Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Партнерский материал

Жеральд Отье: Мне нравится, что в России непросто жить

Француз Жеральд Отье уже 10 лет живет в России и учит здесь студентов и инвесторов, как прибыльно вкладываться в предметы роскоши, коллекционные вина и возобновляемые источники энергии. В ноябре вышла его третья книга «Из ряда вон! Как зарабатывать на альтернативных инвестициях», которая подробно рассказывает о механизмах инвестирования. Презентация книги и public talk прошли в галерее «Полет» в рамках 45-го Российского антикварного салона. «Сноб» поговорил с Отье о том, зачем нужны альтернативные инвестиции, кому они подойдут и как он оценивает экономический потенциал России
20 декабря 2019 19:09
Фото: Пресс-служба


Ɔ. У вашей книги необычное название «Из ряда вон». Что это значит?

Название книги выбирал не я, это выбор издателя. Было несколько вариантов, но остальные были слишком академичны. Что-то вроде «альтернативные инвестиции». Мы решили, что это скучно. А «Из ряда вон» должно зацепить читателя. Это книга, несложно догадаться, про альтернативные инвестиции, которые становятся все более и более популярными. Но инвесторам пока непонятно, во что здесь можно с прибылью вкладывать деньги. Поэтому я решил написать эту книгу. 


Ɔ. Но в России пока еще до конца не распробовали фондовый рынок, а инвестиции, скажем, в картины и вино кажутся совсем сложными. На кого рассчитана эта книжка? 

Это верно. Русский инвестор в основном думает, что вложения — это купить недвижимость, сдавать ее в аренду и получать с этого ежемесячный доход. В принципе, я написал эту книгу для всех. Конечно, студент вряд ли сможет как-то использовать советы из моей книги сейчас, но, возможно, сможет позже, ведь для этого нужен капитал. Поэтому книга будет полезна тем, кто уже работает, накопил какие-то деньги и, желательно, уже имеет традиционные сбережения на фондовом рынке. 


Ɔ. А много ли в России таких людей? Ведь после 2014 года доходы россиян не растут

Большинство населения России не может инвестировать, с этим сложно поспорить. Тем не менее у вас с каждым годом появляется все больше людей, которые готовы во что-то вкладываться. В России все же есть экономический рост, особенно в Москве. Здесь мы видим, что все изменяется, все становится красивее, удобнее и инновационней. Происходит модернизация. 

В Москве много людей способны зарабатывать деньги. У них они есть, и они инвестируют. Сначала люди покупают недвижимость, после этого они хотят создать подушку безопасности на черный день, а дальше они выходят на фондовый рынок. А в России это можно сделать даже с мобильного телефона: купить, например, акции «Газпрома» или другой компании сейчас не составляет большого труда. И сразу после этого можно приступать к чтению моей книги. Она для тех, кто хочет сделать следующий шаг. Инвестировать в искусство, хедж-фонды, private equity (частные инвестиции. — Прим. ред.), ведь по сути private equity — это просто инвестиция в бизнес. Возможностей вкладывать в нестандартные вещи множество.  

Проблема России в том, что здесь люди боятся инвестировать, потому что их много обманывали. У меня русские часто спрашивают: «Кому я могу доверять? Если я вам дам деньги, как я буду уверен, что вы меня не обманете?» В Европе такого вопроса не существует. Да, бывают криминальные истории, но это редкость, которую расценивают как небольшую неудачу. А в России, наоборот, думают, что хорошая прибыль от инвестиций может принести неудачу. 


Ɔ. Вы можете составить инвестиционный профиль русского человека? 

Русский инвестор хочет получить большой доход, но он не любит рисковать. А это ненормально. Ведь большой доход — это большие риски, и наоборот. Но русские готовы учиться, и они хотят знать, как инвестировать. Поэтому даже обычная книга может им помочь. А еще им нужно объяснять, как устроен мир инвестиций. И еще раз, очень важно напоминать, что на определенный уровень дохода есть определенный уровень риска, чтобы не забывали.


Ɔ. К слову о рисках. Следили ли вы за историей русского бизнесмена Дмитрия Рыболовлева, который купил по совету арт-дилера Ива Бувье 37 картин и после переоценки посчитал, что его обманули на миллиард долларов. Как вы оцените эту историю? Можно ее назвать типичной для России? 

Нет, это не типично русская история. Это история доверия. В мире искусства сложно точно оценить картину. Вот оценить акцию Apple очень легко. Есть рынок. Рынок — это все продавцы и все покупатели, они думают, что цена акции Apple, скажем, $500. Но если это искусство, то у вас нет рынка. У вас есть просто оценка. Кто ее дает? Обычно эксперт, который говорит: «По моему мнению, цена примерно такая». Сложно понимать настоящую ценность таких инвестиций. Поэтому нужен человек, которому можно доверять. 


Ɔ. А вам не кажется, что после таких историй, как с Рыболовлевым, доверие к альтернативным инвестициям падает? Как вообще объяснить человеку, что вложение в коллекционное вино или картину может быть выгодным?

Сферы вина и искусства очень разные, я бы не стал их объединять. Но если рассматривать искусство, вам надо понимать, что вы хотите получить от этой инвестиции. Ведь картина может быть кроме всего прочего еще и «инвестицией страсти». Мы это так называем, потому что от таких вложений можно получить удовольствие. То есть картина вам еще должна нравиться. И конечно, вы не будете покупать только одну картину. Вам нужно купить несколько картин. Какие-то из них будут более ликвидны или, по-другому, более известны. Это картины, которые не сложно будет продать в случае чего. Остальные — менее известны, но с хорошим потенциалом. Как понять, что у картины есть потенциал? Это не я и не вы решаете. Для этого мы найдем человека, который разбирается в искусстве. Вы можете инвестировать в портфель из полотен, например, Рембрандта и начинающих российских художников, и это может быть хорошим вложением.


