big.jpg

Леонид Мерзон: Как иностранцы усыновляют российских детей

Редакционный материал

Экс-сотрудник американского агентства Adoptions Together Леонид Мерзон — о возврате детей в приют и о том, почему иногда детей с особенностями развития усыновляют охотнее

13 декабря 2017 10:25

Забрать себе

Детских домов как таковых в США нет. Там существует система Foster Care (наиболее близкий аналог в России — патронат). Семьи, которые готовы взять на воспитание одного-двух детей, заранее обращаются в органы опеки и проходят курсы приемных родителей. После этого им выдают разрешение и оставляют в резерве (а это порядка 4,5 млн семей), пока от какого-нибудь ребенка не откажется семья. Люди, которые не готовы ехать за ребенком в другую страну, зачастую ждут такой возможности много лет. Приемные родители получают небольшое пособие от государства, но его размер таков, что заработать на детях не получится. В патронатных семьях дети могут жить несколько лет, потом их, как правило, усыновляют.

Изначально Россия привлекала американских усыновителей тем, что большинство детей — белые. Также быстро усыновляли мулатов и цыганских детей. Бывало и так, что инвалидность становилась для ребенка билетом в новую жизнь. Например, американцы быстро усыновляли глухонемых детей. В США у глухонемых крупное комьюнити, есть специализированные университеты и множество общественных организаций. Многие глухонемые пары хотели усыновить такого же ребенка, а их не так много.

Бытует стереотип, что американцы забирали преимущественно детей-инвалидов. Мне всего несколько раз попадались люди, которые из христианских побуждений хотели взять в семью больного ребенка. Подавляющее большинство ищут здорового. Другое дело, что в детских домах нет здоровых детей. Чем дольше воспитанники живут в детдоме, тем сильнее отстают в умственном и физическом развитии от своих сверстников (за исключением тех, кто попал в сиротские учреждения не с рождения). Детдом ломает психику. На моей памяти (а это более 400 пристроенных воспитанников), с детьми, которых усыновили в возрасте до трех лет, все хорошо, от трех до семи лет — бывают сложности, а от семи и старше — всегда большие проблемы. У детей постарше развивается расстройство привязанности, и они нередко не приживаются в семьях. Как правило, в истории болезни любого воспитанника будет прописана гидроцефалия, перинатальная энцефалопатия и еще куча болезней, которые страшно звучат, особенно для неспециалиста. Приемным родителям всегда приходилось объяснять, что в 90% такие записи делаются для перестраховки, потому что вдруг потом выяснится, что врач чего-то не заметил. Лучше поставить кучу диагнозов, а потом всегда можно сказать, что уже с самого начала было понятно, что с ребенком что-то не так.

У российских приемных родителей в силу непросвещенности полная голова мифов, связанных с наследственностью. Абсолютно все, что происходит с ребенком, они списывают на плохую генетику

У российских приемных родителей в силу непросвещенности полная голова мифов, связанных с наследственностью. Абсолютно все, что происходит с ребенком, они списывают на плохую генетику. И гораздо реже, чем американцы, в случае каких-то сложностей обращаются к специалистам, что усложняет воспитание ребенка. За этим может последовать и возврат в детдом.

В моей практике было только два случая, когда американские приемные родители отказались от ребенка. Я не могу объяснить это ничем, кроме помутнения рассудка. В первом случае одна американка нашла в России ребенка, а когда приехала за ним, областной губернатор ввел временный запрет на усыновление детей иностранцами. Женщина год боролась с запретом, обошла кучу инстанций и наконец добилась своего. Привезла ребенка домой в Штаты, а на следующий день пришла в агентство и сказала, что погорячилась и не может его воспитывать. Ребенка моментально отдали в другую семью. Второй случай не менее странный. В Петербург приехала американская семья, которая уже усыновила шесть или семь детей со всего мира. Им приглянулись брат и сестра шести и двух лет, соответственно. Улетая, они оставили мальчика в аэропорту с запиской: «Прости! Знай, что мама тебя любит». Ребенок снова попал в детдом, а на следующий день американские органы опеки изъяли его сестру из семьи.

Я отслеживал судьбы детей, которых пристраивал в семьи. У них все хорошо. Они уже взрослые, у многих свои семьи. С некоторыми общаемся до сих пор. Сейчас они даже внешне похожи на своих усыновителей. Это меня поражает.

Большинство российских приемных родителей склонны скрывать от детей, что они усыновлены. Американцы этим принципиально не занимаются. Я считаю, это правильно. У ребенка все равно рано или поздно будут вопросы. На все это у американцев есть железный аргумент: у всех остальных кто родился, тот и родился, а мы тебя выбрали, потому что полюбили.

Почти все дети приезжали в Россию разыскать биологических родителей, когда им исполнялось 15–16 лет. Это не всегда удавалось, но тогда приемные родители хотя бы просто показывали город, в котором родился ребенок, и детдом, в котором он жил. Те же, кому удалось найти биологических родителей, не поддерживали с ними отношений, потому что в 99% случаев родители оказывались запойными алкоголиками. Знаю одну девочку, которая до 10 лет жила с сильно пьющей матерью. Потом ребенок заболел, попал в больницу, а мать не вернулась за ней. Девочка два года прожила в детдоме, потом ее удочерили американцы. Она часто плакала, страдала, что бросила маму, думала, что та ее ищет. В 16 лет она с приемными родителями приехала в Россию, посмотрела на мать и успокоилась.

Подготовила Анна Алексеева

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться