Все новости
Редакционный материал
«Вчера я била татуировки, сегодня изобретаю машины».

История промышленного дизайнера, которая создала пресс для переработки пластиковых отходов

Каждый март в мире проходит акция «Месяц женской истории», цель которой — подчеркнуть вклад женщин в мировую историю и развитие современного общества. 2021 год в России объявлен Годом науки и технологий, поэтому мы решили сделать «видимыми» российских женщин-ученых, чьи открытия уже сегодня меняют наш мир к лучшему. «Сноб» запустил проект «Женщины в науке», героини которого рассказывают, почему выбрали научную карьеру, какими изобретениями гордятся, с какими гендерными стереотипами сталкиваются и почему место женщины — в науке
15 марта 2021 15:40
Фото: Владимир Яроцкий

Вторая героиня нашего проекта — 25-летняя исследовательница и инженер, промышленный дизайнер Буляш Тодаева, которая создала пресс для переработки пластиковых отходов в листовой материал. Буляш учится в магистратуре НИТУ «МИСиС» по профилю «Технологии и материалы цифрового производства», выступает с мастер-классами и лекциями об устойчивом развитии, а в прошлом году она с единомышленниками основала студию устойчивого дизайна Birzha, где занимается изготовлением аксессуаров и мебели из переработанного пластика. В интервью она рассказала, как опыт сортировки отходов в Европе привел ее к изобретательской деятельности, почему создаваемые в студии украшения не привязаны к гендеру и как мужчины на производстве реагируют на девушку-инженера с татуировками  

Классический ботаник 

Мой путь к изобретениям связан именно с учебой. Я окончила 10-й и 11-й класс в колледже и одновременно с этим художественную школу. Затем поступила в художественное училище. Там было много незнакомых направлений, и я выбрала «Дизайн». К моменту окончания учебы в училище я уже работала оформителем интерьеров и продолжать обучение дальше не планировала. Но в какой-то момент решила испытать судьбу и сдала экзамены в Академию им. Строганова. К моему удивлению, меня приняли. История повторилась: я ткнула пальцем в небо и выбрала незнакомую кафедру «Промышленного дизайна».

Во время учебы я работала татуировщицей. Началось все с того, что я набила две татуировки себе. Я люблю тяжелую музыку, и мне было интересно примерить на себя образы музыкантов. Причем они никак не гармонировали со мной. Я — классический ботаник: всегда много училась, не тусовалась. В академии на татуировки забавно реагировали. Некоторые педагоги говорили: «Что это на тебе?», видимо, ожидая, что перед ними бунтующий ветреный подросток. Но когда я открывала рот, возникал диссонанс — картинка не коррелировала с содержанием. Татуировки — украшения, оставшиеся на всю жизнь. У меня их много, и какое-то время я любила делать их другим, но сейчас мне это уже не так интересно. 

Постепенно от татуировок я перешла к дизайну. На втором курсе у нас был интересный проект: мы обрабатывали разные отходы, не только пластиковые, и делали из этого плафоны, подставки и другие вещи. Задание было направлено на то, чтобы мы поняли, какие объекты можно сделать из подручных материалов. Такой вот простой реди-мейд, но меня это очень заинтересовало. Позже я уехала на полугодовую стажировку в Словакию, где сортировала отходы. Когда вернулась сюда, возник диссонанс. Я поняла, что, во-первых, буду однозначно сортировать отходы и здесь, а, во-вторых, вся моя проектная деятельность теперь будет направлена в сторону экологического дизайна. 

Мне хотелось сразу же сделать что-то масштабное и значимое, и я начала рисовать завод по сортировке и переработке отходов. Обычно эти направления разделяют, но я хотела завязать все в один концепт, даже думала, что это будет моей дипломной работой. В процессе работы я трезво оценила все возможности и решила «спуститься» поближе к прикладным формам. Так я и нашла голландский проект по переработке пластика Precious Plastic. Все чертежи в открытом доступе, то есть любой человек может их скачать, адаптировать под свои цели и собрать собственную машину. 

Фото: Владимир Яроцкий

От экологии к устойчивому дизайну

Я погрузилась в устройство голландского проекта, но в нем были подводные камни. Многое зависело от доступности материалов типа металла и других вещей. К примеру, в гиде было написано: «Идешь на свалку и берешь там такой-то двигатель». У нас на свалке моторы-редукторы долго не задерживаются, да и вряд ли вообще туда попадают. Я уже многое знала о промышленном дизайне, но мне не хватало компетенции в машиностроении. Поэтому я объединилась с другими специалистами: разработчиком и инженером, который помогал с некоторыми расчетами. В итоге мы собрали три разные машины по переработке пластика. Одна из них — измельчитель, собрана практически по проекту Precious Plastic, но две другие — наши самостоятельные проекты. 

Одной из наших кастомизированных машин стал пресс, который превращает пластиковые отходы в листовой материал. В процессе работы я поняла, что для меня важно не только решать проблемы экологии, но и создавать необычные и очень красивые текстуры, которые можно применять в самых разных сферах: от архитектуры и дизайна до создания украшений и аксессуаров. Мне хотелось повлиять на индустрию и одной машиной не только решить проблемы с отходами производства, но и наладить безотходный процесс, в котором используются абсолютно все материалы для создания классных вещей и предметов интерьера. Так я пришла к устойчивому дизайну. Пресс подходит практически для всех видов пластика, при этом отходы могут быть повторно переработаны несколько раз. С этим проектом Press Plastic я выиграла конкурс Lexus Design Award Russia Top Choice в 2020 году.  

