Все новости
Редакционный материал

«Мы не одни на этой планете». Современные художники — о переработанных отходах в искусстве

В последние годы в мире набирает популярность идея циклической экономики, которая предполагает максимально широкое использование возобновляемых ресурсов и минимизацию ущерба окружающей среде. Об экономике замкнутого цикла говорят чиновники, ученые и современные художники. Ростех на своем стенде на ПМЭФ открыл выставку, посвященную вечной жизни вещей. «Сноб» поговорил с экспертами и авторами арт-проектов о том, зачем художники обращаются к экологической повестке и как пищевые отходы могут стать искусством
4 июня 2021 17:34
Фото: Владимир Яроцкий

По данным Всемирного банка, ежегодно в мире производится больше 2 миллиардов тонн твердых коммунальных отходов (ТКО). К 2050 году их число может вырасти более, чем в полтора раза. В России количество отходов тоже увеличивается. Общий ежегодный объем в стране составляет 70 млн тонн. Это примерно 485 килограммов на одного жителя.

О проблеме утилизации 

Валерий Петросян, доктор химических наук, вице-президент Российской академии естественных наук, заместитель гендиректора «РТ-Инвест»: 

В России каждый год производится чуть больше 70 миллионов тонн твердых коммунальных отходов. Только задумайтесь: вы покупаете девять маленьких шоколадных конфет, при этом они весят 90 граммов, а упаковка — вдвое больше. Вы съедаете конфеты за минуту, а дальше пять видов отходов разлагаются десятилетиями. Сократить производство отходов может помочь экономика замкнутого цикла. Она базируется на принципе повторного использования ресурсов в противовес классической экономике, основанной на принципе «производство — использование — утилизация». Циклическая экономика предполагает, что производитель еще на этапе создания продукта определяет, каким образом он будет переработан. В результате материал, из которого сделан товар, может использоваться максимально долго, чтобы в итоге минимизировать ущерб окружающей среде. 

Следуя принципам циклической экономики, Ростех строит собственные мощности по переработке отходов. Фракции, отобранные на сортировочных линиях, компания перерабатывает во вторичное сырье для производства новых товаров. За полтора года с момента запуска комплексов по переработке отходов было отсортировано более 50 тысяч тонн пластика, из которого можно произвести более 120 миллионов футболок, больше 25 тысяч тонн стекла, при вторичном использовании это 160 миллионов елочных игрушек, более 15 тысяч тонн макулатуры, из которых можно изготовить больше 100 миллионов блокнотов, из полученных при сортировке 15 тысяч тонн металла можно произвести больше миллиона велосипедов.

Об арт-объектах из вторсырья 

Ксения Сурикова, куратор выставок: 

Художники всегда чутко реагировали на политическую, экономическую и культурную повестку. Логично, что глобальные вопросы вроде экологии они тоже не могут оставить без внимания. Яркий пример — акция Йозефа Бойса «‎7000 дубов»‎: еще в начале 1980-х художник предложил всем желающим высаживать деревья и таким образом улучшать экологическую ситуацию. К экологическим проблемам обращаются и современные художники. В Третьяковке пару дней назад завершилась выставка «Фантастик Пластик», задачей которой было рассказать о возможностях, которые дает переработка и вторичное использование пластика. А сегодня в рамках ПМЭФ открывается организованная Ростехом выставка современного искусства, тоже посвященная переработке отходов. Ключевая идея, которая транслируется зрителям: «Отходы — это новое золото». Метафорически она раскрывается через арт-объекты, созданные известными художниками из вторсырья.

Об отходах и утилитарном отношении к природе 

Уровень переработки ТКО в России в среднем не превышает 3–5 процентов. В Европе этот показатель достигает уровня 60%. При этом большинство отходов там утилизируется сжиганием: благодаря этому производится электроэнергия (600-800 Квт/ч из тонны ТКО).

