Все новости
Редакционный материал

Крипто-арт: будущая реальность

В Нью-Йорке 9 ноября пройдут торги аукционного дома Christie’s, на которых будет представлено произведение Beeple — звезды в области цифрового искусства. Нынешней весной с продажи его работы начался взрывной рост рынка крипто-арта. Мощным толчком развития послужили всеобщая цифровизация и коронакризис. В эпоху метавселенных обладание предметами виртуального искусства становится неотъемлемой частью цифрового мира. О его истоках, особенностях и перспективах размышляет парижский арт-обозреватель «Сноба» Маша Маскина
8 ноября 2021 16:25
NFT-копия работы Василия Кандинского «Композиция VI», написанной в 1913 году. Фото: Государственный Эрмитаж/Binance NFT

Цифровое искусство

Цифровое искусство зародилось еще в 60-х годах XX века. В эту эпоху художники начали сотрудничать с инженерами и экспериментировать с новыми формами, создавая арт-объекты с помощью компьютерных технологий. Но цифровые произведения было сложно коллекционировать — и рынка практически не существовало. Главная проблема заключалась в том, что невозможно было доказать авторство, а также непонятно, как произведение хранить. Файлы можно скопировать — уникальность трудно доказать. Технологии постоянно менялись. Не существовало общего реестра, где хранилась бы информация об авторе произведения и его владельце. Даже если художник создавал свои творения, используя алгоритмы, он порой об этом умалчивал. Коллекционеры не спешили покупать произведение, созданное с помощью машины, в котором человеческий гений выполняет вспомогательную роль. 

Технология блокчейн

Решение проблем нашлось с появлением технологии блокчейн, которая представляет собой некий независимый реестр, позволяющий обеспечить прозрачность и безопасность хранящихся на нем записей. В 2015 году придумали, как разместить и зарегистрировать цифровые произведения на блокчейне с помощью NFT-токена. Создали систему, на базе которой стало возможно коллекционировать цифровое искусство. В лексике участников рынка появился термин «коллекционируемый цифровой актив». Расшифровка аббревиатуры NFT звучит довольно варварски и на английском — non-fungible token, и на русском — «невзаимозаменяемый токен». Создатели явно не задумывались о брендинге. 

Что такое NFT-токен

NFT-токен является цифровым сертификатом владения уникальным токеном, хранящимся в блокчейне. Это длинный код, опознавательная цифровая подпись. А активом может быть JPEG- или gif-файл, видео, изображение, текст, мем. Художник заносит файл на блокчейн, на языке блокчейна — чеканит его (mint NFT-токен), и получает уникальный код NFT, который можно впоследствии продать или перепродать. Файл так и остается на блокчейне, он приобретает статус крипто-арта. Все могут видеть, что на нем изображено, но владелец крипто-арта всегда один. Покупать NFT-токен можно за криптовалюту на таких основных платформах, как Foundation, OpenSea, SuperRare, Hic et Nunc.

Криптоарт в галерее TRANSFER Фото: TRANSFER

Рынок NFT начал развиваться с 2016 года, но несколько лет оставался довольно маргинальным по отношению к рынку искусства. В 2020 году объем этого сегмента составил около 250 миллионов долларов — менее 0,01% от всего рынка искусства. 

Большинство NFT-токенов создавали художники — специалисты по компьютерной графике, пришедшие из игровой индустрии. Художники оказались и в ряду первых коллекционеров крипто-арта. Они покупали работы и поддерживали друг друга. Появились галереи-пионеры, специализирующиеся на крипто-арте — Trasfer gallery в Нью-Йорке, Kate Vassв Цюрихе. Но рынок оставался параллельным основному рынку живописи, рисунка и скульптуры. 

Взрыв рынка 

Мировая пандемия спутала все карты. С начала 2021 года идет стремительный рост рынка NFT — только за первые девять месяцев он достиг 3,5 миллиарда долларов. Для многих людей существование в цифровом мире теперь обычное дело: дистанционная работа, общение в зуме, социальных сетях, покупки в интернете. Люди ведут виртуальную жизнь, в том числе смотрят и покупают произведения искусства онлайн. 

