Все новости
Редакционный материал

Юбилей овечки Долли. Когда же, наконец, клонируют человека?

Клонирование людей технически давно достижимо, однако де-юре и де-факто запрещено по этическим соображениям. Но есть ли вообще в нем хоть какой-то смысл?
13 июля 2021 14:47
Профессор Иэн Уилмут с Долли, первой в мире клонированной овцой Фото: Colin McPherson/Corbis via Getty Images

25 лет назад, 5 июля 1996 года, на свет появилось первое искусственно клонированное млекопитающее — овца, которую назвали Долли. Это событие сразу же было объявлено началом новой эры. Сегодня его юбилей прошел почти незамеченным. Даже в Великобритании, на родине Долли, памятную дату удостоили своим вниманием в основном региональные издания, такие как The Yorkshire Post или Daily Record.

Между тем за 25 лет последователям эмбриологов, клонировавших овцу, удалось клонировать мышей, кроликов, коз, коров, свиней, хорьков, кошек, собак, оленей, верблюдов, койотов, макак и даже мула — животное, в принципе не способное к размножению. Значительно усовершенствовалась сама технология: вероятность выживания зародыша-клона возросла в десятки раз (хотя большинство таких зародышей по-прежнему погибает). Но для широкой публики весь этот прогресс находится где-то на периферии темы клонирования. Общественность волнует лишь одно: клонируют ли человека?

Репродуктивное клонирование человека — такое, результат которого не куча клеток или даже целый орган, а рождение живого человеческого существа, — однозначно запрещено практически во всех странах мира. Во всяком случае, во всех тех, у которых есть техническая возможность это сделать. Причины запрета совершенно невразумительны. Обычно дело ограничивается ссылкой на некие «этические проблемы», которые породила бы подобная практика. Для людей моего возраста это словосочетание звучит в точности как приснопамятные «экономические преимущества социализма», упоминавшиеся всегда во множественном числе и никогда не конкретизируемые. Это наводит на мысль, что за общепринятым туманным выражением попросту ничего не стоит. Как сказал в свое время известный афорист генерал Леонид Шебаршин, «в мире есть много слов, к которым трудно подобрать мысли».

Те нечастые случаи, когда эти «этические проблемы» пытаются конкретизировать, ясности не прибавляют. В декларациях ООН 1997 и 2005 годов помимо множества общих слов о «проблемах» и «опасностях» содержится утверждение, что репродуктивное клонирование, дескать, несовместимо с человеческим достоинством. Почему несовместимо? И как тогда следует расценивать случаи естественного клонирования человека — рождение монозиготных близнецов, являющихся самыми настоящими клонами друг друга? Таких актов клонирования в мире происходит ежегодно более 2 миллионов. Разница между результатами естественного и искусственного клонирования — только в том, что в последнем случае один близнец будет на десятки лет старше другого. Неужели это каким-то образом оскорбляет человеческое достоинство?

Фото: Getty Images

Найти какие-либо более конкретные разъяснения причин неприемлемости клонирования человека в официальных документах не удается. Но в разного рода дискуссиях можно услышать, что клоны попадут в собственность заказчиков или корпораций, что их будут выращивать для разбора на органы для трансплантации, что авторитарные правители будут клонировать себя и таким образом оставаться у власти вечно, что какие-нибудь фанатики-неонацисты клонируют Гитлера и он снова ввергнет мир в катастрофу... Нетрудно заметить, что сторонники всех этих и им подобных страшилок просто не воспринимают клон как отдельного человека с собственной личностью. Человека, который будет обладать всеми правами обычного человека, на которого будут распространяться все гарантии, который не может быть ничьей собственностью, а разбор его на органы с точки зрения закона будет не чем иным, как умышленным убийством.

К тому же они часто представляют клонирование как некий «биологический ксерокс», из которого после выполнения всех манипуляций выходит сразу готовый взрослый человек — такой же, как «оригинал» или каким «оригинал» был в молодости. То, что клонированный эмбрион нужно выносить все те же девять месяцев в материнской утробе (найдя для этого суррогатную мать), родить, выкормить грудью, вынянчить и вырастить, никак не приживается в массовом сознании.

Так или иначе безосновательность страхов перед клонированием человека сегодня легко доказывается от противного. Как известно, никакой закон не гарантирует полного отсутствия его нарушений. И если бы все эти фантазии о бесчеловечных богачах, властолюбивых диктаторах, свихнувшихся фанатиках и прочих воплощениях мирового зла хоть на полпроцента соответствовали действительности, клонирование людей уже давно происходило бы, невзирая ни на какие законы и моратории. Между тем за четверть века существования технологии клонирования млекопитающих никаких сколько-нибудь достоверных случаев применения ее к человеку так и не было. И если в первые годы разные экстравагантные персоны и организации заявляли о намерении кого-нибудь клонировать или даже о том, что они якобы уже это сделали (правда, почему-то ни разу не предъявив результат для независимой проверки), то в последнее время уже и таких эпатажных заявлений что-то не слышно. Причина проста: нет никаких внятных оснований для запрета клонирования человека — но нет и никаких (или почти никаких) разумных целей для такого клонирования.

Между тем есть по крайней мере два сектора, где технология клонирования потенциально очень перспективна: селекция сельскохозяйственных животных и восстановление исчезающих (или даже недавно исчезнувших) видов животных диких. Однако в обеих этих областях успехи применения клонирования, мягко говоря, скромны. Попытки использовать клонирование, чтобы сразу «тиражировать» животное с уникальными качествами, а не тратить годы и годы на выведение устойчивой породы, ведутся в разных странах, в том числе и в России, но до полномасштабного коммерческого использования этих разработок дело пока не дошло нигде. В деле восстановления исчезающих видов успехов пока и вовсе нет: попытки клонировать последнюю особь букардо (испанского козерога) в 2003 году и бантенга (редкого вида диких быков из Юго-Восточной Азии) в 2004-м закончились гибелью рожденных детенышей. О новых экспериментах такого рода пока не слыхать. Что же до проектов восстановления мамонта и других животных, вымерших задолго до появления технологии клонирования, то они пока остаются мечтами: получить живые клетки из тканей этих животных пока не удалось никому — как и клонировать какое-либо животное, располагая не целым клеточным ядром, а только «голым» геномом.

Тем не менее работа в этом направлении тоже продолжается. И какими бы призрачными ни выглядели сегодня шансы на успех, это куда интереснее и важнее надуманной проблемы допустимости или недопустимости клонирования человека.

Больше текстов о науке и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

*Запрещенная в России террористическая организация

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
По данным портала SuperJob, востребованность высшего образования за последние десять лет упала почти вдвое. Как будет меняться высшая школа в содержательном и организационном плане и какие факторы будут влиять на эти изменения, размышляет руководитель онлайн-центра подготовки к ЕГЭ «Репетиторская империя» Виктор Медведев
Константин Эггерт
Президент России живет в своей реальности. Но он вполне может затянуть в нее всю страну
С 2007 года более 11,1 млн семей в России получили материнский капитал. Многие родители используют эти деньги для улучшения жилищных условий. При этом мало кто задумывается о юридических нюансах такого решения. Сергей Третьяков, президент Челябинской областной нотариальной палаты, рассказывает, какие подводные камни есть у сделок, в которых фигурирует маткапитал, и почему о них надо знать даже тем, кто еще и не думал о рождении детей