 

Катерина Садовски и Лилия Ли-ми-ян, художницы:

Мы долго думали, стоит ли нам заходить на территорию экологии. Одно дело, когда у тебя экологическое мышление и ты дома сортируешь пластик. И совсем другое — публично высказываться на эту тему. Мы читали об экологическом мышлении, смотрели фильмы, проводили совместные исследования с учеными. В итоге смогли подойти к проблеме с разных сторон.

Наша работа для стенда Ростеха — выкрашенный в золотой цвет хребет коровы (символ поклонения деньгам и нефти), запаянный в пластик, напоминающий растаявший ледник, — показывает, в чем следующая цивилизация будет находить остатки нашей цивилизации. Раньше артефакты находили во льдах и камнях, а теперь их будут обнаруживать в пластике, железе и стекле — именно это останется после нас. В этой работе присутствует умирание — и это может отталкивать людей. Смерть пугает: нам кажется, что мы как вид будем жить вечно и что планета крутится для нас. У большинства очень утилитарное отношение к природе: мы относимся к ресурсам как к принадлежащим нам, в отпуске мы хотим видеть только красивые пейзажи, нам кажется, что проблемы вроде пластика в океане нас не касаются. Сартр писал, что «ад — это другие», а в современном мире ад — у других. Мы с этим не согласны: ад — это мы сами. Нам бы хотелось, чтобы после просмотра нашей работы люди задумались о том, что мы не одни на этой планете и нужно сохранить ее для следующих поколений. 

Об искусстве из местных материалов 

Илья Сибиряков, художник:

С детства я люблю гулять на природе, а в творчестве впервые обратился к экологической теме десять лет назад — тогда я решил строить из грунта. Я архитектор, и мне было интересно экспериментировать с формами и материалами. Первую постройку я сделал из земли — построил себе грунтовую мастерскую. Был уверен, что мастерская через месяц развалится, но она стоит до сих пор. И это визуально интересная штука.

У меня был хороший педагог по архитектуре: он здорово раскрыл тему повторного использования материалов вроде бумаги, пластика и дерева. Последние несколько лет я экспериментировал с условно «зелеными» технологиями. Мне интересно строить из местных материалов с минимальными затратами на обработку и логистику. Для стенда Ростеха я сделал три объекта. Самый большой — восьмиметровый пластиковый каркас в вязаной оболочке. Он выглядит как хайтек, при этом у него полностью ремесленное исполнение. Для меня важен этот баланс: у работы органическая форма, которая при этом выражает оптимальную работу конструкции. Сегодня многие инженеры-конструкторы идут именно к этому: архитектурные решения все чаще отражают устройство живой природы. И мне это нравится. 

О трансформации энергии

Александр Морозов, художник:

Я поддерживаю вторичное использование вещей и верю, что оно позволяет эффективнее использовать ресурсы. Однажды я был на океане и своими глазами видел, что береговая линия завалена пластиковыми пакетами — это произвело на меня сильное впечатление. 

Моя инсталляция для стенда Ростеха называется «Эффект Золушки», и она посвящена трансформации материалов. В работе я обращаюсь к философии алхимического действа — она вытекает из возможности перевода одного вида энергии в другой. Визуальное здесь является следом внутреннего осмысления процесса восприятия. Есть мнение, что даже то, что мы не способны воспринять, мы можем видеть как след или отпечаток. Я решил сделать изображения на витражах: благодаря средневековой технологии, когда золотосодержащие краски за счет высокотемпературного обжига впечатываются в стекло, мы как раз получаем тот самый след. Так один вид энергии переходит в другой. Переработка мусора — это, по сути, тоже переход из одного агрегатного состояния в другое. В этом процессе тоже можно обнаружить алхимию, созвучную реалиям нашего времени.  

Во время переработки уничтожаются вредные продукты горения и производится большое количество тепла, способное нагреть пар для турбогенератора. Четыре завода в Москве и один в Казани суммарно могут обеспечить электроэнергией 2 млн человек

О проблеме перепотребления  

Буляш Тодаева, основательница лаборатории Zerowaste.lab, инженер в области устойчивого развития:

Я участница лаборатории Zerowaste.lab, креативного объединения специалистов в сфере устойчивого развития. Мы верим, что уже сегодня можно создавать реальные проектные решения, интегрировать их в индустрию и менять модель потребления современного общества. 