Во время коронакризиса выросли цены на криптовалюту. Криптомиллионерам нужно было куда-то вкладывать вырученные средства. Несколько громких продаж NFT привлекли внимание потенциальных клиентов и стали мощным пиаром для рынка. 

Пришло время для инноваций и на рынке искусства, который, в отличие от других индустрий, мало изменился за последние десятилетия. Тот же состав главных игроков, те же бизнес-модели. Да и самому искусству требуется совершенно новое направление, соответствующее времени и ожиданиям нового поколения.

Поворотный пункт 

Лидером и законодателем моды в крипто-арте оказался традиционный аукционный дом, от которого мало кто ждал инноваций. В марте 2021 года Christie’s выставил на продажу коллаж Everydays: The first 5000 days совершенно неизвестного в мире традиционного искусства художника Вееple (Майкла Винкельманна) по начальной цене в 200 долларов. Лот продался за 69 миллионов долларов. Цифра стала сюрпризом для всех, включая Christie’s и самого Beeple. 

Фрагмент коллажа Everydays: The first 5000 days Фото: Christie's

В аукционе участвовали 33 покупателя, из них 29 были новыми клиентами. Более половины участников были моложе 40 лет. Для аукционного дома продажа стала находкой: появились новые клиенты нового поколения. 

Это событие можно считать историческим моментом — шкала ценностей в современном искусстве изменилась. Из живущих художников только Джефф Кунс (Jeff Koons) и Дэвид Хокни (David Hockney) продавались дороже. А они мастодонты в искусстве — давно создают свои шедевры, рынок их отлично знает. Художники имеют собственных дилеров и коллекционеров, международное признание и индивидуальные выставки в музеях мирового уровня. В общем, все по законам рынка современного искусства. 

Винкельманну на тот момент не было и 40 лет. Он сам признает, что мало разбирается в истории искусства. Работает в основном как дизайнер графики. Создавал свои произведения в свободное от работы время, по крайней мере, до марта 2021 года. По отзывам специалистов по дизайну, уровень исполнения у него потрясающий. Хотя у серьезных искусствоведов наверняка найдутся свои соображения насчет реальной стоимости его работ. 

Как бы там ни было, счастливым владельцем оказался Вигнеш Сандаресан, предприниматель и криптоинвестор. Сделка вызвала поток критики — заговорили о спекуляции, реальной значимости работы в контексте истории искусства. И даже о том, не было ли это розыгрышем, действительно ли приобретение зарегистрировано на блокчейне. 

После истории с работой Beeple ситуация на рынке резко изменилась. Сделка привлекла столько внимания со стороны прессы и представителей мира искусства, что сама продажа превратилась в некий перформанс, ставший поворотным моментом в развитии NFT-токенов, цифрового искусства и искусства в целом.

Диджитальная лихорадка

В начале июня Christie’s последовал примеру Christie’s и организовал продажу, названную Natively Digital, в честь цифрового поколения, посвященную цифровому искусству, с приглашенным куратором Робертом Алисом. Выручка составила 17 миллионов долларов, причем за 11,7 миллиона ушел CryptoPunk 7523 коллектива Larva Labs. CryptoPunks — один из самых популярных проектов NFT на сегодняшний день. Коллекция «КриптоПанки» состоит из 10 000 персонажей-аватаров, которых зачеканили на блокчейне в 2017 году и тогда же раздавали почти бесплатно или за смешные пару сотен долларов. 

Фрагмент проекта CryptoPunks Фото: Larva Labs

Сегодня минимальная цена одного панка составляет около 400 тысяч долларов, а общий объем продаж за всю историю — 1,5 миллиарда. Разместить в Twitter вашего личного криптопанка вместо фотографии — высшая точка крутизны. При этом Twitter может проверить, действительно ли вы владелец панка. Все операции на блокчейне публичны. 

