Все новости

Фото: Unsplash

мнение.jpg

Фото: Unsplash

Виктор Трофимов: Судебная система России: не ломать, а аккуратно перестроить 

Суды в России давно стали притчей во языцех — критикуют их все кому не лень. В том числе называют их чуть ли не главным препятствием для развития экономики и привлечения в нее инвестиций. В этом есть своя правда, но многое можно исправить, причем без коренной ломки уже имеющегося опыта
24 декабря 2021 18:05

Российские суды, как известно, перегружены, судьям подчас некогда голову поднять и надо принимать судебные решения в режиме «пулеметной очереди», иногда даже не вникая в тонкости того или иного дела. Гражданам же не то чтобы нравится всякий раз следовать совету (иногда с издевательским намеком на бесперспективность такого похода) «идите в суд». Но зачастую этого «похода» требуют сами обстоятельства нынешнего общества с развитыми гражданскими правовыми отношениями и какой-никакой рыночной экономикой. И вот приходит такой гражданин решать вопросы в судебном порядке — а там завал, судья его даже не слушает, он/она уже все заранее решил. Согласно недавнему исследованию НИУ ВШЭ, лишь четверть судей работают по «человеческому графику», минимум две трети сильно перерабатывают — в два-три раза. 

Главное негативное последствие этого: на рассмотрение одного конкретного дела тратится меньше времени, чем следовало бы. Судья общей юрисдикции в среднем рассматривает до 47 дел ежемесячно (в Москве доходит до 100), а арбитражный судья — 68 дел (в Москве до 180). В нашей стране действуют нормативы нагрузки на судей, принятые еще в середине 1990-х, тогда как общее число рассматриваемых дел возросло многократно. На начало 2021 года в нашей стране действовало 2452 федеральных суда, в том числе: федеральных судов общей юрисдикции — 2337; федеральных арбитражных судов — 115. Так, в 2020 году российские суды рассмотрели в общей сложности 38,4 миллиона дел — на 11% больше, чем в 2019 году. При этом с 2012 по 2018 год число судей на 100 000 населения в России уменьшилось более чем на 30%. 

При среднеевропейском показателе — 21 судья на 100 тыс. — в России число судей составляет 18 человек. Это примерно как в Монголии (16). Для сравнения: в Швеции это 213 судей на миллион жителей, а в Болгарии больше 440. Правда, в США менее 10 на 100 тысяч, но там другая судебная система по многим параметрам и, например, более 90% приговоров по уголовным делам выносятся вообще в досудебном порядке в формате «сделки с правосудием». 

Но это еще не вся проблема: другая ее часть состоит в том, что судьи (и суды) распределены по стране более-менее равномерно, а вот нагрузка у них может отличаться в разы: в мегаполисах она больше, чем в небольших населенных пунктах или малонаселенной местности. Предприниматель Дмитрий Давыдов* в своем проекте «20 идей по развитию России» справедливо предложил увеличивать численность судей не равномерно по всей стране, а точечно — там, где выше нагрузка. Так можно более эффективно использовать бюджетные средства. В этом случае можно продлить работу судов там, где это необходимо, например, ввести практику «ночных судов» для рассмотрения мелких дел. Такая практика существует, к примеру, в Сингапуре, США, Великобритании и Казахстане.

Фото: Sora Shimazaki / Pexels

Изменения должны коснуться и материальной обеспеченности судейского корпуса. Российские судьи проигрывают по доходам многим своим зарубежным коллегам. Например, доход судей в США находится в промежутке от 210 до 270 тысяч долларов в год. Судьи в странах Европы зарабатывают от 70 тысяч евро в год (Кипр) до почти 160 тысяч (Британия). Оклад же их российских коллег разнится в среднем по стране от 22 до 25 тысяч рублей в месяц. И это при том, что в результате судебной реформы начала 2000-х годов зарплата судей возросла в три раза и значительно превышает средний уровень по региону. По-прежнему остается низким заработок и у сотрудников аппарата судов, а ведь от них зависит качество подготовки дел к рассмотрению. Поэтому для повышения эффективности работы судов напрашивается как минимум повышение зарплаты российским судьям, а также установление диверсифицированных доплат в зависимости от конкретных обстоятельств того или иного дела.

Повышение эффективности работы судов невозможно без увеличения финансирования судебной системы в целом. В настоящее время российская «стоит» чуть менее 25 евро в расчете на душу населения в год. Это примерно в два с половиной раза «дешевле», чем в Европе (речь о странах — членах Совета Европы), где, в свою очередь, можно выделить по щедрости Швейцарию (примерно 215 евро), а в качестве самого скаредного — Азербайджан (менее 8 евро). 

Структура расходов на судебную систему в РФ тоже отлична от типичной европейской, но близка к восточноевропейской. В постсоветских странах около трети расходов на судебную систему отводятся не самим судам, а прокуратуре. При этом лишь около 15–16% общих федеральных российских расходов на судебную систему обеспечено пошлинами и сборами. Тогда как во многих европейских странах (не только в богатых Германии или Исландии, но и, например, в Украине) сборы покрывают до 40% государственных трат на судебную систему. Так что повышение таких сборов, ну и, разумеется, штрафов для правонарушителей — перезревшая проблема для России. Например, в некоторых штатах США за счет штрафов (плюс пошлины) формируется половина всего бюджета судебных органов, и еще остается на тюрьмы, школы и затраты на правоохранителей. И хотя среди представителей левых сил популярна точка зрения, согласно которой таким образом в большей мере страдают малообеспеченные слои населения, нашей стране, с ее уровнем покрытия расходов на суды за счет сборов, до этого еще очень и очень далеко. Однако можно за счет сборов и штрафовповысить уровень «окупаемости» хотя бы до среднеевропейского уровня (медианное значение в 20%) 

Таким образом, даже без болезненного «перетряхивания» российской судебной системы, не нарушая в целом ее положительных наработок и общей правовой преемственности, можно с помощью конкретных точечных мер: повысить зарплату судьям, привязать ее к конкретным особенностям того или иного дела, разгрузить суды за счет введения «ночных рассмотрений» для малозначительных дел, повысить собираемость и размер штрафов и сборов — вполне технократических шагов уже довольно быстро повысить эффективность ее работы. Слово за государством, его законодательными и исполнительными органами, без них реализация инициативы будет невозможной.

*Признан Минюстом иностранным агентом

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Сергей Николаевич
Этот музей располагается на скромных 65 квадратных метрах. Всего две комнаты в небольшой квартире на Коломенской улице в Петербурге. Но именно здесь суждено было состояться символическому воссоединению одной из главных семей в истории отечественной культуры. Именно здесь они встретились снова — отец Николай Степанович Гумилев, мать Анна Андреевна Ахматова и сын Лев Гумилев. После ремонта в обновленном музее побывал Сергей Николаевич
Вчера пришло известие из Нью-Йорка о смерти одной из самых притягательных и трагических фигур современной американской литературы, писательницы Джоан Дидион (1934–2021). Для нашего читателя ее имя открыл Василий Арканов, взявшийся за почти невыполнимую задачу перевести на русский язык ее вибрирующую, исполненную жгучей боли прозу. Фрагменты из ее романов «Год, когда я верила чудо» и «Синие ночи» впервые увидели свет в журнале «Сноб». Сегодня в память о Джоан мы публикуем биографическое эссе, написанное Василием Аркановым, и отрывок из ее знаменитой монопьесы по мотивам романа «Год, когда я верила в чудо»

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на [email protected].