В лаборатории мы занимаемся вторичной переработкой отходов в предметы дизайна и искусства. Мы создаем арт-объекты, внедряем новые технологии на производствах и делаем образовательные курсы, передавая этот опыт другим.

Для выставки Ростеха мы создали инсталляцию с использованием пищевых и текстильных отходов. С самого начала существования текстильная промышленность является источником загрязнения окружающей среды. С появлением синтетических волокон и токсичного окрашивания тканей ситуация усугубилась, и сложность вторичной переработки композитных материалов вынуждает индустрию утилизировать их на полигоны, создавая новое строение земли. В скульптуре мы собрали бесцветные отходы производства текстиля, окрашенные пищевыми красителями.  

Многие люди не задумываются об экологической ответственности, когда покупают порой ненужные вещи в бутиках. Нам было важно показать, что каждое наше действие поддерживает существующий механизм «купил — использовал — забыл». Должна быть альтернатива — выход из ловушки перепотребления. Например, тот факт, что пищевые отходы могут стать функциональным материалом, кажется совершенно невероятным. Но интеграция в объект искусства дает возможность дальнейшего использования отходов в производстве. Акт создания физического артефакта становится перформансом художника и инженера, которые находятся в процессе поиска новой эстетики.

Ростех совместно с корпорациями «‎Росатом»‎ и ВЭБ.РФ создали консорциум, который собирается построить в регионах России 25 заводов по термической утилизации отходов, вырабатывающих электроэнергию. Строительство планируется в агломерациях с населением не менее 500 тысяч человек, а также в крупных туристических центрах страны. Эти заводы должны стать финальным звеном комплексной системы обращения с отходами. До 50% отходов (алюминий, стекло, пластик) планируется пускать во вторичный оборот после соответствующей переработки, сжигать будут только «хвосты», которые переработать невозможно, а из золы производить строительные материалы. За счет этого будет обеспечено закрытие существующих и предотвращено создание новых 200 полигонов, тем самым предотвращен вывод из оборота 46 тыс. га земель вблизи крупных городов. 

По данным госкорпорации «Ростех», при условии реализации этого проекта к 2030 году Россия может рассчитывать на увеличение глубины переработки до 60%, из которых 15–20% придется на долю термической переработки с извлечением электроэнергии.

Подготовили Агния Олиш и Асхад Бзегежев

Вам может быть интересно: 

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Весной Владимир Путин призвал перезапустить общество «Знание» на современной цифровой платформе. Чуть ранее Госдума приняла законопроект «о просветительской деятельности», который, по мнению ученого сообщества, вводит госконтроль за распространением знания в России. Некоторые собеседники «Сноба» связали принятие этого документа и возрождение структуры, контролировавшей просвещение в Советском Союзе. Гендиректор «возрожденной» организации Максим Древаль — один из спикеров Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) — рассказал «Снобу», зачем понадобилось перезапускать пропагандистскую организацию
Алексей Синяков
Девственники из трех стран рассказали «Снобу», почему им не удается найти женщину, как на этой почве возникает социофобия, развивается апатия и появляются мысли о суициде. Герои попросили изменить свои имена, потому что боятся насмешек
Певица Манижа вышла в финал «Евровидения». Видео с ее выступлением уже стало самым популярным среди роликов других участников конкурса: за два дня его посмотрели 8 миллионов человек по всему миру. Спецкорреспондентка «Сноба» Саша Чернякова вместе с журналисткой Еленой Костюченко, блогеркой Марьям Алиевой и небинарной певицей Христиной Зарембо, которые приняли участие в выступлении Манижи, рассказывают, почему участие певицы в «Евровидении» — победа гораздо более ценная, чем сам выигрыш самого песенного конкурса