Sotheby’s повторил успех в октябре 2021 года, уже в собственной Metaverse-метавселенной. Проданы 53 цифровые работы из собраний коллекционеров, которые давно покупают NFT. Лоты опять ушли за рекордные 20 миллионов долларов, причем хитами снова стали аватары. Два самых дорогих лота куплены одним коллекционером: аватар из коллекции обезьян Bored Apes Yacht Club — за 3,4 миллиона и аватар из коллекции лягушек Rare Pepe — за 3,6 миллиона.

Диджитальная лихорадка продолжается. Покупателей захлестнула волна FOMO (Fear of Missing Out) — боязни пропустить что-то важное. На эту волну вскочили в основном аукционные дома. Дилеры, давно работающие с крипто-артом, ждут, когда лихорадка закончится и можно будет спокойно работать.  

Галереи и ярмарки

Ведущие мировые галереи заняли пока скептическую позицию, но примеры, подтверждающие заинтересованность крипто-артом, уже есть. В марте 2021 года галерея Almine Rech запустила проект NFT с художником Цезарем Пиетте, работающим обычно в традиционном формате. Небольшая коллекция ограниченным тиражом быстро продалась. В апреле галерея Kamel Mennour реализовала коммерчески успешный NFT-проектв сотрудничестве с коллективом Obvious, работающим с технологиями искусственного интеллекта. Мегагалерея Pace в июле анонсировала запуск собственной платформы для продаж NFT. 

Впервые на самой престижной в мире ярмарке Art Basel в Базеле появился NFT-стенд. Галерея Nagel Draxler использовала для этого свою подсобку, а художник Kenny Schachter курировал стенд и придумал для него сценографию. Таким образом, он превратил «цифру» в яркую выставку, названную NFTism. Работы с этого стенда таких художников, как Кевин Абош, Олив Аллен, Анна Ридлер, уходили в первый же день вип-показа. 

Музеи

Музеи поняли, что крипто-арт может стать источником дополнительного финансирования и привлечь к искусству новую публику. В начале сентября Государственный Эрмитаж создал пять NFT-токенов из своего собрания. Продажа цифровых двойников полотен Леонардо да Винчи, Василия Кандинского, Винсента ван Гога, Клода Моне и Джорджоне принесла выручку в 450 тысяч долларов.

«Большая волна в Канагаве», Кацусика Хокусай Фото: The Trustees of the British Museum

В конце сентября Британский национальный музей в сотрудничестве с французским стартапом LaCollection запустил проект NFT, приуроченный к одновременно открывшейся выставке Кацусика Хокусай. Платформа LaCollection специализируется на выпуске NFT-токенов из коллекций музеев мирового уровня в виде цифровых литографий. LaCollection сейчас ведет переговоры со многими музеями, чтобы не только создавать цифровые двойники коллекций, но и адаптировать их к новым технологиям, обретая таким образом нового зрителя. 

Художники

Художники, работающие с традиционными материалами, также начинают запускать NFT-проекты. Дамьен Херст выпустил этим летом коллекцию из 10 000 NFT-токенов, которые можно было приобрести за 2000 долларов за токен и потом выбрать, получить ли виртуальную NFT или реальную картину, которая будет уничтожена, если файл купят. Все было распродано, и сегодня один токен NFT из этой коллекции оценивается примерно в 50 тысяч долларов. 

Джефф Кунс заявил, что запустит NFT-проект в ближайшие 12 месяцев. Звезда современного искусства уже давно создает свои работы, используя компьютер. До 2021 года его произведения всегда материализовались, а теперь будут продаваться и в цифровой версии. 

К своей инсталляции у египетских пирамид фотограф и граффити-художник JR приурочил выпуск 4591 NFT-токена и получил 400 тысяч запросов от желающих их приобрести. Стартовая цена одного токена была всего 250 долларов. Учитывая популярность проекта, можно только предполагать, какой будет цена на вторичном рынке. 