Фото: Владимир Яроцкий
 

Татуированная изобретательница

Все трансформации в моей жизни происходят очень естественно. Вчера я била татуировки, сегодня изобретаю машины. Дороги ведут меня в нужную сторону. Так было и с магистратурой в НИТУ «МИСиС». Мы пришли в университет, чтобы разрезать обложку из пластика на лазерном станке. И я упомянула, что занимаюсь переработкой пластика, мне тут же предложили провести об этом мастер-класс, после которого поступило еще одно предложение: поступить к ним в магистратуру. Тогда я думала, что продолжу обучение на кафедре промдизайна в Словацкой академии искусств и дизайна. Но в итоге выбрала МИСиС — там блоками преподавали нужные на тот момент мне предметы. Первый семестр — материаловедение, второй — программирование, третий — машинное обучение, еще были небольшие блоки по металлургии. Благодаря этим знаниям я начала проводить научные исследования и еще больше погрузилась в производство, устойчивый дизайн, и это дало огромный простор для творчества. 

В начале 2020-го я уволилась с завода, где два года работала промышленным дизайнером, и сняла небольшое помещение под свои станки, чтобы заниматься производством самостоятельно. В конце года я с единомышленниками открыла дизайн-студию Birzha, в которой мы делаем предметы дизайна и искусства из переработанного пластика, а потом и лабораторию креативных исследований. Мы ни в коем случае не позиционируем себя только как центр по переработке, занимаемся разного рода исследованиями и разработками, в том числе в сфере устойчивого развития. У нас в проекте горизонтальная система управления: принимаем решения и все обсуждаем вместе, мотивируем друг друга. При таком подходе требуется минимальное управление процессами. Это уже не просто команда, а друзья и единомышленники. 

 

Наша цель — изменить индустрию, создавать что-то функциональное безотходным путем и рассказывать об этом направлении как можно большему числу людей. Именно поэтому я сейчас часто выступаю с лекциями и воркшопами. Мне очень хочется, чтобы устойчивый дизайн стал естественной частью нашей жизни во всех возможных сферах. Для меня важно развивать и локальное производство. Сейчас многие бренды вынуждены закупать материалы в других странах. В России мало что производят из «умных материалов», мы хотим это исправить. 

Унисекс-украшения и проблемы патриархата

Наверное, мне повезло в жизни, но я редко сталкивалась со стереотипами и сексизмом. Да, для кого-то татуировки на ботанике смотрелись странно, но преподаватели в Академии в первую очередь оценивали наши знания. Что касается гендерных предубеждений, то здесь бывали разные ситуации. Например, недавно к нам в лабораторию приезжали в гости партнеры, и один из мужчин был настроен скептически, во время беседы сказал что-то вроде: «Женщины должны создавать домашний очаг. Сидеть дома». А позже, когда я показывала принцип работы наших машин, он вдруг сказал: «Знаете, вам сюда нужно поставить такую штучку, которая оптимизирует работу станка». И я ответила с улыбкой: «Да, регулятор частотности, но пока это лишнее, конденсатора хватает». Он опешил: «Ну, да-да». А в конце встречи с явным удивлением произнес: «А ты шаришь!» Такая реакция мужчин — данность патриархальной культуры. Меня она не задевает, но я считаю, что с этим надо работать, менять парадигму восприятия. И я уже вижу эти изменения. Вот недавно женщинам разрешили быть машинистками поездов. Это здорово, важно продолжать развиваться в таком же направлении и бороться со стереотипами в обществе.

Фото: Владимир Яроцкий

К примеру, у нас есть модульный набор украшений из переработанного пластика E.kit с креплениями — такой умный конструктор. Так вот это унисекс-набор. Мне очень нравится идея того, что украшения сейчас не должны иметь какую-то гендерную окраску. У нас в обществе до сих пор есть стереотип, что «женское» — это принты с цветочками, а что-то «мужское» — это лаконичное и синее. Для меня важно, чтобы мы ушли от такого разделения и люди могли носить все, что им хочется, вне зависимости от гендера. Думаю, что это тоже помогает бороться со стереотипами и меняет нашу жизнь.  

Подготовила Саша Чернякова

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Катерина Мурашова
Если ваш ребенок основательно погружен в тему смерти, это вовсе не значит, что нужно опасаться суицида. Может быть, перед вами будущий ученый с мировым именем?
Тысячи россиян уверены, что в них вселились бесы. Они приходят в церкви на отчитки — православные ритуалы изгнания нечистой силы, считают одержимыми своих детей и пытаются избавиться от дьявола в кабинетах экстрасенсов или дома. «Сноб» разбирается, что такое современный русский экзорцизм
В январе 2021 года американский национальный координационный центр ответственного отцовства NRFC запустил социальную кампанию #Dadication. Серия видеороликов призывает отцов уделять время своим детям, даже если воспитывать их не всегда легко. На предстоящих саммитах отцов в Америке и в Австралии будет подниматься тема вовлеченного отцовства как помощи женщинам в семье при эмоциональном выгорании. Эксперт по психотерапии проекта SelfMama, врач-психиатр Маша Скрябина и основатель платформы «Фемософия» Ольга Нечаева рассказывают, как диалог может помочь понять мужчинам, почему важно вовлеченное отцовство