Все новости

Марки и овощной салат — 2. Комментарии читателей «Сноба»

Формат этого материала не совсем обычен: здесь собраны все «за» и «против» на тему эгоистичности детей и безразличия родителей к их проблемам, поднятые автором в недавней статье
26 апреля 2021 10:48
Иллюстрация: Veronchikchik

В конце прошлого материала я пригласила вас к дискуссии. Пришло множество интереснейших комментариев из разных стран, видимо, тема оказалась важной для многих. К нашему глубокому сожалению, на сайте возникли технические неполадки и я не смогла опубликовать их сразу под материалом. 

Но упустить такой сложный и интересный продукт коллективного ума не считаю себя вправе. Ведь именно ради этого — свободной дискуссии людей из разных стран, говорящих на русском языке, — и создавался проект «Сноб» в далеком уже теперь 2008 году.

Поэтому представляю вашему вниманию все письма-отклики, пришедшие к утру 21 апреля.

Мнения, как вы увидите ниже, были высказаны самые разные, и все они искренни и важны, и все побуждают к дальнейшему размышлению на эту несомненно важную тему: каких детей мы растим, можно ли здесь что-то понять и улучшить, все ли делаем разумно и так, как хотим, и кому, уходя, мы оставим этот удивительный мир.

Спасибо вам за то, что вы с нами, спасибо за неравнодушие, за искренность, и простите за наши технические и прочие несовершенства.

От меня лично — спасибо всем за ваши теплые слова, они греют душу и дают силы.

Дальше — собственно ваши письма-отклики.

***

Пишет вам Катерина из Страсбурга. По моим ощущениям, в воспитании детей все же произошел определенный общественный перегиб. В большей степени, как мне кажется, он выражен на просторах бывшего СССР. Честно, во Франции такого наблюдаю крайне мало, и если оно есть, то скорее среди поколения, которому сейчас 30–40, но не у современных детей, подростков или моих сверстников (мне 23).

Разница для меня ощущается в том, что на наших просторах детям активно внушают, какие они уникальные, классные личности, но забывают сказать, что вообще-то взрослые вокруг такие же уникальные и классные личности. Во Франции концепт скорее «мы все здесь личности», причем объясняют это с достаточно раннего возраста, и детям приходится считаться с окружающими их людьми. 

А когда ребенок не понимает, что он не единственная личность в семье, то начинаются проблемы. Ведь если он один такой классный и уникальный, то все лучшее должно быть для него, и как эти взрослые не понимают его, не уважают и вообще много хорошего себе, а не все ему. Вот и все.

Но честно, когда ты один из немногих здравых родителей в этом дурдоме, то иногда очень сложно. Я просто сужу по своему папе и моему младшему брату, ему 10 лет, живут в Украине. Сил для обозначения того, что вообще-то все люди вокруг, надо прикладывать много, поскольку бабушки очень трясутся над его питанием и очень сильно его жалеют в связи с отсутствием мамы. Ну и плюс школа, где родительницы как будто в конкурсе участвуют, кто больше свое чадо любит, потакая самым разнообразным его капризам. В общем, сложно это все. Но перегиб явный налицо.

***

Мне 54, и я очень понимаю суть описанных претензий. Ведь это мои претензии к родителям, которые, разумеется, я и не смела озвучить 40 лет назад. То есть суть подростка никак не меняется от того, как к этому принято относиться в обществе. А если результат одинаковый, зачем платить больше? Как не относись к ребенку, он все равно найдет что сказать психоаналитику.
Но, если честно, отец, собирающий марки, у которого нет денег на то, чтобы нестыдно одеть подростка, и допускающий появление еще одного ребенка, не вызывает у меня никакой симпатии. Это честно.

Татьяна, Московская область

***

Пишет Владимир (откуда — неизвестно)

В воспитании детей произошел не перегиб, а закидон. Я женился несколько лет назад, но теперь вижу, что живу с «яжматерью», которая боготворит свою дочь, севшую ей фактически на шею. Я не являюсь отцом ребенка, потому могу смотреть со стороны.

Ей 17 лет, учится очень средне, но мать считает, что ей необходимо поступать в престижный юридический институт, стоимость обучения в котором составляет 500 000 рублей в год.

В девятом классе дочь с трудом сдала ЕГЭ, получили 3 или 4. Сейчас учится в 11-м классе, репетиторов навалом, при этом они меняются каждые 2–3 месяца. Успехи в учебе — не особо. Я пытался что-то изменить (не педагог, но кое-что еще помню), бросил, бесполезно. Она просто не выполняет то, что ей говорят. Так как я довольно много пишу, дочь иногда просит проверить эссе, ни одной красной строки, пара ошибок, пара неправильно употребленных слов и 15 (пятнадцать) пропущенных запятых. Для чего нужен репетитор?

Сейчас в школьных оценках больше четверок, пятерок особо не замечаю.

Дочь заливает свой ноутбук (простенький), мать отдает ей свой макбук, в итоге девочка с модненьким макбуком, мать без компьютера. Несу ноутбук в ремонт — цена вопроса 3500, ноут работает, дочь его выбрасывает в мусор.

Одновременно покупаем три айфона, у меня и жены работает, у дочери сломался. Что делает жена? Правильно, покупает айфон последней модели, цена ремонта — 5000 рублей.

Дочь не делает дома ничего, встает в 2 часа дня, треплется по телефону, затем занимается с репетитором, ночью что-то делает, днем спит. Просьбы убраться в комнате игнорирует, все делает мать. Завела домашнее животное, когда я или жена возвращаемся, животное радостно верещит — его наконец-то кто-то накормит. Дома мошки, с трудом вывели. Часто приходят ее друзья, очень часто вижу горы немытой посуды, очень часто кто-то сидит в гостиной, постепенно оккупируют нашу спальню.

Помощи по дому практически нет, единственная задача — разобрать посудомойку, что делается далеко не всегда. Ни уборка, ни готовка, ни глажка, овощи чищу я, половину белья также глажу я.

Но сказать что-то ей нельзя — «она же ребенок»! Я не прошу впахивать дома, но элементарно убрать свою комнату, погладить свои вещи и почистить овощи, или что-то приготовить — нельзя, видимо, из-за тонкой душевной организации.

Еще раз, я не отец ребенка, но вот такое «выращивание уникальной индивидуальности» выводит из себя. 

Простите, если слишком много эмоций, накипело.

***

Пишет Юлия из Подмосковья.

Отец, который покупает дорогие марки, в то время как его сын вынужден одеваться из секонд-хенда, — козел и эгоист. И теперь сына будут дразнить в школе, у него упадет самооценка и будет психологическая травма на всю жизнь. По-моему, все это совершенно очевидно. Специально заглянула в паспорт: мне 27 лет, вроде бы уже не подросток.

Получив зарплату, человек (сразу после аренды и коммуналки за жилье) выполняет свои обязательства: перед своими детьми и перед своими родителями. На оставшиеся деньги может купить себе что хочет и что сможет: хоть марки, хоть новый автомобиль, хоть черный хлебушек с водичкой. Финансовые обязательства перед престарелыми/нетрудоспособными родителями выдаются судьбой директивно, а дети — добровольно, по самостоятельному решению отказаться от контрацепции. Обеспечение ребенка нормальной одеждой по сезону и по размеру, соответствующей его социальному статусу (ученика школы), — обязательство, однозначно взятое на себя любым человеком, согласившимся на секс без презерватива.

Про телефон ничего не скажу: все-таки у сына не «кнопочник». Конечно, логичнее было бы купить телефон сыну, т. к. его положение в обществе сверстников зависит от телефона, а у матери социальный статус никак от телефона не зависит, лазать же в интернете любой смартфон позволяет одинаково. Но это не обязательство, а просто решение, которое отец принял и имел на это право.

«Родители не уважают моих границ... стресс, депрессия, панические атаки... самоповреждающее поведение» — ок, у Вас таких на приеме каждый день по 20 штук, но им-то откуда об этом узнать? Мне казалось, в такой ситуации пойти к психологу — нормальное разумное решение, разве нет? Ну как, например, у любого участкового терапевта каждый день бывает 20 человек с бронхитом, но все же любой адекватный человек, заболев бронхитом, идет к врачу и рассказывает ему симптомы? Мне казалось, это так работает.

В общем, с нетерпением жду продолжения этой статьи с ответом на вопрос: а как надо-то? Ну вот у человека депрессия, панические атаки, плохие отношения с родственниками — и чего ему делать-то? Если идти к психологу и рассказывать ему о ситуации неразумно, заливать алкоголем вредно, а резать вены больно... как правильно поступить подростку в этой ситуации, с Вашей точки зрения?

***

Пишет Андрей из Москвы.

И пишет в недоумении. Первый вариант, который вы рассматриваете, вполне имеет право на жизнь. Но какой ответ вы хотите получить, спрашивая «Это уже оно?»? Судя по комментариям к другим статьям, ваша аудитория здесь — такие же «недогоняющие», а значит, не смогут вам ответить (вернее, конечно же смогут, но ответ не будет полезным). Подтвердить версию, что вы «не догоняете», может лишь тот, кто «догоняет». Но, если вернуться к типичному монологу из начала статьи, вероятность того, что современный подросток объяснит, что именно вы «не догоняете», невелика. Мне кажется, что нужно просто принять просто как еще одно ограничение тот факт, что можно что-то не понимать в современных реалиях и жить с этим дальше. Скорее всего, это непонимание окажется не критично, т. к. уровень нашего понимания соответствует нашим задачам (я понимаю ровно то, что нужно для моей жизни). А у другого поколения какая-то своя жизнь, и им надо понимать что-то другое.

А по второму варианту, скорее всего, да, перегнули. Как бывает при первом увлечении любой новой идеей. Индивидуальность важна, но преувеличена. Скорее всего, будет будет обратный отскок, когда индивидуальность потеряется (и, наверное, одинаковость монолога тому показатель), а после как-то выровняется и стабилизируется.

***

У меня создается впечатление (во многом благодаря Вашим колонкам), что Вы имеете дело с обычным, так сказать, гипервитаминозом. Детоцентричная культура воспитания привела к передозировке бесплатного внимания к ребенку со стороны значимых для него взрослых. Перебить это потребностью во внимании сверстников (которое не дается бесплатно) получается далеко не всегда: многие дети не имеют дружбы, в которую необходимо вкладываться, а приятельство ничего от ребенка не требует. Как следствие, мысль о том, что ребенок должен что-то отдавать вообще и родителям в особенности, воспринимается исключительно плохо.

Естественно, проблема не сплошная. Конечно, на контрасте вспоминается прошлый кейс Анны (Вы специально дали эти колонки подряд?), где дети взяли свою часть ответственности за семью. Но проблема действительно довольно частая, как в «старое доброе время» подростковый криминал, алкоголь или токсикомания. Бросается в глаза, что она накрывает как раз «благополучных» детей, так что, в отличие от перечисленного опыта предков, не воспринимается проблемой на официальном уровне.

Так что да, второй вариант с одним уточнением. Нет там никаких перегибов, флагштоков и прочих метафор. Есть плохо воспитанные дети у недостаточно одаренных или целеустремленных, или подготовленных родителей. Раньше таких детей воспитывала улица (кого лучше, кого хуже), а теперь, наоборот, такой вот конфетно-букетный период на 20, а то и больше, лет. Да, теперь общество призывает детей любить и уважать, а не «пожалеешь розог — испортишь ребенка», но и розги, и любовь с уважением в неумелых руках приводят к одинаково печальным результатам.
Иван из России.

***

Пишет Анна из Москвы.
Детоцентризм не сейчас изобрели — если почитать журналы «Семья и школа» или «Работница» сорокалетней давности, там не редкость истории о том, как мать продала обручальное кольцо, чтобы дочь в модных штанах пошла на дискотеку. Скорее, старшее поколение теперь не вовлекает молодежь в «давай порадуем маму/папу». Почему папа-филателист не советуется с сыном, что подарить маме, почему подросток с мамой, а не с папой ходит в секонд-хенд? Тут уж, извините меня, папа и правда в не очень выгодном свете, и у них теперь еще небось и мама себя чувствует виноватой с новым телефоном.
Насчет интересных вопросов — я помню из своего детства, что надо было выдумывать интересные вопросы типа вот настоящей любви, чтобы пообщаться со взрослыми. Ответы не особо интересовали — просто поболтать. Хорошо, что сейчас детям лицемерить не надо )

***

Интересная тема, часто думаю об этом, наблюдая чужих детей)). У нас двое — общий с мужем сын (10) и дочка мужа (14). Кроме стандартных вещей (мыть посуду и убирать за собой), дети имеют ежедневные обязанности (разбирать посуду, выносить мусор, стирка), плюс составляют список продуктов, ходят в магазин, когда мы не успеваем, и два-три раза в неделю готовят основное блюдо (мясо, рыбу и т. д.), не считая завтраки. Уборка — общее, но дочка иногда просит о возможности заработать (мы тогда платим ту сумму, которую платили раньше приходящей женщине). В списке обязанностей выполнения школьных ДЗ нет: предполагается, что это нужно им, а не нам. Для многих знакомых это выглядит чудом. У большинства знакомых ситуация сильно другая — дети, вполне, кстати, адекватные, ничем особо не помогают, считают, что им родители недодают. Я вижу как минимум несколько отличий, которые могут объяснять существующую разницу.

1. Многие знакомые чувствуют себя виноватыми перед детьми (возможно, сравнивая себя с другими, более обеспеченными семьями). Мы достаточно обеспечены, но при этом убеждены, что кроме еды и крова мы детям ничего не должны (как, впрочем, и они нам). Все, что свыше, — наш выбор, проявление любви и лояльности, что, собственно, требует ответной лояльности. Мы купим какой-то гаджет, если можем и это важно для ребенка, но и ребенок должен знать, что важно для нас, и уважать это (например, чистый дом).

2. Многие главной детской обязанностью декларируют учебу, не имея внятного и убедительного объяснения, почему учеба/хорошие оценки важны. Т. е. учеба становится элементом манипуляции со стороны ребенка («вам нужнее»). При этом даже успех в этой сфере самоуважения у ребенка не вызывает, как и уважения со стороны окружающих, так как на самом деле ничего полезного (для других) он не делает, да и знание школьной программы объективно достижение ниже среднего. 

3. Принцип «безусловной любви» часто путают с «безусловным уважением». Т. е. ребенку коммуницируют, что он достойная уважения личность просто так, по факту рождения. И что корреляции прав с обязанностями или свободы с ответственностью за свою жизнь и поступки как бы и нет. Мы же не очень верим в равенство детей и родителей и считаем, что объем прав расширяется по мере роста сферы ответственности. 

4. У нас стартовая позиция была значительно хуже, было нечего одеть, не всегда была еда в достаточном количестве. Наши значительно более обеспеченные, в том числе и модными вещами, одноклассники добились значительно более скромных успехов. Чем дети хуже? Справились мы, справятся и они.  

С уважением, Зоя (Киев)

***

Я за второй вариант. Произошел серьезный перегиб в сторону удовлетворения несуществующих потребностей ребенка в индивидуальности.

В итоге мы все с пеленок воспитываем «личность», а потом личность никого, кроме себя, не видит.

А родителей воспринимает как робокопов — машин без эмоции, главная цель которых — заработать ребенку на институт/телефон/одежду/поездки.

В свое время я чуть не стала мамой таких «личностей», но вовремя обратилась к психологу, которая прямым текстом мне сказала: «Прекращайте играть с шестилетними детьми в демократию, должна быть непреложность и непоколебимость родительского слова». И меня отпустило.

Мои взрослые уже дети, конечно, эгоистичны и не всегда сами догадываются о том, что мы, родители, имеем свои желания и потребности. Но хотя бы слышат, когда мы им об этом говорим.

С теплотой к вам, Ольга Юркевич 

***

Не могу не вставить свои комментарии к вашему тексту «Марки и овощной салат» на Снобе.

О себе — Юля из Подмосковья, 49 годиков, две дочери — 18 и 10 лет. Про перегиб в воспитании — это прямо моя тема. За своими детьми, честно говоря, не очень это вижу, может, и глаза застилает, что мои, а вот в общественном пространстве... Нарушение личных границ — это прямо моя боль. Старшей дочери звонит бабушка — раз, другой, она занята и сбрасывает, потом переписывается с ней и с возмущением мне жалуется: вот, она звонит и звонит, а если я занята (на мой пристрастный взгляд, занята она фигней), могла бы и написать.То есть бабушка звонком вторгается в ее личное пространство (непроговариваемый подтекст). Скромно сообщаю, что возможность писать смс и пользоваться ватсапом доступна последние ...цать лет, а бабушка всю жизнь пользовалась телефоном и вряд ли должна менять свои привычки. Не спорит, но по лицу видно, что эта конгениальная мысль ей раньше не приходила. Волею судеб живем вчетвером в однокомнатной квартире. Регулярно получаю упреки от окружающих, что дети травмируются, у них, видите ли, нет личного пространства. Что у меня его нет тоже, обычно забывается. И да, я выросла в этой квартире, и если у меня и остались детские травмы, то явно не от этого. В общем, я думаю, что мы «перестарались» в плане поднятия на флагшток «ценности индивидуального».

Пользуясь случаем, хочу сказать вам слова огромной благодарности за ваши статьи. Читаю регулярно, жду и плачу над книгами. Спасибо вам, и как говорят люди без личного пространства, «аффтар, пиши исчо».

***

Екатерина, США

«А вот видеть потребности людей рядом, приспосабливаться к ним дети в значительностей массе не обучаются, потому что вроде как ни к чему, от них же этого не требуют». Ключевая мысль, по-моему, то, что от них этого не требуют.

Подросткам всегда было свойственно, так сказать, самонепонимание. И основное в этом самонепонимании — отсутствие четкой позиции на тему «я взрослый или ребенок?». Мне кажется, что вопрос этот могли бы задавать родители: «Определись, ты позиционируешь себя как взрослого или ты еще ребенок?» От этого зависит то, как будут строиться отношения. Очень, на мой взгляд, показательна ситуация с салатами. Лично мне непонятно, почему девочка, вместо того чтобы приготовить что-то своими руками и не зависеть ни от кого, предпочитает, чтобы ей преподнесли эти салаты на блюдечке. В ситуации с марками контраргумент мог бы быть что-то вроде: «Хорошо, папины “дурацкие марки” никому не нужны. Да, это так. Это его увлечение. Но ведь и ваши айфоны, “тиктоки”, общение в соцсетях, с функциональной точки зрения можно рассматривать как “дурацкие”. Телефон нужен, чтобы звонить или отправлять эсэмэски, все остальное — это уже излишества. Если вы хотите, чтобы уважали ваши интересы и вашу жизнь, неплохо бы и родителям оставлять право на их жизнь, хобби и интересы. Кстати, это рождает и почву для совместных интересных разговоров о чем-то еще, кроме учебы и “надел ли ты шапку” (то, что подростков так бесит)». Дочка наших друзей решила стать вегетарианкой, в семье, помимо нее, трое взрослых (мама, папа, дедушка) и ее младшая сестра. Никто не собирается становиться вегетарианцем. Пришли к консенсусу: родители, делая закупки в выходные, покупают продукты и в расчете на нее. Готовит она себе сама. Кстати, и мама потом взяла на вооружение массу интересных рецептов, которые дочка откуда-то выискала. И никаких обид и претензий ни к кому. Родители с уважением отнеслись к ее выбору, девочка не требовала от них готовить или покупать для нее. Нормальная договоренность и взаимное уважение между взрослыми людьми.  

***

Пишет вам Мария. Мне 30 лет, я живу в Голландии и хотела откликнуться на ваш пост своими наблюдениями за собой и своей сестрой. Надеюсь так тоже можно, потому что хоть сестре и 23 уже, но тенденция продолжается.

Мне кажется, все упирается в то, как много внимания, усилий, денег и времени всей семьи с какого-то момента начали уделять детям. На мой взгляд, это комбинация того, что у родителей стало больше денег и ресурсов, того, что успех детей стал более «статусной» штукой, которую стало выгодно поддерживать, и того, что технологии облегчили процесс вовлечения (оценки можно проверить, в фейсбуке посмотреть, что делает, и так далее). Дурацкий пример, но в мою молодость родители не контролировали так часто, как много я общаюсь и с кем или как конкретно двигается моя средняя оценка в течение учебного года. В случае сестры все это становится темой для общего семейного совета.

Из-за этого происходит две вещи, которые вы описываете.

1. Подростки уверены, что все ресурсы должны быть направлены на решение их проблем. Потому что так было всю их жизнь. Они не понимают, почему, особенно с какого-то их более зрелого возраста, родители начинают приоритизировать себя. В кругах сестры заметно, что если родители изначально не «снимали с себя последнюю рубашку» ради детей, то они более приспособлены к тому, чтобы спокойнее относиться к внешним атрибутам успеха и чтобы брать часть своих проблем на себя. Мне кажется, моему поколению помогло то, что в детстве совсем у всех ничего не было и родителям было не так сильно до нас в 90-х, поэтому нам чуть проще.

2. Из-за того, что родители вовлечены, а дети с удовольствием перекладывают свои проблемы, сильно хуже стало с границами. Такой порочный круг недоверия получается. В мои молодые годы было немыслимо, чтобы родители без тебя посмотрели твои оценки или шли решать проблему, не узнав, нужна ли тебе помощь. А в случае моей сестры вовлечение переходит в контроль, в ответ на который дети отказываются от ответственности.

Не знаю, насколько это верно, но надеюсь, будет полезно в вашем исследовании.

***

Меня зовут Юля, я из Латвии, Риги.

Три года назад я радикально поменяла свою жизнь и в 38 лет поступила в Латвийский университет на педагогический факультет. Тогда же пошла работать в частный (это важно) детский сад помощником воспитателя.

И в течение двух лет наблюдала интересный феномен, который я долго не могла «назвать», пока не поняла, что это больше всего похоже на страх. Родители боятся — не своего ребенка, нет, его реакций. Плач, нытье, капризы пугают родителей. И мамы/папы сдаются без сопротивления. Все начинается в раннем детстве.

Можно ли родителей в этом винить? Нет. Слишком много давления извне: каждый второй инстаграм-профиль — портрет идеальной мамы/семьи/детей.

Никто не кричит на детей, не ругает, с ними говорят, водят к специалистам, советуются со всеми возможными интернет-экспертами...

Как будто нет золотой середины, спокойного «нет/не сейчас/я устала/я сержусь» и т. д. Этим никого не травмируешь, правда? Просто ребенок вовремя поймет, что он — не центр вселенной, при этом оставаясь любимым и дорогим человеком :)

***

Вячеслав из В. Новгорода.

 

Мир не изменился в том смысле, что как была Vanity Fair, так и осталась. Но вот способы выражения изменились &mdash раньше Instagram отсутствовал. Это очень сильно сдвинуло «быть или казаться» в сторону «казаться».

Отсюда «стыдно быть бедным» (т. е. казаться бедным &mdash иметь айфон последней модели и одновременно несколько кредитов и гасить один кредит другим не стыдно, потому что этого никто не знает, более того, и узнает — не удивится, потому что этот «кто», который узнает, и сам такой).

Окружающая действительность действительно диктует свои законы, транслирует «образ» («имидж», как любили говорить в 90-х). Помнится, где-то в конце 70-х было модно говорить о своем комплексе неполноценности. А теперь модно говорить о том, что тебя не понимают и ты в депрессии. Естественно, на новое прежде всего реагируют подростки.

Позиция «вынь да положь» вытекает непосредственно из «все лучшее — мне» и «родители должны», это все растворено в атмосфере.

Ну вот недавно наткнулся: «Я бы не хотела, чтобы мой ребенок вырос в семье, где суши или пицца — это праздник».

Заметьте, не в семье, где нет взаимоуважения, не в семье, где не говорят «доброе утро», а в семье, где модное рыбное и вредное выпечное блюда — это праздник. Я понимаю автора высказывания, но мне кажется, он сказал о себе немного больше, чем хотел.

***

А почему нельзя пойти на компромисс? В этом месяце тратим деньги на «баловство» для мамы, в другом — для папы, в третьем — для ребенка... По-моему, неправильно, когда из какого-то одного члена семьи делают звезду, кто бы это ни был. Дескать, ему все, а остальные как-нибудь перебьются.

Наверное, ребята из Ваших рассказов просто не понимают, что у других есть такие же чувства, как и у них. Даже в голову такое не приходит. Но... дальше-то что? Как они реагируют, если сказать им: «У твоей мамы тоже есть желания и потребности»? Продолжают упорствовать, отрицать это? Говорят: «Нет, мои потребности самые важные, потому что потому»? Я не понимаю...

Или проблема в самом факте, что дети не понимают этого как-то сами, сразу, им надо объяснять? Так и раньше не все понимали...

Нет такого набора установок, который всеми бы усваивался автоматически. Иначе у нас бы и психологических проблем почти не было. )

Проблема, наверное, в том, что раньше таких детей было мало, а сейчас — слишком много... Так ничего удивительного! Раньше было нормой сказать человеку: «Ты не лучше других, ничего в тебе нет особенного!» А сейчас это называется «грубое обесценивание и подавление индивидуальности, травмирующее детскую психику». Вот родители и не хотят травмировать... Но, избегая одной крайности, приходят к другой.

Еще информация свою роль играет. Реклама, которая внушает: «Ты — индивидуальность! Твои желания — превыше всего!» Книги и журналы, где написано, как правильно воспитывать. Паблики, где не только дублируются те самые журналы, но еще и люди делятся жизненными историями. Последнее, впрочем, скорее следствие. Но и оно может нехило так подпитывать настроения молодежи.

Уж я-то знаю. Сама в свое время цитировала журнал «Здоровье школьника» учителям и родителям. Забавно, что сама же мама мне его и покупала: думала, детский. Узнала бы, что именно оттуда я «всякой дури нахваталась» — точно бы в помойку выкинула.

К сожалению или к счастью, вокруг меня были не такие «продвинутые» люди. Так что я быстро поняла: мало ли что в журналах пишут. Где те журналы и где реальность? 

А сейчас читаю «Мел» (это интернет-журнал, он тоже о психологии и педагогике) и офигеваю: «Боже мой, что они несут?! Они хоть представляют, как это все будет выглядеть в реальности? К чему детей готовить собираются: к жизни или к долбаной сказке?»

К слову, на «Меле» свои рубрики ведут не только педагоги да родители, но и подростки. И типичная девочка из вашего комментария упоминала, что психологией интересуется. Логично: люди получают новые знания и на их основе пытаются строить новую реальность.

Вот только сомнительная какая-то реальность получится, если большинство людей в ней будут эгоцентричными мамиными пирожочками.

Все хотят внимания, понимания и удовольствий. Просто одни умеют перебарывать себя и не требовать невозможного, а другие вечно предъявляют миру претензии.

Поэтому втаптывать ребенка в грязь совсем ни к чему, но иногда устроить небольшое обломинго — полезно.

С уважением, Екатерина из Омска

P. S. Раз уж заговорили о современной психологии... В ней сейчас все чаще используется понятие «токсичный». А что же оно означает? А все!

Да, в прямом смысле «все». Все, что неприятно человеку. Насмешка, грубость, косой взгляд, сплетня — это все токсичные слова и действия. И навязчивые советы типа «Отложи телефон, займись уроками» — токсичность. Упрекаешь в лени — да, да. Не замечаешь, что близкий нуждается в твоей любви и ласке, — ну, вы поняли.

***

Человека, который часто ведет себя по-токсичному, также называют токсичным (или токсиком, токсом). Есть много статей о том, как распознать токса в окружающих людях. И вот там-то описываются такие разные облики токсичности, а иногда напрямую говорится: «Если тебе некомфортно с человеком, значит, он токс!»

Раньше, в нулевых, подобных персонажей называли энергетическими вампирами. Но от этого очень уж веет эзотерикой и мистикой, а она давно вышла из моды.

Вот только и до настоящей науки статьи о токсичности недотягивают. Ведь что это за понятие, у которого даже нет точного определения? По-моему, слово «токсичный» больше похоже на ругательство типа «козел», «придурок», «чудак с буквы М». Только литературное. Значение-то одно: «человек, который мне не нравится». И проверить существование данного явления, опять же... сложно.

А какое отношение это все имеет к теме статьи? Да прямое. Потому что такая психология [вернее, то, что за психологию выдают] как раз и культивирует эгоцентризм. Это не ты косячишь — это все вокруг тебя токсичные. Например, мамка, которая сердится из-за немытой посуды. Кто тебе не нравится, тот и токсичный.

И ведь ни одна статья не предлагает искать токса в себе. Только в окружающих! «Как распознать токса в окружении», «Как понять, что твой близкий токсичен»... А вот себя, скорее, модно объявлять эмпатом. Тоже популярная тема.

Могла бы бесконечно об этом разглагольствовать, но и так уже много написала. Так что подожду, как отреагируют другие.

Татьяна из СПб

***

КМК, все вот это — отличное подтверждение вашего любимого тезиса: ребенок способен приспособиться ко всему, если правила игры стабильны.

В данном случае, правила игры — это общественно одобряемые и как бы общественно транслируемые правила манипуляции. 

Моя бабушка и практически все известные мне женщины плюс-минус ее поколения обожали игру «ты меня так расстроил(а), я ночь не спала, у меня давление повысилось, я сейчас умирать буду, а пока я с тобой не разговариваю… А что меня расстроило — сам должен понимать!». И это же транслируют книги, фильмы середины прошлого века. Вызов родителей в школу — ах, какой ужас ужасный, нам за тебя было стыдно! А если ты тут же не провалился сквозь землю и не начал ее изнутри грызть, исправляя свои настоящие и мнимые прегрешения, то Земля сейчас с орбиты сойдет.

И вот это обязательное умолчание всего и вся. Подросткам говорили: рано тебе еще о мальчиках (девочках) думать! Почему? Сами должны понимать! При этом сексуальным просвещением занимались в условной подворотне. Родителям же в большинстве в голову не приходило рассказать даже о простейшей контрацепции вроде ППА или спринцеваний.

Моя мама тоже пыталась иногда хвататься за валидол или хранить молчание. Но у нее лучше получалось или рыдать, или просто устранятся от проблем. Как опять же Вы писали (а мы примерно ровесницы), наше поколение росло в относительной свободе от родительского контроля. Ни надеждой семьи, ни ее позором мы не были. Никто от стыда за двоечников и хулиганов не испепелялся в директорском кабинете. И уже никто «вышедшим в люди» ребенком особо похвалиться не мог.

Зато выросшие дети довольно легко переходили в равно-дружеские отношения со взрослыми дядями-тетями, а иной раз и со своими родителями.

А сейчас правила игры изменились. Сейчас условный родитель должен сгорать от стыда, если чего-то недодал своему ребенку. Нанес психологическую травму, мало интересовался, не проговорил чувства и далее по тексту, а по сути — если недостаточно потребил из предлагаемого соответствующим сектором. И дети тоже приняли эту действительность. Хотя многие чувствуют огромное количество фальши — Вы тоже об этом писали. Но в чем прокол — этого не могут понять просто по малому жизненному опыту.

Я хотела бы оставить свой комментарий к вашей последней статье.

Вроде бы посыл заключается в том, что в современном обществе воспитывается много детей, считающих себя исключительными личностями и являющихся по сути эгоистами, ставящими свои интересы и желания превыше интересов и желаний других, даже близких им людей (и не интересующимися никем, кроме себя). Вроде бы уважаемому автору не очень симпатичны эти черты и она противопоставляет их отцу-филателисту, который, наоборот, действует правильно.

Может быть, я что-то недопонимаю, но мой вопрос: в чем разница? По-моему, из таких детей как раз и должен вырасти кто-то вроде этого отца-филателиста, тратящего большую часть семейного бюджета на свои удовольствия, в то время когда желания других членов семьи финансируются по остаточному принципу. Считающего свое хобби архиважным и не считающего нужным перераспределить бюджет в связи с изменением состава семьи. Остальные члены семьи покорно принимают такое положение дел, а он, похоже, считает это совершенно естественным. Так чем же он лучше современных детей-эгоистов?

Екатерина (без указания места жительства)

***

Пишет Евгения из Москвы.

На мой взгляд, то, что Вас ужасает (озвучивание подростками своих требований и претензий к родителям), всего лишь нормальная эволюция общества. Да наше поколение, а я примерно Ваша ровесница, просто не представляло себе, что от родителей можно чего-то требовать, но это не значит, что желаний и требований не было. Были, как была и боль от осознания того, что проси не проси... Мне, например, мучительно хотелось: 

1) Есть более здоровую еду, чем та, которую готовит бабушка, но попробуй скажи бабушке о том, что лучше не поливать помидоры ведром майонеза! Нет, я пробовала, конечно, но взрослые люди военного поколения умели пресекать попытки детей озвучивать свои желания.

2) Носить красивую одежду. Я всегда молчала на этот счет, понимая, что в магазинах одежды нет в принципе, но несколько раз меня водили к портнихе. Думаете мне позволяли выбрать фасон по собственному желанию? Ага, сейчас! Люди послевоенного поколения (мама) тоже умели пресекать свободомыслие. Словом, к портнихе меня водили лишь затем, чтобы снять мерки и сшить какой-нибудь ужас на мамино усмотрение.

3) Чтобы в семье была нормальная атмосфера, а не безостановочные мелкие склоки в связи с нерешенным квартирным вопросом и проживанием нескольких поколений на одной небольшой площади. Тут я даже не высовывалась, поскольку о чем я могла попросить? О том, чтобы государство выделило кому-нибудь еще одну квартиру?

Почему сейчас подростки чего-то требуют, а в те годы молчали? Думаю, не потому, что тинейджеры стали другими. Просто изменилось само отношение к детским требованиям — сейчас их можно озвучивать, а тогда было недопустимо. Точно такие же перемены произошли, например, в отношении работающих женщин: в советские годы было принято, чтобы женщина обязательно работала, а сейчас быть домохозяйкой отнюдь не зазорно, зарабатывал бы муж нормально! (Тут просто к слову: папа-филателист из Вашей истории производит впечатление полного лузера!) Изменилось и множество других социальных стандартов, например, нормально не заводить семьи лет до 35, нормально рожать попозже и т. п. 

Вы сами часто пишете про эволюцию, в связи с этим хочется спросить: разве появление у детей права подавать голос не эволюционный процесс? Да, порой перебарщивают, да, порой раздражает, но разве это лучше, чем все детство промолчать, а потом уехать из родительского дома при первой возможности и свести общение с теми, кто заставлял тебя молчать, к минимуму?

И еще одна мысль, которой хочется поделиться: а ведь право детей выражать свое мнение работает в обе стороны, и в положительную тоже. Лично мне с мужем наши дети (безо всяких наводок с нашей стороны) неоднократно озвучивали примерно следующее: как же выгодно наша семья отличается от общего фона друзей-знакомых! Стали бы они об этом говорить, если бы нормой общения было молчать в тряпочку? Не уверена.

Словом, когда-то стандартом было пороть детей, сейчас стандарт — их выслушивать, в том числе и в кабинете психолога. Не скажу, что перемена к худшему.

***

Пишет вам Екатерина из Петербурга.

У меня есть версия про папу-филателиста. Мне самой 42, но очень хорошо помню, что как только в школе отменили форму, так сразу вылезло социальное неравенство. И дети из более богатых семей люто смеялись над бедными.

Такое, подозреваю, до сих пор процветает. Вот почему подростки из вашей задачи считают марки блажью, от них никакой прибыли, только траты, а старшего сына наверняка гнобят за одежду из секонд-хенда и старый телефон.

И можно сколько угодно рассуждать о том, что за всеми не угонишься, но по факту в школе следует не очень отличаться от остальных. Иначе сожрут.

У папы-филателиста все хорошо, у него хобби, и никто не требует, чтобы он больше зарабатывал. Подозреваю, у его старшего сына дела сильно хуже. Он непопулярен в школе со всеми вытекающими из этого последствиями. И это можно было бы исправить, если бы папа перестал тратиться на марки.

Вот, в общем, почему у подростков такая реакция на эту историю. Никто не хочет быть аутсайдером. Это очень неприятно, согласитесь.

***

Пишет Ирина из Воронежа

Да! Встречалось такое! И я склоняюсь ко второму варианту.

Однажды в аудитории девочка лет 17, обычно милая и тактичная, сказала что-то о своих родителях так грубо и потребительски, что я отреагировала. Говорю: «Ваши родители сейчас в таком возрасте, что они — самые активные члены общества, строят, лечат, управляют или что-то подобное делают, обеспечивают своих детей и помогают старшему поколению. Если захотят, у них еще дети будут, свои или усыновленные. В Вашем возрасте Вы пока — канал, через который экономика получает денежный поток от Ваших родителей. Они платят за еду, одежду и т. д., так что много кто работает и получает эти деньги. Эта ситуация временная и скоро закончится, потому что Вы получаете профессию и скоро можете начать работать, но пока это так». Надо было видеть глаза этой девочки! Она была в шоке, по-моему, с ней вообще никто на эти темы не говорил.

Меня это пугает. Мне не кажется, что это из-за стремления к защите индивидуальности. Мне кажется, это слишком далеко зашло стремление создать абсолютно безопасный, стерильный и комфортный мир для детей. Если получается, то вырастает такое тепличное создание, остро реагирующее на малейшие отклонения окружающей среды и внутреннего мира и неадекватно реагирующее на реальные вызовы.

Насчет «травы зеленее». Я слышу довольно часто, как политологи в лекциях говорят о поколениях в том смысле, что старшее поколение (какой бы возраст они при этом ни имели в виду) — оно смотрит телевизор и ничего не понимает, а молодое поколение — оно свободно, живет в интернете и намного лучше старого. Кто платит за свободу и откуда берется интернет — не сообщается. Я понимаю, что я вижу малую часть того, что по этому поводу говорится, но все же.

Здравствуйте!
Пишет Мария из Санкт-Петербурга.
Сыну 16 лет, пересказала ему ситуацию с папой, марками и телефоном.
Сын порадовал.
Сказал, что «ситуация неоднозначная, надо смотреть, сколько процентов семейного бюджета на марки уходит— если больше 50, то папу лечить надо (прошу прощения, цитирую подросточка). А если семья не голодает, то в одежде из секонда ничего плохого нет. (Подтверждает делом — сам любит в "Спасибо" одеваться.) А телефон у мамы понятно, что должен быть лучше, чем у сына».

***

Пишет Ирина, учитель из Санкт-Петербурга. 

Мне кажется, что многое в мировоззрении современных детей действительно изменилось. Но не только детей. По сути, дети транслируют то, что является трендом в мире молодых взрослых. И не только в нашей стране.

Мир последних десятилетий провозгласил открытость, гласность во всем, предельное уважение к всевозможному разнообразию и личному мнению. Людей призывают не молчать о проблемах, обо всем говорить, а иногда и кричать, проговаривать мысли вслух, жаловаться на обиды, выносить личное и интимное на всеобщее обсуждение. Призывают уважать всех иных, отказаться от понятия нормы, принимать личности безоценочно или оценивать положительно. Большой ценностью считается высокая самооценка, которая становится синонимом уверенности в себе и жизненной силы.

Я думаю, что в этих тенденциях есть много положительного. Мир меняется и пытается решить проблемы прошлого, обратить новые средства на благо людей. Свобода общения и всеобщее информационное поле, например, уже навсегда изменили отношение людей к ценности знания, слова, высказывания.

Однако мне видятся и отрицательные стороны современных трендов.

— Говорят, что хорошие времена рождают слабых людей. А слабые люди создают плохие времена. Люди нашего времени слабые и гордятся своей слабостью.

— Привычка людей нашего времени беспрестанно говорить и все обсуждать — довольно вредная, ведь известно, что пустая бочка громче гремит. Чаще всего это речь, заменяющая мышление и обдумывание.

— Мне кажется опасным поощрение инфантилизма в современном обществе. Считается нормальным обвинять родителей в своих проблемах и оправдывать свои пороки, искать виноватых в своем окружении.

— Высокая самооценка, которую многие стремятся иметь, часто неадекватна реальности. Внушая ленивому и неумному ребенку, что он принцесса, а окружающие просто завидуют, вряд ли мотивируешь его на подвиги.

— Норма и ненорма в ряде ситуаций есть, отрицая это, можно прийти к страшной реакции и возвращению нормы как подавляющего принципа. Например, нормой является здоровое, стройное тело. Не имеющий его человек имеет полноценные человеческие права, но он не может претендовать на преимущества здорового красавца: быть примером для подражания, восхищения, любования. Многие же призывают любоваться нездоровым и считать, что никакой разницы нет. 

— То, что в обществе принято поощрять индивидуальность, — это замечательно. Но у каждого ли она есть? Люди вообще довольно похожи друг на друга, а когда вокруг общее информационное поле и всеобщее обсуждение всего при довольно поверхностных идеалах, стоит ли ждать проявления особенных личностей? 

А что же дети? Дети очень гибкие, они такие, каков мир активных взрослых. Они подхватывают общие принципы и утрируют их. Вполне возможно, что еще в их активный период общество качнется в обратную сторону, и они станут движущей силой изменений. Возможно, это судьба уже следующего поколения.

Я работаю в школе, с подростками. Мне кажется, что они действительно изменились. Они очень эмоциональны и чувствительны к своим состояниям и к отношениям. Многие четко знают, чего хотят в жизни, и стремятся к своей цели, отметая все побочное. Они действительно хорошо говорят, но не всегда достигают коммуникативной цели — донести свою мысль. Очень многие считают себя лучше остальных и не видят в других равных личностей, хотя это, наверное, было всегда. Большинство не только общается в интернете, но и творит, развивает информацию, руководит сообществами, ищет заработок или тематические группы. 

Еще интересное наблюдение: из речи почти исчезли клички и уменьшительные имена — они называют друг друга не Серый, Анька и Мишка, а полными именами, будь то Артемий или Мирослава. 

С ними интересно, и мне кажется, что это как-то правильно: они готовятся жить в том мире, который видят вокруг себя. 

***

Пишет Алиса:

Я общалась с девочками-студентками одного московского вуза и столкнулась с тем, что даже они друг друга не понимают. Работающие студентки не понимают странности и претензии своих одногруппниц, живущих за счет родительских денег. Хотя в целом у них всех мышление похожее, потому как очень девочки на разные лозунги и посылы соцсетей ведутся про разное ущемление прав и иже. Возможно, в чем-то они правы, но ввиду возраста палка явно перегибается, и вместо здорового подхода «хотим таких-то изменений и готовы для этого сделать то-то» получаем «вы нам всем должны». Но опять же у работающих девочек такого, простите, гонора меньше. Они заняты самообеспечением, они устают наравне (а то и больше) со взрослыми, и меньше остается времени на капризы.

Т. е. я все еще склоняюсь к мысли, что тут просто вопрос детского эгоизма, как в приведенной вами истории про овощные салаты, когда ребенок не понимает цену деньгам и живет на всем готовом. Опять же в моем детстве 15–20 лет назад не было такого: мы с одноклассниками могли быть балованными родителями, но понимали, что, пока родители на работе, наша задача — уборка дома, помощь с готовкой. Летом — поездки на дачи, картошку окучивать. Все это очень сложное, и наездов на родителей «ты мне должен» как-то и не было. Потому что за такое хамство еще и чего-то желанного лишиться можно было: например, не купят компьютерную игру или еще как. И что карманные деньги надо было маме нести — это тоже была норма. Чтобы она купила домой нужное или дала разрешение купить что-то себе. И бедность как-то дружно в 90-е проживали и знали, что «денег нет» — это не шутка.

Почему-то мне кажется, что у детей из неблагополучных семей описанных проблем про «меня не понимают, не ценят индивидуальность и ущемляют мои права» нет.

***

Здравствуйте, Екатерина Вадимовна. Хочу высказаться по поводу этой проблемы. Конечно же, глаз у вас не замылился, проблема очевидна. Какое-то время назад люди осознали, что детский период влияет на последующую жизнь, и многие люди решили не повторять ошибок родителей (или мнимых ошибок) в воспитании детей. Уровень потакания детским желаниям многократно возрос. При этом стало нормальным задавить свои желания из страха как-то навредить ребенку. Я довольно долго читаю темы на форумах
https://www.u-mama.ru/forum/ (это екатеринбургский родительский сайт, очень живой и активный), и если родитель-камикадзе вдруг начинает жаловаться на ребенка или описывать проблему в общении, то его тут же быстро линчуют, обвиняя в инфантильности, строгости и отсутствии любви к своему ребенку. Вы можете сами в этом убедиться, прочитав пару тем. (Это отступление про форум, полагаю не подлежит публикации, чтобы не сочли за рекламу.) Таким образом, дети не получают информации о желаниях
родителя, причем родители сами в этом виноваты. Откуда возьмется сопереживание к обслуживающему персоналу? Ценность родительского труда тоже не чувствуется, потому что даже по дому дети теперь помогать не обязаны. А ведь ценится то, во что вкладываешься. Ребенок не вкладывается в поддержание семьи, семья рассматривается только как питательная среда. Поэтому к родителям предъявляются в основном претензии, если вдруг среда недостаточно (с точки зрения ребенка) питательная. Мне кажется, нужно учить детей заботиться об окружающих с детства, без перегибов и лозунгов, и благодарить за их труд. И не помешала бы пиар-поддержка со стороны общества, из разряда: поблагодари родителей, помоги родителям. Пока же общество транслирует идею: родители тебе должны, раз родили.

Ольга, Екатеринбург.

***

Пишет Ксения из Франции. 

Мне 18. Большинство людей из моего окружения такие, как вы описали. Слава богу, не все. Хотя, возможно, это особенности среды: я учусь на дизайнера. Сразу скажу, что если вы что-то «не догоняете», то я тоже.

Но предлагаю обратить внимание не на понимание между родителями и детьми (тут мне сказать особо нечего), а на отношения между самими подростками или молодыми людьми. Ведь парня из вашей истории все поняли! Если он, конечно, тоже решил, что у него стресс, психологическая травма и т. д. А если не решил, то друзья быстро попытаются его в этом убедить и пожалеть. Получается такой совместный ритуал: все страдают, все всех поддерживают, выговариваются друг другу, обсуждают травмы и низкую самооценку. Пугающее зрелище.

И знаете, часто непонятно, как строить с такими людьми горизонтальные отношения. Ведь если у меня нормальная самооценка, желания перетирать до дыр свои и чужие проблемы нет, в жизни все более-менее в порядке, то и общаться с ними в группе я не могу. По отдельности легче, можно перевести разговор на другую тему или еще что придумать. Но когда общение становится менее поверхностным, на меня выливаются потоки чужих страданий из-за строгого преподавателя, ощущения собственной никчемности, жирных ляжек и прочего. Долго я не выдерживаю.

