Все новости
Редакционный материал

Следуй за оргазмом. Зачем мы идем по пути удовольствия

Человечество прошло путь от практического запрета на оргазм до культа удовольствия. Как сегодня пик сексуальных эмоций формирует наше поведение, в чем плюсы избирательного женского оргазма перед мужским наслаждением и почему мы по-прежнему симулируем — разбирается Ольга Нечаева
28 июля 2021 12:24
Иллюстрация: Маша Млекопитаева

Изучение собственного тела — история сложная. Это касается и оргазма. Многие века женский оргазм вообще не признавался: еще Гиппократ выдвинул идею, что подобная «истерия» — симптом широкого диагноза «блуждающей матки». Этот «недуг» в разные века предлагали лечить прижиганием, иссечением, стимуляцией половых органов, ведущей к «припадку», дающему временное облегчение, или же беременностью. Удивительно, что с изобретением вибраторов данное «заболевание» сошло на нет. С тех пор как «мастера секса» Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон описали оргазм при помощи медицинских терминов, заодно обнаружив такое явление, как симуляция оргазма, появились дискуссии о «неравенстве оргазмов», а именно о несправедливом гендерном распределении количества оргазмов на человека, о праве на оргазм и удовольствии не только для мужчин.

Ничто, подаренное нам природой в процессе эволюции, не является случайным. В том числе и чувство удовольствия. Мы получаем его как бы в награду за поведение, которое необходимо для выживания, адаптации и продолжения жизни. Мы испытываем удовольствие от многого: тепла, отдыха, чистоты, здоровья, вкусной пищи, здорового физического движения, наблюдения за счастливым ребенком или секса. Но одно продление рода не объясняет, почему мы получаем оргазм при однополом или не ведущем к зачатию сексуальном контакте или почему оргазм женщины не гарантирован и куда более непредсказуем, чем у мужчины.

С одной стороны, для мужчин удовольствие от оргазма — это именно эякуляция, то есть природа «твердой рукой» ведет мужчин искать и заниматься сексом до семяизвержения как можно чаще. По сравнению с созреванием одной яйцеклетки в месяц, мужские половые клетки созревают и производятся в огромных количествах. Мужские «инвестиции» в зачатие в этом смысле куда ниже, чем у женщины, поэтому природный «половой» успех мужчины зависит лишь от того, насколько много и часто он будет заниматься сексом. Именно поэтому мужчины склонны переоценивать сексуальный интерес женщины (а женщины — недооценивать сексуальный интерес мужчин). Мужчины также чаще расположены к развитию фетишей и сексуальных девиаций: например, в ходе одного эксперимента мужчины продемонстрировали сексуальное возбуждение от демонстрации женских сапог после того, как обувь несколько раз показали одновременно с обнаженным женским телом.  

Но если мужской оргазм толкает мужчин на максимально частые попытки оплодотворения, то какое поведение стимулирует оргазм у женщин? Только 6% женщин всегда испытывают оргазм от вагинального (ведущего к оплодотворению) секса, бисексуальные и гомосексуальные женщины испытывают куда более частные оргазмы (86%) от сексуального контакта, чем гетеросексуальные (65%). Возможно, как более редкое и не гарантированное удовольствие, оргазм является куда большим стимулом к избирательности партнера у женщин? 

Избирательность женщины уже доказана с точки зрения родительских инвестиций: зачатие — рискованный и «дорогой» для женщины проект, требующий от нее значительных ресурсов. Риск заражения половыми инфекциями также биологически выше для женщин, а последствия для организма — серьезнее. Поэтому с точки зрения биологии женщине нет никакой необходимости спариваться с сотнями партнеров для того, чтобы зачать одного ребенка, вынашивать его девять месяцев и потом вскармливать еще пару лет — одни риски. Для успешного продолжения рода ей достаточно регулярного секса с одним партнером — фертильным и, желательно, верным ей. 

Итак, женский оргазм приводит нас к различным сексуальным практикам, не обязательно включающим в себя проникновение (что, по идее, логично и с точки зрения защиты: риск передачи инфекций при вагинальном контакте намного выше, чем при стимуляции вульвы и клитора). Большинство женщин нуждаются во внешней стимуляции клитора для достижения оргазма, а некоторые в принципе не способны достигнуть оргазма без его стимуляции. Чего же пыталась добиться от нас эволюция при помощи таких настроек?

Прежде всего, это выбор более генетически подходящего донора для потомства: согласно исследованиям, женщины чаще испытывают оргазм во время полового акта с мужчинами, которых они находят более маскулинно привлекательными (а привлекательными мы находим тех партнеров, которые обладают более здоровым для нас набором генов).

Во-вторых, частота женского оргазма связана с длиной прелюдии, а длина прелюдии, в свою очередь, сигнализирует об уверенности и высоком социальном статусе мужчины: «У доминантных самцов есть опыт и уверенность в себе для того, чтобы инвестировать время в более длинную и разнообразную прелюдию, не опасаясь соперников. Прелюдия используется доминантными самцами для того, чтобы развить привязанность в особенно привлекательной для них партнерше, однако и самцы более низкого статуса могут пользоваться той же стратегией: время, внимание и знание партнера увеличивают привязанность и способствуют укреплению пары», — утверждается в одном из исследований эволюционной биологии оргазма. Иными словами, оргазм помогает женщинам отбирать более уверенных, опытных и эмпатичных партнеров.

