Юлия Гусарова, Юлия Пантюшина, Екатерина Букина

Между сказками и триллером. Ярмольник, Бутусов, Алибасов и другие — о творчестве 90-х

Второй фестиваль «Остров 90-х» пройдет 24 апреля в Екатеринбурге. В преддверии мероприятия, организованного изданием COLTA.RU и Президентским центром Бориса Ельцина, «Сноб» собрал воспоминания российских культурных деятелей о том, чем они занимались и вдохновлялись в девяностые годы

Участники дискуссии: Anna Lyssenko
+T -
Поделиться:

В начало:

Леонид Ярмольник, актер: Мы с Листьевым и Якубовичем придумали телепрограмму, сидя у меня на даче

Фото: Борис Кавашкин/Фотохроника ТАСС
Фото: Борис Кавашкин/Фотохроника ТАСС

О работе на телевидении

Кино в стране закончилось в 90-е годы, потому что закрывались кинотеатры, а на их месте открывались мебельные магазины. У меня же тогда появилась телепередача «L-клуб». Развлекательных еженедельных программ в то время было не так много — пожалуй, только «Поле чудес» Влада Листьева. Пока он был жив, я был с ним дружен, мы многое вместе делали. Однажды Влад, Леня Якубович и я сидели в беседке у меня на даче и придумали «L-клуб». Я этой программой по сей день горжусь как артефактом, потому что сейчас в основном по разным каналам идут программы, формат которых перенят из зарубежных проектов, а идея «L-клуба» нигде не была подсмотрена, мы сами придумали все конкурсы, подачу. Программа была очень популярной и дала дорогу многим современным звездам. Например, один из первых эфиров Лени Агутина был в «L-клубе». Я вообще не знал о его существовании, не слышал о нем, а мои девочки-редакторы его где-то увидели и пригласили. Макс Леонидов впервые после возвращения из Израиля, где он прожил несколько лет, тоже выступал у нас. Программа благополучно жила лет пять или шесть, а потом в результате всяких телевизионных интриг была закрыта.

После нее появилась «Золотая лихорадка», наше замечательное детище. Идея создания программы принадлежала Диме Липскерову, а разрабатывали мы ее все той же компанией. Художником проекта был Александр Боровский, он сделал самые крутые декорации по тем временам. Награды для участников тоже были невероятные: унции золота, серебра. Главный приз —16 килограммов золота. Мы предполагали, что человек, который его получит, отправит выигрыш на благотворительные цели. Планы были очень правильные и хорошие. А в итоге сложилось так, что у канала не хватало средств, чтобы делать эту программу, хотя по сегодняшним меркам это было почти даром. «Золотая лихорадка» просуществовала год, поскольку была такая политическая обстановка: не до этого было, у Константина Львовича Эрнста не было времени, чтобы «распробовать» наш проект. Потом все жалели, что мы потеряли эту программу.

С одной стороны, 90-е — это было время перемен, невероятных трудностей. Но была надежда, что все выстраивается в новую для нас действительность, и мы очень верили, что все будет нормально. Но я не считаю, что все, на что мы надеялись, случилось.

Об особенностях национального кинопроизводства

Я пару раз играл «новых русских», однако лично с такими персонажами не был знаком, и роли носили комедийно-пародийный характер. Получалось забавно, смешно и необидно. Я все-таки играл не бандитов, а людей с их характерами, странностями, глупостями. В 1995 году я реализовал свой первый продюсерский проект — это была картина Аллы Суриковой «Московские каникулы». Через неделю после начала работы над картиной кончились деньги — такое время было. Я неделю ездил по московским друзьям и собирал средства для того, чтобы продолжать съемки. У меня получилось. Фильм вышел неплохим, и его до сих пор смотрят.

Прокатывать кино было негде. Тогда все очень интересовались видео. Потом нас захватил американский прокат. Мы всегда хотели догнать и перегнать Америку, в том числе и по кассовым сборам, но мы по сей день не можем этого сделать, потому что на фильмы тратятся совершенно разные бюджеты. Если мы сегодня говорим об американском кино, то там оно стоит 150–250 млн долларов. У нас таких бюджетов нет, не было и, наверное, не будет. А от этих денег зависит все: и компьютерная графика, и трюки, и оплата специалистов и персонала. Я находил деньги на кинопроизводство у людей, с которыми я дружу много лет, которые знают меня, знают, что я не украду ни цента. Мы никогда ничего особенного на кино не заработали. Несмотря на все награды и победы на международных фестивалях и успешную прокатную судьбу, мы не то что не заработали — мы никогда не могли вернуть вложенное в результате нашего странного проката, когда тот, кто прокатывает, получал больше, чем тот, кто делал картину.

Дальше:

В начало >>

Назад Читать дальше

Перейти к шестой странице
Комментировать Всего 1 комментарий

Спасибо! Содержательно, хоть и длинно.