Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал
Угроза лишения родительских прав, домашнее насилие, трудное финансовое положение.

Монологи женщин, которые столкнулись с проблемами в семье

8 июля в России отмечают День семьи, любви и верности. «Сноб» поговорил с родителями из разных городов, которые обратились за помощью в программу профилактики социального сиротства «Укрепление семьи» благотворительной организации «Детские деревни — SOS», чтобы преодолеть сложности в семье. Имена героинь изменены по их просьбе
8 июля 2020 16:23
Фото: Rawpixel

Валентина, Санкт-Петербург

Мы с мужем познакомились 20 лет назад на программе «12 шагов», когда проходили лечение от героиновой зависимости. С того момента мы оба находимся в ремиссии. Встречаться мы начали не сразу, а через несколько лет. На тот момент у меня был сын от гражданского мужа. Поженились мы в 2009 году, через год у нас родилась дочь, а в 2011 году — мальчики-близнецы. 

В программу «Укрепление семьи» мы обратились в 2016-м. Муж тогда потерял работу, и семья резко оказалась в очень трудном финансовом положении. Одновременно с этим у нас начался кризис в отношениях. Мы были на грани развода и пытались понять, стоит ли сохранять семью или нет. И если мы все-таки будем расходиться, как это сделать максимально безболезненным для детей. 

Я сама психолог, поэтому уверена, что, если есть проблемы, очень важно вовремя прийти к специалистам. На программе «12 шагов» нас учили, что обращаться за помощью — это абсолютно нормально. Поэтому муж тоже был за. 

В программе нас с мужем направили к семейному психологу, а детей — к детским специалистам. Мы начали участвовать в разных мероприятиях: ходили на группу для родителей, мастер-классы, сказкотерапию. Чтобы в городе пойти на какой-то мастер-класс с ребенком, нужно выложить достаточно крупную сумму денег. Здесь же мы могли готовить, лепить и мастерить что-то вместе совершенно бесплатно. Это очень сближает. Кроме того, нам помогали с одеждой, канцтоварами, давали билеты на разные спектакли, елки, игротеки. 

Постепенно наши отношения с мужем выровнялись, мы стали лучше понимать друг друга и наших детей. С ними мы всегда стремились к доверительным отношениям, но именно родительские курсы очень укрепили это доверие, сблизили всех нас. На сегодняшний день у нас стабильный средний доход, крепкие отношения в семье, и с 2020 года мы не посещаем программу. 

Карантин мы пережили совершенно спокойно, самоизоляция позволила нам проводить много времени вместе. Мы гуляли с нашей собакой каждый день, играли в настольные игры, много разговаривали. При этом, если кто-то в семье хотел больше личного пространства, он надевал бейджик «Не беспокоить». Для всей семьи это был знак, что человека не стоит дергать и пока он не готов к общению. 

Галина, Череповец

Мы познакомились с гражданским мужем в Череповце в 2012 году. На тот момент я жила с сыном от первого брака, занималась в городе отделочными работами. Закрутилось все быстро. Я не особо разобралась в человеке. Забеременела. После рождения дочери у мужа начались проблемы с работой. Он часто уезжал в командировки, то привозил какие-то копейки, то просил деньги у меня. 

Через некоторое время он уговорил меня уехать к нему на родину в Вологодскую область. Сказал, что в городе жить не может. Мы переехали, начали снимать жилье. Проблемы с работой продолжились и на новом месте. Часто мы жили на пособие на ребенка. Муж стал уходить в загул, избивать меня. Я вызывала полицию, его неоднократно забирали в участок, но после мы мирились, и я забирала заявления. 

В какой-то момент вмешалась прокуратура Вологодской области. Из-за моих неоднократных обращений они завели на него дело по статье «Истязания». Это было в 2015 году. Тогда же он напился до такого состояния, что попал в реанимацию. На суде мы со старшим сыном пожалели его и простили. Мужу дали два года условно. После этого он взял себя в руки и закодировался. Мы купили дом, родили третьего ребенка, начали разводить поросят.

Через полтора года он сорвался. Начались запои и рукоприкладство. В какой-то момент он напился так сильно, что выгнал нас из дома. 

На некоторое время я уехала к своей бабушке в Вожегу, а в апреле 2018 года переехала с детьми в Череповец. Я знала, что смогу там устроиться на работу, к тому же в городе осталось много знакомых. Одна из них подсказала, что есть такая программа, которая помогает семьям в сложной ситуации снова встать на ноги. 

После моего обращения к нам приехал психолог, я ей объяснила всю ситуацию, и мне начали помогать и морально, и финансово. Давали деньги на дорогу, продуктовые наборы, одежду, игрушки, мебель, билеты на елки и экскурсии, подарки. Очень помогли с устройством в детские сады для младших детей.

Первое лето в Череповце я работала без выходных, продавала овощи. С детьми сидел мой четырнадцатилетний сын. Он всегда мне очень помогал: в 2015 году у меня защемило седалищный нерв, отказали ноги, и сын около двух недель ухаживал за мной и младшей дочерью. После этого я устроилась в ночную смену в ларек, где делают шаверму. На работе мне пошли навстречу и отпускали в семь утра, чтобы я могла проводить старшего сына в школу. Через какое-то время к нам приехал муж, и я дала ему еще один шанс. Все повторилось. 