В-третьих, продленная женская сексуальность (готовность к сексуальному контакту не только в период фертильности) помогает партнерам оставаться вместе для выращивания потомства. Для женщины регулярное удовольствие от секса с отцом ее детей является стимулом оставаться в этом союзе по крайней мере до тех пор, пока не подрастет потомство, а выделяющийся при оргазме окситоцин служит укреплению близости и связи, а также способствует чувству спокойствия и расслабленности, эмпатии и чувствительности по отношению к партнеру. И без научных исследований мы знаем, что регулярные оргазмы в паре не только поддерживают этот союз, но и помогают проходить кризисы, ссоры и служат способом примирения.

Возможно, тем же самым целям — поддержанию привязанности и связи — служат и иные формы оргазма без репродуктивных целей, в том числе и в однополых связях. Мы — социальные существа, и чувство связи, поддержки и единения с другими заложено в нас как первичная необходимость. Благодаря социальным связям, мы сотрудничаем при защите от опасностей, совместно взращиваем детей, получаем поддержку в трудные времена и организуем себе место под солнцем. Даже вне контекста репродуктивного секса нежность, взаимные поглаживания, улыбки, объятия, интимный контакт и душевная близость дают нам чувство защищенности, благополучия. Мы выживаем вместе, и возможность получения оргазма стимулирует нас вкладываться в близкие отношения, даже если их целью не является немедленное продление рода.

Если суммировать все вышесказанное, то, подарив женщинам избирательный оргазм, природа отправила нас на поиски здоровых, сильных, эмпатичных партнеров, готовых и имеющих возможности инвестировать в отношения.

Но важно заметить, что насколько оргазм существует в нашей жизни, чтобы мотивировать нас на то или иное поведение, ровно настолько мы и способны использовать эту «фичу» в достижении собственных целей, чтобы «хакнуть» природу. В погоне за питательной пищей, теплом и поддержкой племени человечество породило цивилизацию невероятного технического прогресса и развило в себе навыки сотрудничества, которые не снились ни одному живому существу. Можно предположить, что вся широта сексуальных игр, переживаний, фантазий, фетишей, умений и навыков так же развилась, чтобы дать нам доступ к оргазму с такой же гарантией, с какой мы имеем доступ к молоку в супермаркете. Оргазм «использует» нас, чтобы мы оказывались в паре, рожали и оставались вместе для воспитания потомства. Но и мы используем оргазм и все умения по его достижению в своих целях. Мы «наказываем» партнеров, отказываясь от секса, вступая в связь на стороне. Мы «удерживаем», обещая сексуальное удовольствие или награждая им. Более того, зная о влиянии оргазма на отношения, мы даже способны его симулировать в тех или иных целях — женский оргазм эволюционно является предиктором удовлетворенности мужчины в отношениях, его готовности в них оставаться и инвестировать в них свое время и ресурсы. 

Мы научились «обещать» удовольствие. Улыбка, прикосновения, взгляд в глаза и другие составляющие флирта не только рождаются бессознательно при виде подходящего сексуального партнера. Бывает, мы применяем эти приемы вполне сознательно — зачастую в личных целях, вовсе не связанных с готовностью спариться, а при желании получить повышение на работе, например. Так, в результате одного исследования были обнаружены 237 причин, почему люди занимаются сексом: здесь и физические факторы (снять стресс, получить удовольствие, новый опыт), и достижение целей (получение ресурсов, социального статуса, месть), и эмоциональные потребности (выразить любовь, доказать преданность, выразить чувства), и вынужденные причины (поднять самооценку, из чувства долга, чтобы не бросил партнер). Иными словами, мы неплохо осознаем, какое влияние оказывает сексуальное удовольствие на нас самих и на других, и используем его во всех смыслах — так, как завещано эволюцией, и чтобы обмануть природу.

Но избирательный оргазм придуман не зря — если суметь отсеять симулянтов, то, следуя за удовольствием, можно найти того, с кем захочется остаться не на одну ночь. Перефразируя шутку, может быть, секс и не повод для знакомства, но вот оргазм — вполне себе.

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Вячеслав Потапов

/Ничто, подаренное нам природой в процессе эволюции, не является случайным. /

в этом месте я засомневался

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ренат Давлетгильдеев
На выходных некогда популярный продюсер и композитор Максим Фадеев решил напомнить о себе в преддверии перезапуска…
Турция, но почти Франция. All-inclusive, но premium. Те, кто впервые открыл для себя концепцию идеального отпуска по версии крупнейшего европейского туроператора, поймут, что всю жизнь стремились именно к этому
Константин Эггерт
Истерику властей накануне 19 сентября можно объяснять по-разному, но перспективы России в любом случае внушают мало оптимизма