Все новости
Редакционный материал

И брат пойдет на брата. Как может измениться жизнь во Франции после 21 июля

Завтра во Франции должен вступить в силу новый законопроект правительства Макрона, предусматривающий фактически обязательную вакцинацию. О реакции общества на ущемление прав и посягательство на главную ценность западной цивилизации — свободу — размышляет журналист Ольга Пастернак
20 июля 2021 14:50
Акции протеста против введения санитарных пропусков и обязательной вакцинации в Париже Фото: Alain Pitton/NurPhoto/Getty Images

Еще совсем недавно казалось, что французы морально раздавлены и навсегда потеряли свой революционный дух, но суббота, 17 июля 2021 года, войдет в учебники истории — я очень на это надеюсь. 

В этот день сотни тысяч людей во всех городах Франции вышли на улицу: вакцинированные и не, ультраправые и ультралевые, не ультраправые и не ультралевые, медики, родители и просто люди, для которых происходящее сегодня во Франции недопустимо. Они абсолютно мирно шли по городам, не разбивая витрины и не круша машины, и требовали одного — отмены обязательной вакцинации. Люди скандировали: «Liberté!» («Свободу!»). С момента немецкой оккупации мостовые Лютеции этого лозунга не слышали.

Акции протеста против введения санитарных пропусков и обязательной вакцинации в Париже Фото: Alain Pitton/NurPhoto/Getty Images

Полиция применяла удушающий газ и оглушающие бомбы (запрещенные к использованию министром внутренних дел с 1 июля) против мирных (убрать) демонстрантов в Лионе, Безансоне и Марселе. По данным полиции, в манифестации участвовало 114 тысяч человек, но очевидно, что только в Париже их было около 150 тысяч. Судите сами по видео. Все-таки для французов из трех базовых ценностей — свободы, равенства и братства — свобода остается главной скрепой.

Государство с начала эпидемии неоднократно врало, что маски не нужны, потому что их не было, что границы можно не закрывать и так далее. Оказалось, что в стране Пастера не могут произвести ни вакцину, ни достаточное количество долипрана. Вакцину в результате закупили, но не дали возможности местным властям координировать массовую вакцинацию, потеряли кучу времени и держали всех под замком, объявив комендантский час после шести вечера.

Зато ежедневно нагнетали страх, давали чеки на посещение психотерапевта студентам, доведенным до депрессии, и предавали остракизму крупнейшего французского эпидемиолога доктора Раульта. Но это же государство (спасибо ему огромное) хотя бы башляло. И почти не закрывало в прошлом году школы. И люди терпели. И чувствовали себя защищенными.

Акции протеста против введения санитарных пропусков и обязательной вакцинации в Париже Фото: Kiran Ridley/Getty Images

Макрон разыгрывал партию, где он был понимающим и сочувствующим отцом нации, боровшимся за каждую вверенную ему жизнь. Да здравствует Франция, да здравствует Республика! Он требовал от всех граждан жертв ради того, чтобы пожилые и больные не чувствовали себя ущемленными в правах. Он клятвенно обещал, что вакцинация не будет обязательной: «Я это говорил, и я это повторяю: вакцинация не будет обязательной. Доверимся нашим медикам и ученым. Мы страна просвещения и Пастера, здравый смысл и наука должны быть нашими проводниками». 

И вот в понедельник, 19 июля, он предупредил о том, что права непривитых граждан будут ущемлены: с 21 июля «санитарный сертификат» станет обязательным для всех жителей страны старше 12 лет, которые хотят попасть в «места культуры и развлечений». Речь идет о концертах, фестивалях, парках аттракционов и т. д. с числом участников более 50 человек.

С начала августа без него нельзя будет попасть ни в кафе, ни в ресторан, ни в торговый центр, ни в больницу (то есть медики не будут лечить непривитых людей?) или дом престарелых, ни в самолет, поезд или автобусы, осуществляющие поездки по Франции на большие расстояния. 

«Санитарный сертификат» нужен будет не только клиентам и пассажирам, но и работникам этих заведений и транспорта. Этой осенью ПЦР-тесты, не прописанные врачами, станут во Франции платными.

Генералиссимус Макрон объявил обязательную вакцинацию для всех сотрудников больниц, клиник, домов престарелых, учреждений для людей с инвалидностью и всех, кто работает с уязвимыми категориями населения, в том числе на дому. С 15 сентября непривитых начнут увольнять.

Законопроект с вышеперечисленными мерами будет рассматриваться парламентом 21 июля на экстренной сессии. И есть еще маленькая надежда, что это безумие остановят.

Акции протеста против введения санитарных пропусков и обязательной вакцинации в Париже Фото: Kiran Ridley/Getty Images

Самое большое преступление президента — это то, что он творит с французским обществом. Он отличник, хорошо выучивший теорию и применяющий проверенный тысячелетиями рецепт: «Разделяй и властвуй». Сначала стариков натравливали на молодых, потом вакцинированных — на невакцинированных. Теперь те, кто поддерживает идею ограничения свобод ради «общего блага», ополчились на тех, кто считает, что государство не имеет права отнимать у граждан свободный выбор в отношении их здоровья, нарушать медицинскую тайну и топтать ногами конституцию и десяток других законов.

А ведь так хорошо все начиналось. В первый локдаун все были готовы идти на жертвы ради стариков. В стране, где не было ни масок, ни тестов, ни мест в реанимациях, люди самоорганизовывались и поддерживали друг друга: привозили еду медикам, помогали старикам, печатали на 3D-принтерах пластиковые трубки для вентиляции легких, которых не хватало в реанимациях, шили маски. 

А то, что происходит сегодня во французских семьях — это трагедия. Родители против детей, мужья против жен — началась настоящая «холодная» гражданская война, по-другому это не назовешь. И даже если удастся избежать пути санитарной диктатуры, раскола в отношениях близких людей уже не исправить.

Больше текстов о культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно: 

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алексей Синяков
Любой заключенный в России имеет право на оказание ему медицинской помощи. Однако жители Чечни и Дагестана говорят об обратном: их родственникам, осужденным или арестованным по подозрению в терроризме, отказывают в лечении. При этом с 2015 года, после ввода российских войск в Сирию, количество осужденных по таким статьям растет. «Сноб» поговорил с юристами и родственниками тех, кого подозревают в экстремизме, и узнал у них, чем сотрудники исправительных учреждений аргументируют отказы в лечении и почему недопуск врачей можно считать пыткой
Арина Холина
Муж приехал, чтобы признаться – он любит другую женщину. Сделал он это, как обычно, с тихой деликатностью: появился…
Наталья Плеханова
Чем отличается московская вечеринка от петербургского приема? Как сделать так, чтобы платье в пол и смокинг не выглядели смешными на фоне треников и худи? Как приучить к тому, что нельзя опаздывать и не интересоваться дресс-кодом в пригласительном билете? Как пандемия поменяла формат Эрмитажного бала, где никто в этом году не танцевал? Об этом и многом другом размышляет основательница и владелица петербургского агентства Principe PR Media Наталья Плеханова