Ɔ. Вы раньше жили в Чили, Бразилии и Аргентине, но переехали в Россию. Все это развивающиеся страны. Можете сравнивать их с точки зрения финансовой грамотности и инвестиционного климата?
 

Если сравнивать Россию с Аргентиной, например, то и там, и здесь инвесторы не верят незнакомым людям. В Чили такого нет. Там все же юридическая система стабильнее. А в Бразилии, как и в России, ищут большие доходы. Это же можно сказать и про Китай. Почему? Я попытался сам себе ответить на этот вопрос. Не уверен, что это так на самом деле, но мне кажется, что, когда люди видят, что страна, в которой они живут, стремительно развивается, для них это означает, что есть много возможностей заработать. Если люди видят, что вокруг всё застраивается и модернизируется, значит, деньги в стране есть, а соответственно, есть и большие доходы. 


Ɔ. Какие у вас ощущения от России? 

Я здесь уже достаточно долго, и я люблю эту страну. Мне нравится то, что здесь не так просто жить. Может быть, это не тот ответ, который вы ожидали, но когда не так просто — это хорошо. Потому что если все просто, то у вашего успеха другой вкус. В США говорят по поводу Нью-Йорка: «Если ты можешь это сделать здесь, то ты сможешь это сделать где угодно». Но я думаю, это, скорее, про Россию. 


Ɔ. А какие главные сложности в России?

Язык. 


Ɔ. А как же правила игры, которые часто меняются?

Да, правила игры меняются, но есть вещи, которые в России можно сделать очень быстро. Иногда достаточно одного ужина с нужным человеком, и он начинает тебе верить, и ты решил все свои дела. В Европе так не происходит. Там переговоры могут длиться очень долго. Другой вопрос, что в России непросто заработать доверие. 


Ɔ. Вы нашли формулу, как войти в доверие к русскому человеку?

Нет, формулы я не нашел, но обычно в России мне верят. Почему? Я не знаю. 


Ɔ. Как вы оцениваете экономическую ситуацию в России? У нас последнее время хороших новостей здесь мало. 

О, это ошибка. Очень сложно измерять экономический рост. Вы можете его наблюдать, но мерить его сложно. Вольтер говорил про эпоху Петра I, что за 80 лет Россия выросла так, как Франция за последние 400 лет. 


Ɔ. Потому что до этого 400 лет не развивалась.

Да, но сейчас происходит то же самое, благодаря падению коммунизма. Конечно, никто не спорит, первые 10 лет были очень сложными. Но после этого Россия развивалась быстрее, чем Европа, и она не остановилась. Сейчас рост меньше, но в России очень много технологий, которые здесь кажутся обыденностью, а в Европе их еще нет. Например, вы можете оплатить парковку с мобильного телефона. Там этого нет. То же самое с банковской системой. В банкинге вы вообще намного дальше Европы ушли. А ведь технологии — это тоже показатель экономического роста. Вообще экономический рост в глобальном понимании предполагает, что жизнь людей будет лучше и проще. В России это происходит. Здесь есть экономический рост, потому что здесь есть предприниматели и они хотят зарабатывать. А зарабатывать они могут, только улучшая нашу жизнь. Я согласен, что в регионах ситуация хуже и так можно говорить только о Москве.


Ɔ. А вы были где-нибудь еще в России? 

Конечно. Сочи, Ярославль, Нижний Новгород, Казань. Я даже был в Новосибирске и Нижнем Тагиле. 


Ɔ. И как вам жизнь в регионах? 

Хм, никогда не буду жить в Нижнем Тагиле.


Ɔ. Почему?

А вы хотите жить в Нижнем Тагиле? Думаю, нет. Конечно, когда я вижу город с худшим уровнем развития, я вижу возможности заработать. И там это можно делать. Люди из регионов часто приезжают в Москву, видят здесь что-то новое и пытаются привезти это к себе домой. Например, так было с ресторанами суши. Человек возвращается из Москвы, понимает, что у него дома нет, например, ресторана суши, и он сам открывает этот ресторан. А это тоже экономический рост, и в регионах он тоже происходит. 

Беседовал Богдан Бакалейко 

Презентация книги «Из ряда вон» и public talk прошли при поддержке Росбанк L’Hermitage Private Banking.

Жеральд Отье — директор консалтинговой компании Audacis Advisors, эксперт по альтернативным инвестициям

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Зачем покупать вино и сразу его не пить, рассказывает партнер группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group и коллекционер вина Рафаэль Нагапетьянц
30 октября в фудмолле «Депо. Москва» пройдет форум ресторанного бизнеса «Начало», организованный Правительством Москвы. Он откроет программу обучения «Акселератор ресторанного бизнеса». «Сноб» поговорил с преподавателем программы Юлией Чесноковой о том, как меняются рестораны мира и что это значит для нас
Как хит Жильбера Беко «Натали» навсегда изменил ресторанную карту Москвы, когда «Кафе Пушкинъ» появится в Санкт-Петербурге и как связан ресторанный бизнес с геополитикой — об этом в канун 20-летия «Кафе Пушкинъ» рассказал «Снобу» создатель ресторана, кавалер ордена Почетного легиона и единственный российский обладатель звезды Мишлена Андрей Деллос