Все новости

Редакционный материал

Шум двигателей, запах керосина и крики хищных птиц.

Как живут люди рядом с новой взлетно-посадочной полосой Шереметьево

На прошлой неделе в аэропорту Шереметьево открыли новую взлетно-посадочную полосу. За ее забором, в паре-тройке десятков метров стоят дома, где по-прежнему живут люди. Уже несколько лет они не могут добиться сноса своего жилья и получить компенсацию от ФГУП «Администрация гражданских аэропортов». С 2011 года местные жители терпели под своими окнами огромную стройку, а теперь самолеты начали садиться буквально в их сады и огороды. Корреспондент «Сноба» съездил в деревню Дубровки и обсудил с ее жителями их желание как можно скорее уехать с места, где выросло несколько поколений их родственников

26 Сентябрь 2019 9:50

Первый самолет приземлился на новую, третью взлетно-посадочную полосу (ВПП) Шереметьево, которая способна принимать все типы воздушных судов, включая «гигант» Аэробус А380, неделю назад. Рейс «Аэрофлота» из Санкт-Петербурга по старой авиационной традиции проехал под водяной аркой. Жители деревни Дубровки могли наблюдать за этим торжеством со своих участков: от дома, где живут Андрей и Наталья Гаращук, до забора ВПП не больше 30 метров. Лучше всего ее видно из спальни на втором этаже. Чтобы услышать звук работающего на максимальной тяге двигателя, не обязательно даже выходить на балкон. 

— Двойные стеклопакеты не спасают, окна вибрируют, — жалуется Андрей Гаращук. Его жена считает, что это не главная проблема:

— Мы думали, что постоянный шум от самолетов, в том числе и ночью, будет единственной нашей болью, но местные орнитологи начали включать еще и запись криков хищных птиц. С голубями и воронами так борются. А вонь какая от выхлопных газов! У нас все деревья издохли: красивая голубая ель стояла, на новогодние праздники ее наряжали, а теперь она засохла почти. Соседняя река Клязьма вся в химии, вода из колодца ушла. Собака наша заболела сильно, на лечение огромные деньги потратили. У моей мамы инсульт случился два года назад, думаю, что из-за постоянного стресса, связанного со стройкой этой полосы.

Еще несколько лет назад семья Гаращук жила не на краю Дубровки, а в окружении других участков. Потом дома с северной стороны снесли, потому что они попали в зону строительства.

— Там были еще три улицы, — рассказывает Наталья. — Владельцы снесенных домов получили компенсацию по рыночной цене в 2013 году и уехали. Один сопротивлялся где-то до 2016-го, стройка шла прямо вокруг его участка, но в конце концов и он сдался. Нам повезло меньше, на территорию будущей ВПП попала лишь часть нашей земли. Эти 40 квадратных метров у нас изъяли после суда с «Росавиацией».

— Почему не всю?

— Мы только на заседании узнали, что кто-то разделил наш участок на два кадастровых номера. Потом нам еще несколько лет пришлось биться за то, чтобы оставшуюся у нас землю признали санитарно-защитной зоной (СЗЗ). Прокуратура согласилась, постановила дом снести и выплатить компенсацию.

По словам Андрея, взлетно-посадочная полоса строилась с большим количеством нарушений: 

— Стройка шла круглосуточно, закон «о тишине» никто не соблюдал. Мы сами делали замеры шумов, вызывали полицию, которая даже несколько раз работы останавливала. Это был федеральный проект, строили важный объект, а забор вокруг долго не ставили, он только этой весной появился. Туда-сюда постоянно ходили пьяные строители. Один раз мы даже позвонили в ФСБ, рассказать им, что тут запросто можно бомбу под асфальт закатать и взорвать ее в нужный момент. После того звонка приехали сюда какие-то люди в масках и задержали кучу гастарбайтеров — и все. 

Фото: Никита Павлюк-Павлюченко

В Дубровках жило несколько поколений семьи Натальи.

— У моего папы тут жили родственники, бабушки и прочее, мы — пятое-шестое поколение. Среди оставшихся в деревне нет спекулянтов, скупивших по дешевке участки в ожидании больших компенсаций. Мы уверены, что тут будут строить еще один терминал, поэтому готовы уехать и просто хотим услышать хоть какую-нибудь цифру, чтобы начать покупку нового жилья и запланировать переезд. Сюда приезжали замерщики от компании, которая работает по заказу «Администрации гражданских аэропортов», все сфотографировали, переписали. Еще 22 августа должны были нам цифру назвать, но пока тишина.

— Это ваше единственное жилье?

— Нет, у нас есть квартира в Москве, но там не поживешь с собакой. Хорошо еще, что кур не завели. Мы уже давно находимся в подвешенном состоянии, в этот дом вкладывать деньги боимся, постоянно ищем другие участки. 

Фото: Никита Павлюк-Павлюченко

— Вы делали независимую оценку своей земли и построек?

— Да, сумма нас приятно удивила, но мы готовы и на меньшие деньги. Среди местных есть опасения, что наши участки оценят по стоимости 2013 года, когда получали компенсации владельцы снесенных домов. Если будет так, придется идти в суд — а пока с нами просто перестали общаться.

— Шереметьево в этой истории как-то участвует?

— Как только мы пригрозили им, что во время открытия повесим на свои дома плакаты с призывами к Путину, нам позвонили из аэропорта и попросили этого не делать. А потом, во время самой церемонии, пригнали на полосу автобус с ОМОНом или Росгвардией, видимо, чтобы мы на полосу не выбежали. Они нас через забор на мобильные телефоны снимали и смеялись.

Фото: Никита Павлюк-Павлюченко

На расселение деревень Дубровки и соседней Перепечино (этот населенный пункт также граничит с взлетно-посадочной полосой, но с северной стороны) из бюджета выделили полтора миллиарда рублей. Этим вопросом сейчас занимается «Администрация гражданских аэропортов», заказавшая оценку стоимости земли и имущества местных жителей, результат которой люди не могут узнать. В организации намерены закончить расселение местных жителей к концу этого года, но при одном условии — если они не пойдут в суд. Такие же планы и у администрации городского округа Солнечногорск, к которому относятся Дубровки и Перепечино. При этом в Роспотребнадзоре заявили, что расселение может продлиться до 2021 года. В ведомстве ссылаются на постановление правительства о санитарно-защитной зоне. Этот документ обязывает власти выдать людям новое жилье в течение двух лет после определения границ СЗЗ.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Гендиректор «Сноба» Марина Геворкян и корреспондент Никита Павлюк-Павлюченко побывали в агрохолдинге «Сад-Гигант» и узнали, что такое интенсивное садоводство, как правильно срывать яблоки и почему в крупных сетевых магазинах не продают «антоновку»
28 августа в Улан-Удэ местные шаманы преградили путь Александру Габышеву — шаману-воину, который держит свой путь из Якутии в Москву. Его миссия — изгнать дьявола, который, по его убеждению, вселился в президента Путина. Габышев отправился в путь в марте этого года и уже успел объединить вокруг себя десятки сторонников и собрать массовый митинг в Чите. Корреспондентка «Сноба» Ксения Праведная привезла репортаж из эпицентра битвы шаманов

Новости партнеров

Корреспондент «Сноба» Игорь Залюбовин отправился в таборы, расположенные рядом с Тулой, чтобы разобраться в конфликте местного значения и понять, как изнутри выглядит цыганское общество в современной России