Колонка

Между «я горжусь тобой» и «мне за тебя стыдно»

3 Июль 2018 13:56

Что общего между происходящим на чемпионате мира по футболу и педагогикой

Забрать себе

Вот уж не думал, что руки зачешутся и родится текст на эту тему. Где я и где легкомысленные радости футбольных болельщиков?

Но, похоже, тело само реагирует на знакомые с детства позывные: когда взрослые, умудренные опытом дядьки и тетки шипят сквозь зубы «мне стыдно за такое твое поведение — так себя не ведут». Тут и до беды недалеко. И непременно — как в детстве — сразу хочется оправдаться, выглядеть в их глазах по-настоящему хорошим. Так, чтобы и учителя, и родители, и вообще все-все взрослые не страдали и не краснели за меня.

«За меня» — тут-то и кроется корень зла. Не за себя они живут, эти дядьки и тетки — за нас с вами. А это, понятное дело, дает им в собственных глазах неограниченные права — не только поучать, но и пугать, винить, унижать, наконец попросту запрещать.

«Мне за тебя стыдно» — это сигнал: веди себя в полном соответствии с моими представлениями о том, как надо. Удивительно, что всеми, кто высказался на тему морального облика российских девушек, была использована именно эта лживая формула: нам стыдно за происходящее. Что о нас подумают. Ну так вы же взрослые — разберитесь как-нибудь со своими чувствами! Но нет, невозможно. Ведь в этой позиции соединяются сразу несколько тяжелых галлюцинаций: заявляющий ее знает наверняка, что творится в голове у этих абстрактных иностранцев, понимает истинные мотивы девушек, в его голове рисуются апокалиптические картины греховного падения общества, достойные кисти Босха, ну а сам он становится оплотом нравственности и морали. Какие тут рефлексии с осознаниями.

Почему вообще поведение других людей в данном случае вызвало такие острые реакции? Ведь, казалось бы, что такого — к вам это отношения не имеет, никому хуже не становится, сами участники веселятся вовсю. А вот почему: не ожидали. Не думали, не гадали, что давно уже не действуют правила «баба должна а) лежать и б) смирно». То есть подыгрывать этой игре желающие находились, но лишь от безысходности, и при первой возможности они же и отказались от нее, бросившись с азартом неофита исследовать жизнь (ну а говоря языком резонеров-моралистов — во все тяжкие).

А в такой ситуации для несчастного резонера, как известно, остается только два варианта: пересмотреть хотя бы некоторые собственные принципы или привычно замазать тех, кто живет не по нашим правилам.

Фото: Mladen Antonov/AFP

И то, как происходит это «замазывание», свидетельствует об однозначном отношении авторов к жизни. С какой легкостью вылетает из-под пера раздраженных публицистов прелестный оборот «наши женщины». Чьи это — наши? У нас с вами, насколько мне известно (полагаю, как и у большинства читателей), разные любимые женщины. Или вы имели в виду обычное «наши крепостные бабы»? И вторят им сочинители гневных комментариев: «Как они, *****, после в глаза нам смотреть будут?» А почему, собственно, они должны выбрать именно ваши глаза? Вот ведь, оказывается, и другие есть. Не это ли так неосознанно тревожит хозяев этих пытливых глаз?

А еще вот это: «Что о нас будут думать?!» Действительно, как дальше жить? Что станут думать абстрактные «они» об абстрактных «нас»? Не отказываться же от деления мира на своих и чужих.

А может, дело в том, что, если бы авторы этих антилюбовных заметок оказались в круговороте Никольской или Невского, они бы ни-ни? Ну так, кажется, у Островского на эту тему было: кабы предлагали, а вы отказывались, так и гордиться можно было б.

Кстати, о гордости, с которой у нынешней молодежи, по наблюдениям наших нравственных учителей, тоже серьезные проблемы.

Когда человек с детства оказывается зажатым между «я горжусь тобой» и «мне стыдно за тебя», он по понятным причинам теряет сам себя. И ему сильно повезет, если не навсегда. Ведь когда единственный ориентир — эфемерные чувства более сильного, тут уж не до осознания собственных ощущений, эмоций и желаний.

Потому, я думаю, и гложет, и саднит так моралистскую душу: они свободны от нас! Они сами распоряжаются собой!

Да, тут есть и фактор вкуса: у наблюдающего со стороны могут быть эстетические разногласия с участниками и участницами фестиваля любви. Ну что поделаешь, так бывает. И это может стать поводом удивиться, поразиться тому, как можно весело и радостно, без привычного надрыва и горечи, просто получать удовольствие от общения. Разное удовольствие, в том числе неведомое вам, угрюмые тетки и дядьки.

Почему я пишу об этом? Так это же на 100% про педагогику. То бишь про способы человеческого взаимодействия, про отношение к жизни, да и к любимым людям. Ведь представьте: если столь многие знают, как следует вести себя незнакомым женщинам, как же живется их близким, в частности, детям?

А еще, возможно, это повод поучиться. Невыносимой легкости бытия.

Новости партнеров

1 комментарий
Лиза Питеркина

Лиза Питеркина

Нарциссизм - от идеализации до обесценивания

Шикарная публикация! Редкостное читательское наслаждение! Точность психологических интерпретаций. Не буду утруждать читателей комментария подробностями феномена нарциссизма. Скажу лишь, что это не самолюбование, а серьёзная проблема, в которую попадают дети, эмоционально отвергнутые родителями и вынужденные реализовывать их несбвышиеся мечты. "Я не смогла научиться играть на пианино, так хоть ты научишься" - так называемое нарциссическое расширение, когда для родителя важен не ребёнок сам по себе, а его успехи и достижения, причём навязанные предками. 

По мнению некоторой части психологов, мы живём в эпоху нарциссизма, который характеризуется качанием между идеализацией и обесцениванием. Это закономерный психологический крен после эпохи слияния, когда интересы общества обязаны были быть выше личных интересов. Теперь каждый может быть личностью. Но какой? 

А ещё для нарциссизма характерна неспосбность личности переживать глубокие чувства, но есть яростное желание соответствовать чьим-то ожиданиям - быть прекрасным, но не чувствовать удовлетворённости от этого. 

Чёрт возьми, может быть, есть в обсуждаемом явлении доля нарциссического бесстыдства, неспособности переживать глубокие эмоции и потребность удовлетворяться формой без эмоционального содержания?! "Быть с иностранцем" - это как "быть с голубоглазым блондином" или,  что ещё более безэмоционально, "быть с обладателем большого пениса". Ну и что, что пенис и глаза? Что это говорит о готовности носителя этих признаков к глубокой эмоциональной близости? 

В общем, тут дело совсем не в том, что лежит на поверхности. И чувство стыда, о котором говорят, это просто призыв к соблюдению условных навязанных правил - без осознания смысла самого этого чувства. 

Нас встряхнули, как бутыль с брагой, и муть поднялась со дна. Сколько ещё будет бродить этот напиток? Превратится ли он в вино или в уксус? Или бутыль разрорвёт от газов к едрене-фене? Посмотрим... 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться