Безумство храбрых: зачем три врача поехали в эпицентр суданской войны

Редакционный материал

Недавно «Сноб» писал об американском враче Томе Катене, который на протяжении десяти лет спасает жителей Судана в эпицентре гражданской войны. Сегодня мы рассказываем о трех армянских врачах-волонтерах, которые заменили Тома на некоторое время, позволив ему немного отдохнуть

17 апреля 2018 12:30

Забрать себе

Айк Ованнисян, Армине Бархударян, Геворк Восканян

Фото: Aurora Prize

Работа, от которой нельзя отвлекаться годами

Прямо сейчас в Судане происходят страшные вещи: гражданская война, этнические чистки, голод, болезни. Это одно из самых заброшенных мест земли, где притом есть своя слепая зона — Нубийские горы, которые после отделения Южного Судана остались в составе Судана, в руках тирана, выбирающего самые суровые методы разрешения конфликтов. Уже восемь лет суданское правительство сбрасывает на регион бомбы, не щадя никого.

Место, где нубийцы могут встретить сострадание и найти помощь, — госпиталь Mother of Mercy. Там работает Том Катена, единственный врач-миссионер, оставшийся здесь после начала гражданской войны. Он вырос в пригороде Нью-Йорка, а теперь живет в самом неблагополучном регионе, работает круглые сутки, делает по тысяче операций в год и почти не спит, потому что не может отдыхать, пока страдают другие.

В 2016 году Тома номинировали на международную гуманитарную премию «Аврора» и пригласили в Ереван, но он не смог приехать даже на несколько дней — боялся, что в его отсутствие случится очередная бомбежка и умрут люди, которых он мог бы спасти. На следующий год Тома снова номинировали и пригласили на церемонию, и для того, чтобы он смог приехать, нашли и пригласили трех врачей-волонтеров, которые заменили его. Том стал лауреатом «Авроры», а также смог, наконец, выспаться. 

Мы уже рассказывали историю Тома подробно, но за его приездом в Ереван также стоят трое смелых людей, которые отправились в одну из самых опасных точек планеты. Это армянские врачи Геворк Восканян, Айк Ованнисян и Армине Бархударян.

Дорога в Судан

Фото: Aurora Prize

Полковник Геворк Восканян и майор Айк Ованнисян — опытные военные хирурги. Когда «Аврора» предложила им отправиться в Судан, они сразу же согласились. «Это не первая моя миссия, — говорит Айк. — Дважды меня посылали в Афганистан в составе армянских миротворческих сил. В этот раз я долго не раздумывал, ведь цель и важность этой новой миссии были очевидны. Отказаться было бы немыслимо». Геворк уверен, что для врачей главное — гуманизм. «Я не могу спокойно работать в относительно простых мирных условиях, когда я знаю, что есть люди, поставившие своей целью помогать всем, кто находится в опасности», — говорит Геворк. 

У Армине Бархударян другая история: по образованию она врач-гинеколог, училась в Москве, долгое время работала в комфортных условиях. За год до своей поездки в Нубийские горы она узнала о Томе Катене и решила, что тоже должна спасать людей. «Мы оба врачи, и для меня было непросто принять, что он работает в совершенно других условиях, — говорит Армине. — Человек моей профессии рискует жизнью, помогает многим пациентам, живет в зоне военных действий, а что делаю я?» Армине обратилась к армянскому режиссеру и основателю студии Bars Media Вардану Ованнисяну с просьбой устроить ее на работу в сложный регион. Сам Вардан уже давно периодически живет в Африке, поэтому он договорился с госпиталем в Кении о том, чтобы он принял Армине. Она проработала там полгода, делая по несколько операций в день, пока Вардан не позвонил ей с вопросом, не могла бы она, теоретически, заменить Тома Катену на некоторое время. «Армине ответила, что теоретически ее это совсем не интересует, а вот практически она очень хочет быть вовлечена», — вспоминает Вардан, который тоже отправился в нубийский госпиталь, чтобы снять фильм о Томе и его работе.

Испытания для врачей начались еще задолго до госпиталя, где работает Том. Во-первых, в Нубийские горы почти невозможно попасть: надо получить разрешение от кенийского епископа (в чью епархию входит госпиталь Тома), разрешение на въезд от правительства Южного Судана, согласие ООН и позволение нубийских партизан. Во-вторых, даже когда все бумаги уже оформили, у волонтеров не было уверенности, что они доберутся. Сначала им предстояло прилететь в разрушенный аэропорт Джубы, столицы Южного Судана, где практически нет электричества, отсутствует канализация, а с семи вечера действует комендантский час. Далее из Джубы надо добираться самолетом в лагерь беженцев, а оттуда дальше — на внедорожнике. 

