Начать блог на снобе
Все новости

Москва и москвичи

Редакционный материал

«Без любви к профессии такие нагрузки осилить невозможно».

Медсестры и медбрат о своей работе

В Международный день медицинской сестры три московских медсестры и один медбрат рассказали «Снобу», за что любят свою профессию, как коронавирус повлиял на их работу и что они сделают первым делом после окончания пандемии

12 мая 2020 18:01

Фотосъемка по Zoom: Полина Зиммерман

Нина Иванкова

47 лет, и.о.главной медицинской сестры 68-й городской поликлиники

Я довольно поздно пришла в профессию. Окончила пединститут, но по специальности никогда не работала — сразу пошла в медицинскую сферу на административную должность. Родив детей, я, наконец, решила исполнить давнюю мечту и поступила в медицинский колледж на акушерку. Работала в роддоме, потом по семейным обстоятельствам ушла в женскую консультацию, а после прошла профпереподготовку по специальности «Организация сестринского дела»  и стала медсестрой. Работаю по специальности уже 11 лет.  

Я люблю учиться, постоянно читаю специализированную литературу. Всегда говорю новым сотрудникам, что медсестры и медбратья должны быть профессионально разносторонними и уметь все: убираться, ухаживать за пациентами, брать анализы, работать с документацией. Да я и сама сейчас не только бумажной работой занимаюсь, но и показываю персоналу, как правильно выполнять различные медицинские манипуляции.

Сейчас нас перепрофилировали под круглосуточный амбулаторный КТ-центр. Нагрузка большая. У каждого свой график работы, но никто не уйдет домой, если понимает, что нужна помощь. Никто никого не бросит. Мы можем положиться друг на друга, подменить, если кто-то заболеет. Мы скрыты за комбинезонами, масками, но понимаем друг друга по взгляду. Никто не скажет: «Не хочу работать. Вдруг я заражусь?» Вообще, если человек говорит такое, значит, он выбрал не ту профессию. 

Какого-то страха у меня не было. Риск заболеть есть всегда. Я уже переболела коронавирусом и снова вышла на работу. Очень переживаю за сотрудников, которые не болели, и слежу за тем, чтобы они были защищены.

У меня недавно родился внук. Очень хочется его увидеть. Я скучаю по своим родителям и детям. Мама в группе риска — у нее астма, поэтому мы общаемся только по видеосвязи. Когда все закончится, мы соберемся все вместе, обнимемся и будем долго разговаривать, сидя за одним столом. Как раньше.

Ирина Фролова

42 года, старшая операционная сестра роддома ГКБ им. Баумана 

Фотосъемка по Zoom: Полина Зиммерман

В 1997 году я пришла  работать операционной сестрой в отделении хирургии. Проработав там 14 лет, перевелась в роддом, в операционный блок — я всегда мечтала туда попасть. Работать тут, видеть чудо рождения — большое счастье и большая ответственность. У меня двое детей, поэтому я понимаю, что чувствуют роженицы, и всегда стараюсь их успокоить и объяснить, что все будет хорошо, все получится, что она в надежных руках команды профессионалов. Я очень люблю свою профессию и ни разу не пожалела, что выбрала ее.

Работать мне не страшно, считаю, что чему быть, того не миновать. Мы с коллегами регулярно сдаем анализы, постоянно меняем костюмы, маски, перчатки. С этим все строго — у нас же новорожденные. Сейчас многие роддома перепрофилировали под COVID, а наш роддом — чистый, один в округе, поэтому нагрузка выросла в разы. В среднем мы принимаем 40 родов в день, иногда доходит до 60. Нам очень тяжело, но мы друг друга поддерживаем, подменяем, если надо. Без любви к профессии осилить такие нагрузки было бы сложно.

Михаил Кибалов

26 лет, медбрат центра ЭКМО 52-й ГКБ

Фотосъемка по Zoom: Полина Зиммерман

Я работаю медбратом уже пять лет: раньше работал в кардиореанимации, теперь — в реанимации Центра экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО), который организовали четыре года назад на базе 52-й ГКБ.  

В моей профессии важно сострадание. Ведь любой человек может оказаться в реанимации, а рядом — никого, кроме меня. Поэтому я в каком-то смысле должен заменить человеку родственника, успокоить его, приободрить. Больной может капризничать, его родственники могут сходить с ума, не понимая, что с ним, поэтому тут еще важно быть хорошим психологом и уметь поставить себя на их место.

Параллельно с работой я учусь на специалиста по рекламе и связям с общественностью, поскольку считаю, что в этой жизни нужно уметь делать что-то еще. Но когда началась пандемия, я особенно отчетливо понял, что люблю свою работу, и все больше склоняюсь к тому, чтобы остаться в медицине. Мне нравится выхаживать тяжелых пациентов, хотя бывает очень сложно. Вообще мыслей все бросить из-за этих сложностей у меня никогда не было. 

Наше отделение специализируется на легочных заболеваниях. Когда началась пандемия в Китае и Италии, мы поняли, что рано или поздно вирус придет и к нам, поэтому были морально к этому готовы. Когда пандемия закончится — а я надеюсь, что это произойдет до июля, — мы с моей невестой сыграем запланированную свадьбу.

Мария Ромашова

43 года, старшая сестра консультативно-диагностического центра Боткинской больницы

В моей семье не было медиков. Я первая. Работаю медсестрой с 1995 года. Мне всегда было интересно общаться с людьми и помогать им по мере возможности. Понятно, что пациенты бывают разные, но я стараюсь не принимать близко к сердцу негатив и не тащить его в дом. Да, бывает, расстраиваюсь, но это издержки профессии. Все рабочее остается на работе.

К нам в консультативно-диагностический центр направляют пациентов из поликлиник, чтобы уточнить или поставить диагноз.  Сейчас это пациенты нефрологического, онкологического и частично кардиологического профилей. Во время пандемии людей стало приходить меньше. Если это что-то плановое, несрочное, а не онкология, например, народ старается отложить посещение центра. Так что в этом смысле нагрузка меньше, но работы все равно хватает, без дела не сидим.

И дома, и на работе я соблюдаю правила личной гигиены, соблюдаю социальную дистанцию в транспорте — в общем, делаю все, чтобы обезопасить себя и своих близких. Когда все ограничения снимут, я первым делом встречусь с друзьями и поеду отдыхать.

Подготовила Анна Алексеева

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

C 26 марта все москвичи старше 65 лет и люди с хроническими заболеваниями обязаны оставаться дома, чтобы минимизировать риск заражения коронавирусом. Решать возникающие в этой связи бытовые проблемы помогают соцработники и волонтеры: за минувший месяц они выполнили около 300 тысяч заявок от самоизолировавшихся горожан. О самых частых просьбах и трудных задачах, а также о том, чем заняться дома, если ты в группе риска, «Снобу» рассказали социальные работники и их подопечные
29 марта в Москве ввели режим всеобщей самоизоляции. В этих условиях жители города столкнулись с новыми проблемами — от отсутствия возможности отвезти лекарства своей бабушке до недостатка общения. В подобных ситуациях людям помогают сотрудники центров соцобслуживания (ТЦСО). Николай Шабанов из ТЦСО «‎Ярославский»‎ рассказал «‎Снобу»‎ о том, какую помощь оказывают гражданам соцработники и как изменилась их работа в период эпидемии
Куда податься пожилому москвичу, за которым некому ухаживать? Что делать, если родственники живут далеко, а за квартирой охотятся черные риелторы? От каких проблем может избавить государство? Об этом рассказывают пенсионеры, которые год назад передали свое жилье в собственность города и переехали в социальный дом