Ася Долина

Поколение, «зализывающее» раны

Тут на волне всеобщего перевозбуждения от скандала в 57-й школе я решилась на непростое  – отрыла дома у мамы старый письменный стол, в столе – ящик, в ящике – тайник, в тайнике – коробочка, в коробочке – стопка писем и дневников. Эта документация – содержимое моего внутреннего мира с 8 по 11 класс. Я никогда бы не решилась эту кощееву смерть вынимать из упаковки просто так… Впервые за хм… 17, что ли, лет я почувствовала в себе готовность это даже не перечитать… а прочитать… заново… Почувствовала себя достаточно зрелой, чтобы посмотреть на тот мир глазами если не мамы, то хотя бы старшей сестры, которой у меня никогда не было; болезненных связей с собой школьного возраста почти не осталось, и это позволило взглянуть на собственные дневники как на чужой текст. Через это ощущение я почему-то косвенно понимаю значение этой странной цифры… 16 лет… 16 лет люди молчали о том, что их насиловали в школе. Как это возможно? Ну, вот так. Нужно время на то, чтобы отстраниться и найти в себе силы защищать самого себя постфактум.
0