Сейчас я жду окончания карантина, чтобы подать на развод и раздел имущества. Меня продолжают поддерживать специалисты. Мне очень жаль дом в деревне, который нам пришлось бросить. Но наша жизнь с детьми стала стабильной, худшее позади. Я занимаюсь отделочными работами, денег на жизнь хватает. Я делаю ремонт в нашей съемной квартире, в будущем хотела бы купить свою. Старший сын окончил девятый класс, и мы с ним выбираем училище, в которое он пойдет в сентябре. Я много работаю, но все свободное время провожу с детьми. Даже ремонт в детской делаем вместе, им очень нравится обрывать обои и помогать мне. 

Анна, Череповец

Я познакомилась со своим гражданским мужем в 2016 году. На тот момент я жила со своей мамой и дочерью. Вскоре между мужем и мамой начались конфликты. Она видела, что у нас все серьезно, но воспринимала его в штыки. Не хотела, чтобы старшую дочь воспитывал чужой мужчина. 

Через какое-то время мы с мужем решили жить вместе, сняли жилье, я забеременела. Первое время дочь жила с мамой, с нами проводила выходные. Потом мы обустроили быт и стали забирать ее чаще. Как-то она прожила с нами целый месяц. Однако конфликты между мамой и мужем не прекращались. Со временем она начала настраивать ребенка против нас с мужем. 

В середине 2017 года я родила вторую дочку. Тогда же муж потерял работу: организация просто закрылась, и всех сократили. Какое-то время он решал вопросы с работой и жильем, и я решила пожить у родственников. Мама меня не приняла, и я на несколько недель поселилась у бабушки. 

Где-то через месяц между мамой и мужем произошла сильная ссора, они поругались прямо при старшей дочке, ребенок очень испугался, и я несколько раз водила ее к психологу. Отношения с мамой были окончательно испорчены. Она не хотела отдавать мне ребенка, подала в суд и хотела ограничить мои родительские права. Тогда органы опеки убедили меня подписать доверенность, по которой мама имеет право получать на дочь пособие и представлять ее интересы. Я приходила в суд на слушания по поводу ограничения прав, но ни представители опеки, ни мама ни разу не появились там. Дело приостановили.

Еще до суда я узнала, что у организации «Детские деревни – SOS» есть программа «Укрепление семьи», которая помогает семьям в трудном положении. Я начала ходить к психологу, который помог мне разобраться во всей этой ситуации, очень поддержал меня. Кроме того, нашей семье начали помогать финансово и давать одежду, средства личной гигиены, продукты, канцтовары, игрушки. Психолог и соцработники часто приходили в квартиру, смотрели, в каких условиях мы живем, консультировали по поводу ситуации с мамой. 

В 2019 году я родила третьего ребенка. Муж нашел работу в строительстве, в семье появился стабильный доход, к тому же государство платит пособие на детей. У нас с мужем никогда не было конфликтов, наши отношения в порядке. Но с мамой ситуация не меняется. Она не берет трубку, когда я звоню, не позволяет видеть старшую дочь. Моя сестра общается со мной, через нее я могу передать какие-то вещи дочери и информацию для мамы. При этом она поддерживает маму во всех решениях и тоже негативно настроена против мужа и моих отношений. Я бы очень хотела забрать дочь к нам, но мы живем в комнате в общежитии, а дочь — у мамы в двухкомнатной квартире. Соцработники считают, что пока у нас нет условий для комфортной жизни дочки. 

Совсем скоро заканчивается действие подписанной мною доверенности, и мы будем решать вопрос о том, с кем будет жить дочка. Возможно, мама снова попробует ограничить или даже лишить меня родительских прав, но я надеюсь, что все будет в порядке и наша семья воссоединится. При этом с двумя другими детьми мама принципиально не общается: она открыто говорит, что это не ее внуки. 

Подготовила Саша Чернякова

Более 25 лет «Детские деревни — SOS» помогают сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, обрести семью, а также занимаются профилактикой социального сиротства в рамках программы «Укрепление семьи». За время работы «Детские деревни — SOS» помогли более 13 800 детей, более 8700 семей получили поддержку. Поддержать работу благотворительной организации и помочь сохранить семьи можно на сайте «Детские деревни — SOS».

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
«Коронакризис» ударил не только по мировой экономике, но и по человечеству как социальному виду в целом. И это может оказать неоценимую помощь всем людям уже в ближайшем будущем, считает врач семейной медицины и основатель «Школы открытого диалога» Дмитрий Шаменков
В 2020 году из-за пандемии коронавируса сдачу ЕГЭ перенесли на месяц: первые экзамены прошли 3 июля. Пошло ли на пользу школьниками дополнительное время подготовки, что их ждет при поступлении и как настроиться на успешную сдачу экзаменов, рассказывают ректор МГПУ Игорь Реморенко, учитель физики Георгий Никулин и психолог Наталья Паршина
Ежегодно примерно 1–1,5% россиян нуждаются в донорской крови. Это много или мало? В абсолютных цифрах это почти 1,5 миллиона человек, оказавшихся на волоске от смерти. ВОЗ сообщает, что в течение жизни в переливании крови нуждается каждый третий житель земли. Маленький ежегодный процент делает эту большую драму почти незаметной в повседневной жизни