «Азбукой Вкуса». Считается, что в первой дешево и некачественно, во второй — вкусно, но очень дорого. Нужно ли «магазинам у дома» бороться за репутацию? Или в этом нет смысла, люди и так купят, потому что низкая цена в приоритете?

Я не совсем согласен с такой постановкой вопроса: дорогие — поэтому хорошие, дешевые — значит плохие. Просто они ориентированы на разную категорию покупателей. Продукция магазинов, ориентированных на людей с меньшими доходами, точно так же должна соответствовать требованиям по качеству, что и в магазинах премиум-класса. Другое дело, что в премиум-сегменте есть вещи, за которые покупатель переплачивает: упаковка, товарный вид, качество торгового зала, уровень подготовки и количество персонала, и так далее.

Вообще качество товаров и сервис зависят только от конкретного магазина, его управляющих и работников. Есть много образцовых магазинов массового потребления и никудышных точек премиум-сегмента с чудовищными проблемами в плане качества и чистоты — так же, как в любом виде деятельности.

Что касается перспектив развития, то в условиях снижения спроса магазины, ориентированные на массового потребителя, будут более востребованы, чем премиум-сегмент. В продуктовой отрасли есть конкуренция и разнообразие, и российские магазины борются за своего покупателя. К сожалению, сейчас в этой борьбе ценовой фактор действительно начинает доминировать, и для некоторых продавцов качество становится второстепенным условием.


Ɔ. В феврале 2018 года основатель сети магазинов «Магнит» Сергей Галицкий продал свои акции компании группе ВТБ. Уход в тень одного из самых ярких представителей российского ритейла облегчил жизнь конкурентам «Магнита»? Как вообще изменился рынок за этот год?

Судя по отчету «Магнита» за второе полугодие 2018 года, конкурентам стало тяжелее. Финансовые показатели увеличились, эффективность новой команды менеджеров стала очевидной. Причем я сужу объективно — по данным финансовой отчетности, а не по личным впечатлениям.

Конечно же, Галицкий — значимая фигура, и с его уходом был кратковременный, но непростой период, когда все оценивали факторы и дальнейшие модели развития «Магнита» и других компаний. В торговле вообще все пристально следят за развитием друг друга и стараются брать лучшее у конкурента. И, конечно, Галицкий с его системой управления задавал тренд. Но после его ухода легкой жизни у других компаний не предвидится. Я думаю, что это хорошо. Конкуренция на таком уровне для развития ритейла очень важна.


Ɔ. Как будет выглядеть российский ритейл через десять лет?

Есть несколько трендов, которые можно оценивать как долгосрочный прогноз развития. Первый — цифровизация и персонализация работы с клиентом. Внедрение технологий позволит предлагать ему те товары, которые он точно купит, а это, в свою очередь, снизит издержки. Промотирование в магазинах всей линейки товаров в расчете на безличного потребителя стоит много денег. Второй тренд также касается работы с клиентом напрямую. Интернет-доставка, которая сначала была только дополнительным сервисом, сейчас активно развивается и ставит под сомнение надобность торгового зала. Это тема для дискуссии, но нужно ли будет инвестировать в торговые залы и персонал в будущем — очень интересный вопрос. Кроме того, уже сейчас развиваются системы бесконтактной оплаты, появляются электронные терминалы для самообслуживания, и традиционные кассы со временем точно исчезнут. Третий тренд связан с изменением поведения потребителя. Независимо от снижения доходов, покупатель становится избирательным. Ему больше не нужно много, он лучше возьмет чуть-чуть, но придет в магазин несколько раз. Речь идет не только о продуктах и их свежести, но и о сокращении срока использования одежды, телефонов, телевизоров. Люди больше не покупают товары на десятилетие вперед, как делали это в советское время.


Ɔ. Российский ритейл будет ориентироваться на мировой тренд осознанного потребления — отказ от пластиковых упаковок и пакетов?

Конечно. Это уже есть. К примеру, компания «Лента» в марте решила отказаться от одноразовой посуды и предложила покупателям приходить в кофейни гипермаркета с термокружкой. Российские ритейлеры обсуждают сокращение пластиковой упаковки и пакетов, и со временем этот тренд укрепится на российском рынке.

Беседовала Саша Чернякова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

28-30 марта в Красноярске пройдет Экономический форум. «Сноб» выступает его генеральным медиапартнером. В преддверии мероприятия редакция выбрала самые важные, по нашему мнению, события, которые нельзя пропустить
О том, что нужно для развития бизнеса в России

Новости партнеров

Чего не хватает российскому бизнесу