Все новости

«Дистант подтолкнул детей к самостоятельности». Как пандемия сказалась на работе московских школ

По данным исследования Boston Consulting Group, цифровая культура в школьном образовании — необходимое условие для экономики будущего, а Москва стала одним из лидеров в этом направлении. В марте прошлого года московские школы за неделю перешли на дистанционный режим обучения. К привычному формату они полностью вернулись в январе 2021-го. В конце учебного года рассказываем, как пандемия отразилась на образовательном процессе, на примере столичной школы №2005
25 мая 2021 9:44
Фото: Сандурская Софья/Агентство «Москва»

Елена Савчук, директор школы №2005 

До пандемии коронавируса онлайн-занятия в нашей школе были лишь дополнением к обычным урокам. Мы организовывали для старшеклассников лекции вузовских преподавателей, доцентов, профессоров. Не каждый из них мог приехать к нам лично, поэтому некоторые встречи с учениками проводились дистанционно.

С началом пандемии онлайн-формат стал основным инструментом работы учителя.

В марте 2020 года нам пришлось выбирать онлайн-платформу для проведения занятий. На учителей посыпались подборки ресурсов, ссылки и рекомендации: в каждом сервисе — свой интерфейс, в каждой программе — свой функционал. Для видеоуроков нужно было что-то одно, для домашних заданий и их проверки — другое, для тестов и контрольных — третье. Если раньше мы выбирали онлайн-инструменты, исходя из конкретной задачи, то теперь с их помощью нужно было полностью выстроить дистанционную технологию образования и сделать это быстро, чтобы дети не отстали от программы. Педагогам пришлось срочно осваивать новые приложения. Мы организовали курсы повышения квалификации, и учителя быстро адаптировались к новым условиям. Уроки велись через платформу видео-конференц-связи. Для подготовки к урокам учителя пользовались ресурсами «Московской электронной школы» (МЭШ), где можно выложить свои сценарии уроков и посмотреть наработки коллег, подборкой видеоуроков Городского методического центра и другими рекомендованными Департаментом образования и науки сервисами, вроде «Российской электронной школы», медиатеки «Просвещения», «Яндекс.Учебника». Ученики смотрели образовательные передачи на телеканале МосОбрТВ. Школа безвозмездно обеспечивала учеников ноутбуками и планшетами, если это было необходимо. 

Конечно, было тревожно за здоровье детей и учителей. Был период, когда учителям приходилось выходить на замену, потому что много коллег заболевало. Иногда те, кто болел не так тяжело, продолжали вести занятия — это, конечно, подвиг. К сожалению, и дети, и учителя заболевают до сих пор, хотя и не в таком количестве.

Всем нам было трудно психологически — ученикам, учителям, родителям. Когда коллеги перешли на удаленную работу, я продолжала приходить в пустую школу. Было очень непривычно: никакого шума-гама, никакого привычного броуновского движения. Меня накрывало ощущение пустоты.

Мы все поддерживали друг друга, как могли: проводили онлайн-семинары, педсоветы, родительские собрания, классные часы. Конечно, поначалу дети радовались, что не надо идти в школу, но скоро заскучали и стали проситься обратно.

Нелегко в этот период было и родителям, особенно многодетным. Например, одному из пап пришлось в одиночку справляться с четырьмя детьми, пока мама-врач работала в изоляции. Хотя младшие дети ходили в садик, у него все равно голова шла кругом — быт сводил с ума. Он звонил и просил пустить детей в школу. Учителя на время становились психологами и помогали родителям выдержать этот сложный период.

Первое время учителям было непривычно, что их видят родители, бабушки, дедушки. Случались и казусы, когда кто-то из домашних невольно вмешивался в учебный процесс. Иногда родители ошибались чатами и отправляли преподавателям сообщения, адресованные другим людям. Однажды учитель информатики вместо ссылки на образовательный ресурс прислал ученикам ссылку на сайт цирка больших зверей. Они восприняли это с юмором, посмеялись и вернулись к онлайн-уроку. Дети дома поначалу часто отвлекались. Но потом все привыкли. Дети даже придумали, как доказать учителю литературы, что они выучили стихотворение, а не подглядывают в гаджеты: они закрывали глаза, когда читали стихотворение.

Последний звонок в прошлом учебном году мы отпраздновали онлайн: подготовили праздничную программу, ведущие — мальчик и девочка — управляли процессом из школы, а все остальные подключились к ним по видеосвязи нарядными и красивыми. 

А как все радовались друг другу 1 сентября! Первое время детей было сложно успокоить — настолько они соскучились по живому общению. Правда, в октябре школам снова пришлось уйти на дистант. К этому времени МЭШ интегрировали с сервисом видеоконференцсвязи. Теперь, чтобы провести полноценный урок или внеурочное занятие, организовать проектную или групповую работу и в целом наладить учебный процесс, достаточно было открыть только одну программу. В первые дни, конечно, не обошлось без технических сбоев, но проблему быстро устранили. Интеграция двух платформ дала педагогам и учащимся новые возможности: учитель мог разделить класс на группы, показывать заранее подготовленную презентацию или работать с онлайн-доской, а ученики смогли показать свои работы, просто включив демонстрацию экрана.

Пандемия дала огромный толчок к развитию онлайн-сервисов и платформ для дистанционного обучения. И после возвращения к привычному формату занятий некоторые мероприятия мы оставили в онлайн-режиме, например, родительские собрания — это эффективно и экономит время всех участников.

Наша школа успешно справилась со всеми сложностями и по итогам 2019–2020 учебного года результаты наших выпускников на экзаменах сохранились на самом высоком уровне. Понятно, что дистант — вынужденная мера. Мы не ставим знак равенства между ним и традиционным обучением. Но это то решение, которое помогло нам спасти жизни и здоровье учителей и учеников.

Фото: Сандурская Софья/Агентство «Москва»

Ольга Болотских, педагог-организатор

Я классный руководитель кадетского класса. В пандемию я освоила новые форматы работы. В стрессовой ситуации пришлось всему учиться быстро, но теперь стало намного проще. Работать из дома было удобно. Параллельно у меня шли серьезные онлайн-курсы переподготовки на педагога-психолога. Объем работы был внушительный, и я рада, что не пришлось тратить время на дорогу. 

Конечно, во время урока хотелось видеть лица всех детей; смотреть на них через экран монитора было непривычно. Да и самим детям в школе веселее, потому что есть живое общение. Было приятно слышать от своих учеников: «Мы хотим в школу!»

Марина Сергиенко, родитель 

У меня двое сыновей: младший в начале пандемии учился во втором классе, старший — в седьмом. Когда объявили режим самоизоляции, мы уехали за город. Поначалу было трудно организовать рабочие места для детей. Нужно было сделать так, чтобы они не мешали друг другу. Мы с мужем тоже работали удаленно и старались подстраиваться под расписание детей.

Школа быстро наладила дистанционное обучение. Все зависело только от желания детей учиться и от родителей, которым надо было их подталкивать. Старший сын уже самостоятельный, а вот с младшим было непросто. У малышей много домашних заданий, которые они делают на продленке с учителем. Я мечтала, чтобы младший скорей вернулся в школу, к привычному формату работы. И хорошо, что младшие школьники в итоге вернулись в школу раньше старшеклассников.

За время дистанционного обучения дети, конечно, немного расслабились. Им было лень вставать по утрам, могли вылезти из кровати за 15 минут до уроков. Но когда вернулись в школу, быстро вошли в прежний ритм.

Удаленка — хороший опыт. Она сплотила семью. У нас невольно появился лишний повод побыть вместе, потому что в обычные будни мы друг друга практически не видим. Кроме того, дистант показал, сколько труда вкладывают учителя, чтобы дети получали качественное образование при любом раскладе.

Фото: Сандурская Софья/Агентство «Москва»

Елена Гарьева, учитель начальных классов 

Дети разбираются в гаджетах и приложениях лучше, чем поколение 50-летних, поэтому у них на удаленке особых сложностей не возникло. А вот нам, учителям, пришлось адаптироваться.  

Обучать младшие классы дистанционно нелегко. На тот момент я вела уроки у третьего класса: дети уже были адаптированы к обучению, не стеснялись задавать вопросы, если чего-то не поняли. Совсем маленьких детей было важно научить этому. Но, думаю, в итоге мы справились. Тем более, для младшей школы дистант длился относительно недолго.

В первые дни пандемии было несколько сбоев на платформах видео-конференц-связи, видимо, из-за возросшей нагрузки на сервис, ведь по сути такого сервиса с единой точкой доступа не существовало, но проблемы быстро устранили.Раньше у нас не было общего чата с детьми, а на самоизоляции он появился. Пользуемся до сих пор. Мы делились в чате на группы, работали над проектами и результаты выкладывали в соцсети — детям очень понравился этот формат. Когда я сказала, что классный час теперь будет онлайн, дети очень обрадовались. С родителями я была на связи 24/7. Если ребенок не понял материал или пропустил урок по уважительной причине, родители звонили мне, и мы с ребенком вечером изучали тему один на один. Родительские собрания тоже проводили онлайн — это оказалось очень удобно.

Татьяна Сизова, родитель 

Период самоизоляции был нелегким. Из троих моих детей двое еще учатся в школе, в 11-м и в 6-м классах. Дистант подтолкнул детей к самостоятельности: вовремя встать, подключиться к чату, отправить домашнее задание учителю. Но ведь это дети, они могут филонить. Приходилось «включать маму» и проверять, чем ребенок занят. Это не всегда возможно, учитывая, что некоторым родителям, как мне, в пандемию приходилось работать не только из дома. Конечно, если бы часть обучения шла в школе, а часть — онлайн, было бы легче, но тогда просто не было другого выхода. Многие родители привыкли к тому, что можно привести ребенка в школу и забыть о нем до вечера. А тут деваться некуда. Зато теперь все родители поняли, какое это счастье — школа, и стали уважать учительский труд.

Подготовила Анна Алексеева

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Алексей Синяков
Девственники из трех стран рассказали «Снобу», почему им не удается найти женщину, как на этой почве возникает социофобия, развивается апатия и появляются мысли о суициде. Герои попросили изменить свои имена, потому что боятся насмешек
Геворг Мирзаян
Белорусские власти захватили «ценного языка» — бывшего главреда Nexta Романа Протасевича. Захватили с большим скандалом, но по закону
Белорусский писатель Саша Филипенко по просьбе «Сноба» ответил на самые популярные вопросы, которые в последние сутки звучат в медиа и соцсетях в связи с задержанием Романа Протасевича. Нужны ли жесткие санкции против Минска и по кому они ударят в первую очередь? Возможен ли и дальше мирный протест? И почему люди перестали обращать внимание на новости из Белоруссии?