Кинетическая скульптура «Человек один» Фото: Christie's

Апогеем продаж NFT осенью 2021 года станут торги аукционного дома Christie’s 9 ноября в Нью-Йорке, где обычно продаются работы звезд и рекордсменов традиционного современного искусства. В вечерние торги включена работа того самого Beeple. Начальная стоимость в форме NFT-токена его кинетической скульптуры «Человек один» — 15 миллионов долларов.

Коллекционеры NFT 

Самое главное для развития рынка: количество коллекционеров неуклонно растет. Число активных криптокошельков в третьем квартале 2021 года достигло 413 тысяч, прирост составил 540% по отношению к тому же периоду прошлого года.

UBS совместно с Art Basel выпустил в сентябре очередное исследованиерынка и впервые упомянул NFT. По итогам исследования 48% состоятельных коллекционеров планируют покупку цифрового искусства в ближайшие 12 месяцев. Молодое поколение коллекционеров хочет собирать искусство, соответствующее их запросам и времени, в котором они живут. Меняется сама идея владения искусством, обладание чем-то виртуальным становится нормой.

NFT-копия работы Леонардо да Винчи, «Мадонна Литта». Середина 1490-х. Фото: Государственный Эрмитаж/Binance NFT

Как выглядит цифра в реальности

На сегодняшний день самый популярный инструмент для экспозиции цифровых работ NFT — высококачественные дисплеи. Коллекционеры свободны выбирать размер и формат мониторов, вешать их на стену или ставить на полку с книгами. Прелесть цифры в том, что картинка может периодически меняться и показывать разные произведения из коллекции. Это придает дому или офису дух авангардизма. Также это дает новый опыт взаимодействия с искусством. Некоторые работы имеют гипнотизирующие свойства, а интерактивные дают возможность непосредственно участвовать в жизни произведения. В общем, коллекционеры NFT точно не заскучают со своими собраниями.

Будущее крипто-арта

NFT-токены и крипто-арт открыли новые возможности коллекционерам. Они не заменят традиционного искусства, но предложили новые способы взаимодействия. Экраны для демонстрации виртуальных произведений станут более эстетичными, можно будет каждый день менять работы из цифровых коллекций. Twitter и Discord, которые используются для общения криптосообщества, позволяют коллекционерам напрямую обращаться к художникам и следить за новинками. Грядет век метавселенных. Мировые IT-гиганты вкладывают в такие проекты огромные средства. В компании «Фейсбук», которая теперь называется Мета, над метавселенными работают 10 000 человек. Метавселенные — это виртуальные миры, где люди могут встречаться, общаться, делать покупки и развлекаться. Это уже не научная фантастика. Обладание виртуальной одеждой, драгоценностями, недвижимостью, произведениями искусства — новая реальность, которую нам еще предстоит осознать и освоить.

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алексей Синяков
7 апреля протоиерей Алексей Уминский записал видео с просьбой допустить врача к Алексею Навальному, а 9 апреля на телеканале «Спас» его обозвали «преступником в рясе» и потребовали проверить на экстремизм. Спецкорреспондент «Сноба» Алексей Синяков поговорил с еще несколькими клириками РПЦ, выступавшими в защиту оппозиционеров, и узнал, зачем они это делали, как их за это наказали и почему большинство священников боятся защищать политзаключенных
Геворг Мирзаян
Кремль начал закручивать гайки во внутренней политике. Вопрос в том, зачем?
Андрей Аксенов
Во вторник, 6 апреля, к исправительной колонии №2 города Покрова, где находится Алексей Навальный, приехали члены профсоюза медработников «Альянс врачей»*. Медики требовали оказать жалующемуся на здоровье оппозиционеру медицинскую помощь. Во вторник же стало известно, что лидера ФБК* не могут отправить в больницу, так как в его личном деле нет паспорта. Автор подкаста «Закат империи» Андрей Аксенов специально для «Сноба» написал о том, на что шли власти ради борьбы с инакомыслящими до революции, как состояние здоровья влияло на судьбу политических заключенных и чем быт в дореволюционных тюрьмах отличается от того, с чем сталкиваются за решеткой политзэки в современной России