С горем пополам экспедиция добралась до госпиталя в Нубийских горах. Вардан, который сопровождал врачей, вспоминает, что их первой реакцией был шок от того, что Том в одиночку справляется с таким количеством пациентов. Врачи привезли в подарок аппарат для флюорографии. Первым делом они обследовали Тома, а потом принялись за работу. 

Будни врачей в Нубийских горах

Геворк и Айк, которые уже работали в опасных условиях, признаются, что в Судане было тяжелее всего — просто потому, что в госпитале Тома не было оборудования. «Первоочередное — это аппараты искусственного дыхания, — говорит Геворк. — Без этого нельзя работать. Я потерял больного из-за их отсутствия, потом долго не мог смириться с этим». Также он говорит, что именно в Судане им приходилось принимать максимально быстрые решения: пациентов много, военные действия не прекращаются, а элементарные в цивилизованном мире медицинские процедуры там превращаются в трудновыполнимые. «Мы живем в XXI веке, а жители в Нубийских горах — нет», — говорит Айк. 

Армине помогла появиться на свет нескольким десяткам младенцев. Она говорит, что самым запоминающимся событием в Судане для нее стало кесарево сечение, которое она сделала роженице. Это очень редкая для тех мест процедура. «Эта операция была самым ответственным моментом, — говорит Армине. — Врачи помогали мне: Геворк был операционной сестрой, Айк — моим ассистентом. Появление этого ребенка на свет стало очень эмоциональным моментом для всех нас».

Геворк говорит, что самое ужасное — это не отсутствие оборудования и тяжелые ранения. Труднее всего ему было видеть, что все эти испытания выпадают на долю хороших, честных людей. По словам Вардана, автора фильма о Томе Катене, нубийский народ сильно отличается от других местных этносов. Годы колонизации, по его мнению, привили африканцам представление о белых людях как о «мешке с деньгами», у которых можно просить то, что тебе нужно. Нубийцы этого лишены: это гордые, сдержанные люди, которые умеют быть благодарными, но общаются со всеми на равных. Айк рассказывает, что средний медперсонал больнице не всегда легко принимал решения приезжих врачей, потому что их взгляды на жизнь несколько другие, а нубийцы молчать не станут. 

Врачи жили в отдельном помещении рядом с госпиталем, для них не было создано каких-то специальных условий. Питались они фасолью и рисом, но, как отмечает Армине, местные жители считают это «шикарной пищей».

Доктора провели в госпитале несколько недель, а по возвращении Тома отправились домой. Они признаются, что работа в Судане стала для них очень важным опытом, но в конце миссии они благодарили Бога, что сумели вернуться домой живыми и невредимыми.

Возвращение

Фото: Aurora Prize

В Ереване Геворка, Айка и Армине встретили как героев, хотя они, конечно, не рассчитывали на такую реакцию. «Мы всего лишь выразили готовность быть там, где есть риск и где не самые лучшие условия проживания», — говорит Геворк. Врачи не жалуются и вспоминают свой опыт с воодушевлением, но иногда рассказывают и о тяжелых моментах: «Там ко мне пришло осознание, что во время критических ситуаций я могу только молиться», — вспоминает Геворк. 

«Очень многое произошло за этот год в моей жизни, — говорит Армине. — Она резко поменялась и точно не будет такой, как была раньше». По словам Армине, их не хотели отпускать суданские пациенты. «А медсестры больницы пишут мне письма и обижаются, что я их покинула, — говорит Армине. — Конечно, я готова вернуться. У Тома есть идеи и планы на этот счет. Он хотел бы меня видеть там, и мы пока это обсуждаем». Геворк и Айк также не исключают возможности вернуться.

Что касается Тома Катены, то он, конечно, приехал назад в Нубийские горы спасать своих пациентов. В Армении он провел две недели: Том путешествовал по стране и стал лауреатом премии «Аврора» — получил награду в 1,1 млн долларов, 1 млн из которых, согласно механизму премии, направил на добрые дела, и благодаря этому заброшенный госпиталь сейчас превращается в медицинский центр региона. А еще между первой и второй премиями Том женился. Вардан, который побывал у него в гостях, рассказывает, что Том и его супруга Насима живут очень скромно, но в их глиняном доме уютно, а еще там всегда рады гостям. Теперь Том не исключает, что будет расширять штат, потому что хочет проводить с семьей хотя бы немного больше времени.

Автор — Дарья Благова

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров