Все новости

Редакционный материал

Как остановить травлю ребенка. Опыт журналиста Натальи Цымбаленко

Журналист и мама трех детей Наталья Цымбаленко написала книгу «Буллинг. Как остановить травлю ребенка» (издательство «Питер») после того, как столкнулась с травлей своего сына и его друга со стороны одноклассников. В ней автор рассказывает, в чем разница между обычным конфликтом и буллингом, кто и почему становится жертвой, а также стоит ли вмешиваться в конфликт родителям. «Сноб» публикует одну из глав. Презентация книги прошла в субботу, 30 марта, в Доме книги в Камергерском переулке, а 3 апреля в Санкт-Петербурге пройдет в магазине Буквоед на Невском проспекте в 19:00

12 Март 2019 10:55

Фото: Justin Eisner

Когда мы стали разбираться в ситуации, которая случилась в классе сына, самым пугающим опытом для меня оказалось общение с родителями детей, затеявших травлю. На общих встречах взрослые, казалось бы, люди вели себя абсолютно неадекватно — истерили, хватали мои вещи, оскорбляли меня и моего сына, кричали, что мы ничего не сможем доказать. И их совершенно не волновало, что такое безобразное поведение (а иного слова подобрать невозможно) видят дети. И только когда разговор перешел в сугубо юридическую плоскость, пришло осознание, что истерики не помогут, надо начинать договариваться.

Я уверена, что если бы родители наших одноклассников вовремя подключились к ситуации на конструктивной основе, то и проблемы бы не было. Не думаю, что наши дети стали бы дружить, но и до вопиющих случаев с вейпом, фотожабами и другими издевательствами дело бы не дошло.

Ни один родитель не будет счастлив узнать, что его ребенка обвиняют в травле. И первое, что включается, — это инстинкт защиты семьи. Ну а потом, когда начинают появляться конкретные факты, включается отрицание, густо замешанное на чувстве собственной несостоятельности. Я плохой родитель, раз мой ребенок так себя ведет. Впрочем, такие же чувства возникают и у родителей жертвы. Я плохой родитель, раз не смог защитить своего ребенка, научить его справляться с агрессией, давать отпор обидчикам. И вот эти чувства — очень плохие помощники для родителей с обеих сторон баррикад. Эмоции мешают объективно разобраться в том, что происходит. Поэтому первый и самый важный совет, которому тем не менее очень сложно следовать, заключается в том, что необходимо сначала успокоиться, а только потом совершать какие-либо действия. В остальном варианты помощи ребенку каждая семья выбирает самостоятельно.

Я бы хотела прокомментировать только некоторые (достаточно типичные реакции родителей), которые я видела в комментариях к моим постам в Фейсбуке. И против которых я решительно возражаю. В первую очередь потому, что это вредит самому ребенку.

«В свое время я пришла в школу и просто надрала уши такому вот уроду, держащему в страхе весь класс. Буквально. Взяла за уши и оттаскала, предупредив, что буду следить за происходящим в классе».

Такую реакцию родителя можно даже и не комментировать. Поднимать руку на чужого ребенка, какие бы возмутительные, с вашей точки зрения, действия он ни совершил, запрещено законом. За это предусмотрена уголовная ответственность по части 1 статьи 116 УК РФ — «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль». Наказывается штрафом в размере до 40 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до 6 месяцев, либо арестом на срок до 3 месяцев. Вы уверены, что хотите, чтобы у вашего ребенка сложилось убеждение, что проблемы можно решать, игнорируя уголовное законодательство?

«А я удивлена комментариям и вообще взрослым родителям, которые боятся. Я бы разнесла всю школу за своего ребенка и после первой встречи с учителем уже с готовыми письмами была бы у директора и в департаменте. У нас в 1 классе учитель накосячила, я даже с ней разговаривать не стала. На следующий день у директора была! И теперь мой ребенок лучший и первый. А других родителей, которые тоже фигурировали в этой проблеме, я предупредила и позвала. А они замолчали в тряпочку. И у нас так весь класс молчит».

Бесспорно, необходимо довести до сведения директора, что в школе есть проблемы, однако прежде чем разносить школу, неплохо бы разобраться, кто прав, а кто виноват. Но, честно говоря, такой подход как раз напоминает действия булли. И вряд ли может являться позитивным примером для будущей социализации самого ребенка. Здесь формируется четкая установка: кто громче орет, тот и прав. Что и пытались продемонстрировать в нашем случае родители детей, которые травили Петю. Им это не помогло. Это не помогло бы и в том случае, если бы я, как мама жертвы буллинга, попыталась воздействовать на руководство школы только с помощью прессинга и угроз.

Вместо того чтобы сфокусировать внимание руководства школы на фактах травли и поисках путей решения проблемы, родитель своим поведением переводит ситуацию в разряд — еще одна «яжемать». Безусловно, чтобы нас услышали, надавить на учительницу и руководство школы было необходимо, но вот следующий этап — это совместный поиск способов решения конфликта.

«Мама, конечно, очень крутая сама по себе, что замутила такую движуху и поставила школу раком, но мне кажется, что тут в реальности больше пользы для ее личного морального самоудовлетворения, чем для пользы сыну. Потому что всеми этими действиями мама устраняет (скорее всего, временно) симптомы травли, но не устраняет ее реальные причины — слабость тела и духа ребенка. Если он слаб и не может за себя постоять — его все равно продолжат буллить. Не продолжат конкретно в этой школе — будут в другой. Единственный нормальный поступок, который должен сделать родитель, если узнает о том, что его ребенок стал жертвой постоянной травли, — это объяснить ему, что если не научиться бить обидчика, то ловить в этой жизни нечего. Что нужно побороть свой страх и не побояться дать по роже обидчику, даже если он заведомо сильнее. Потом оттащить ребенка за руку в ближайшую секцию бокса/борьбы. Причем эффект наступит не сразу, а где-нибудь через год.

Все остальное — это приучение ребенка к тому, что можно быть слабаком, а мамка все разрулит за тебя. Плюс так или иначе, впрягание со стороны родителей — понижает статус ребенка в глазах всех остальных учеников. Даже если они ему этого официально не предъявят, на отношении это в итоге, скорее всего, как-нибудь да скажется».

Третье видение всей нашей проблемы с травлей — на самом деле пример самой типичной реакции родителей на проблему травли в школе.

«Если поощрять жалобы ребенка, он вырастет стукачом и слабаком». «Если помогать ребенку в школьных разборках, он никогда не научится сам общаться». «Если не научить давать сдачи, ребенка так и будут всегда лупить».

Обложка книги Издательство «Питер»

И это все прямо целый перечень того, как не надо действовать родителям. Во-первых, это перекладывание ответственности на ребенка. Если тебя травят, то это твоя вина, ты слабак и неудачник. Вот тебе и комплекс жертвы со всеми последствиями для психики. Во-вторых, буллинг — это отнюдь не всегда физическое насилие. До побоев дело доходит далеко не сразу. Вы предлагаете бить морду в ответ на каждое оскорбление? На бойкот? На насмешки? А если обидчиков много? А если это девочки, а у вас сын? Сегодня ребенок учится решать проблему с помощью кулаков, завтра он сам станет буллером. Жестокость порождает жестокость.

Да и все дети разные. Кто-то готов отвечать агрессией, а есть дети, которым это сложно. Ну не все готовы к боксу. Для Пети мы нашли подходящий вариант — уроки мечевого боя и фехтования. Он перестал бояться, что его ударят, но и в драки не лезет. У него появилась внутренняя уверенность в своих силах, но, что не менее важно, он почувствовал нашу поддержку. И этого оказалось достаточно, чтобы одноклассники перестали к нему цепляться. В случае буллинга ребенок оказывается в незнакомой ему опасной ситуации, он не знает, как себя вести, и ему нужна помощь. А оставлять ребенка один на один с травлей, чтобы научить самостоятельности, это то же самое, что учить его плавать, бросив в воду с моста. Вот только в воде еще плавают зубастые такие крокодилы. Выплывешь и принесешь домой крокодильи шкурки — молодец. Ну а не выплывешь — сам виноват.

А потом дети вырастают и пишут вот такие посты в соцсетях:

«Папа меня учил, что свои проблемы надо решать самостоятельно и по возможности бить так, чтоб не встали. Да, он вырастил меня бойцом, но он не дал мне того, что, на мой взгляд, необходимо любому человеку, особенно ребенку: чувство поддержки, знание, что он не один, что есть кому его защитить, что семья всегда будет на его стороне, что ему есть к кому прийти с проблемами».

Но чаще ребенок не может справиться с буллингом без поддержки родных, и тогда все может закончиться очень печально. Вот такую прощальную записку написал японский пятиклассник, который повесился из-за травли в школе:

«Пожалуйста, простите меня, моя семья, я ухожу. Я в школе подвергался буллингу. В один день они полностью изменили отношение ко мне, начали меня игнорировать. Потом они начали сдирать с меня одежду и поливать меня водой. Постоянно звонили по телефону и бросали трубку, вымогали у меня деньги. Я не могу больше страдать, пожалуйста, разрешите мне умереть. Отец, большое спасибо за новый велосипед. Я очень тебе благодарен, хотя успел поездить на нем всего неделю. Пожалуйста, отдайте мои вещи другим детям. Мне кажется, эти булли не понимают, какие ужасные вещи они совершают, и чтобы показать им это, я умру».

Япония — одна из немногих стран, где еще с XIX века, а может, и раньше, было хорошо известно о существовании такого явления, как травля в школах. Однако японцы воспринимали буллинг как естественный процесс взросления. Считалось, что каждый школьник должен пройти через унижения и издевательства одноклассников, чтобы закалить характер. Как и в английских школах, такая своеобразная традиция дедовщины. Разумеется, жаловаться на издевательства было нельзя. Того, кто не справлялся с травлей самостоятельно, называли «слабаком», не способным в будущем защищать семью и достойно служить обществу.

И мое мнение еще раз — ответственность за детей несут родители. Мы учим своих детей общаться и взаимодействовать с окружающими. «Что такое хорошо, а что такое плохо» крошка-сын пришел узнавать к отцу, а не к педагогу или директору школы. Родителям пора осознать всю степень своей ответственности за ребенка и его поведение: за то, что кроется в «шутках и шалостях».

Поэтому, если ваша семья столкнулась с буллингом, главное — докажите своим детям, что к вам можно прийти с любой историей, любой проблемой, и вы поможете!

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Сноб» поговорил с нынешними и бывшими школьниками о том, как они подвергались или подвергали одноклассников издевательствам и унижениям
Жертвы буллинга рассказали «Снобу», как и за что их преследовали одноклассники и коллеги и как пережитое отразилось на их жизни

Новости партнеров

История школьницы, написавшей письмо Путину и покончившей с собой, вызвала такой резонанс, что лично губернатор пообещал наказать виновных. «Сноб» отправился в Сафоново, где разыгралась драма в духе «Твин Пикс»