Я сейчас не говорю про своих друзей, с ними мы куда более интересным занимаемся. Я скорее про тех, кто рядом на учебе и кого не избежишь. А изгоем быть не хочется. Но мне повезло, я хорошо учусь, так что социализируюсь, помогая советами. Меня считают эксцентричной, но уважают.

В общем, если вы что-то не понимаете или где-то отстаете, то все равно, пожалуйста, не меняйтесь. Ваши посты помогают мне сохранять твердость в своих решениях. Приятно осознавать, что не мне одной некоторые современные вещи кажутся странными.

***

К сожалению, я не знаю ответы на заявленные вопросы, но после прочтения последней статьи про овощи вспомнился разговор 25-летней давности.

Двоюродная сестра закончила университет и работает в школе учителем, мне 10–12 лет.

— Все говорят, что ты работаешь в школе для ЗПР.

— Не совсем так, там есть обычные классы, в одном из них я классный руководитель. Но есть и классы, где есть дети ЗПР, и детдомовские есть.

— А чем ЗПР-дети отличаются от обычных? (Для меня тогда слова «детдомовские» и «ЗПР», наверное, были синонимами.)

— Ну как тебе объяснить… Одни учиться не могут, потому что не понимают материал… Другие, например, думают, что чай — это готовый напиток в чайнике, не желая понимать, что он готовится из заварки, кипятка и сахара…

Мария. Сибирь

***

Пишет Ольга с Украины.

Я принадлежу к вашему поколению. И тоже часто сомневаюсь в своей правоте, когда вопрос касается младшего поколения, поэтому стараюсь не осуждать их.

Но я столкнулась с огромной проблемой эйджизма при поисках работы и очень долго думала — откуда ЭТО взялось. ЭТО — уверенность в том, что мы ни на что не способны, мы — дураки, если уж сказать прямо, не подыскивая мягкие характеристики. И вот до чего я додумалась: наши дети и внуки не упали с другой планеты, никто, кроме нас, их не воспитал такими. Да, я с вами согласна — именно мы, родители, «мы все слегка перестарались в плане поднятия на флагшток “ценности индивидуального”» и имеем то, что имеем: и неуважение к нашим потребностям и к потребностям других людей, и инфантилизм...

***

Пишет Александра из Иваново.

Первое мое впечатление от прочитанного было: «Ой, не верю. Чтобы прямо массово такие эгоисты выросли? Я вокруг другое вижу». Потому что мой сын 18 лет не гоняется за новейшими гаджетами, не требует брендов и в целом претензий не предъявляет. За его друзьями я тоже не замечала каких-либо повышенных требований к родителям.

Но потом подумала, что я могу за него домысливать, а ведь надо бы самого его спросить. Привела ему оба этих случая. По второму (салатик) сын мне заявил: «Что ты хочешь, мам, выросло поколение фемок, которым все должны». Я для себя отметила перекос, но в целом без сюрпризов. А потом сын высказался по поводу отца-филателиста. И вот тут меня ждал сюрприз! «Да он вообще ко....л, на какие-то марки тратится, когда семья нуждается! Да от такого бежать надо!» На мой вопрос, а в чем настолько нуждается семья, что его собственные интересы должны быть задвинуты, сын четко обозначил, что в заданных условиях в приоритете покупка двух телефонов, а не телефон и марки. Вот теперь мы с мужем думаем, что это.

Пока у нас 2 вывода. Первый: сын вырос в условиях, когда возникающие периодически экономические трудности вынуждают ужиматься всех членов семьи, безотносительно возраста и того, кто «главный спонсор проекта». С другой стороны, при стабилизации финансовой ситуации покупки тоже совершаются равномерно. Второй вытекает из первого: эгоизм нового поколения действительно вырос. Тезис, от которого у меня мурашки по коже: «Дети не просили, чтобы их рожали, так что будьте добры — обеспечивайте» для них норма и истина.

В общем, если вернуться к Вашим вопросам, верен второй вариант. Хотя прямо ли это перегиб? Наверное, сначала надо посмотреть, каким отцом станет мой сын. Точнее, если в масштабе, какими родителями станут современные дети.

С уважением и благодарностью за тему!

***

Пишет Вам Ирина из Франции

Вариант первый: это норма жизни. Здесь мне критически важна ваша обратная связь. Это уже оно?  

Нет, мне кажется, это не норма, и я бы даже сказала, здесь очень важно помнить о норме, как ее видит и старшее поколение тоже. Я тут недавно прочитала статью на Вики о численности населения Земли, если вкратце, численность населения Земли растет из-за увеличения длительности жизни. В целом тенденция такова, что численность населения Земли будет расти и дальше, но средний возраст человечества тоже растет, и вскоре мы получим, условно говоря, планету, населенную пенсионерами. Ну и как при таком раскладе можно принимать образ мысли эгоцентричных подростков за норму???

Тут скорее история про всю ту же выученную беспомощность. Особенно история про салат. Тебе нужен салат — вариантов решения 2. Делай его сама или не ешь салаты вообще. Пойди найди подработку и купи себе новый телефон или сиди со старым.

Видимо, всегда должны иметься незакрытые потребности, иначе движение прекращается и наступает стагнация, и вот эти вот все «чего-то хочется, то ли семечек, то ли замуж»... 

Вариант второй: в воспитании детей произошел какой-то общественный перегиб.

Я бы сказала, маятник качнулся в другую сторону. Нас так долго учили игнорировать свои потребности и чувства, что поколение наших детей ушло в другую крайность. Тем более, сейчас о «личных границах», «депрессиях» и «выгорании» вещают из каждого утюга... В принципе, это нормально, что подростки примеряют на себя «мамины туфли»... В моем отрочестве, которое пришлось на 90-е, из каждого утюга орали о худобе, например... И жирными себя считали даже девочки-твигги. Ну и опять же все эти психологические советы в соцсетях раздаются всем направо и налево, хотя было бы логичнее обозначать возрастные и социальные рамки. Понятное дело, что есть выгорание мамы в декрете и «выгорание» подростка, который мается в абсолютном комфорте.

Ну и видимо, это такая побочка постиндустриального общества, когда руки свободны, голова тоже ничем особо не занята, вот и маемся.

А поколение современных родителей оказалось зажатым между двух эпох воспитания. Нашим родителям было не до наших «нежных чувств», а у наших детей сплошные «нежные чувства», и их типа надо уважать. Но нас-то самих не сильно уважали... Вот и получается, что старшему поколению ничего нельзя сказать, потому что им пофиг, а младшему поколению ничего нельзя сказать, потому что нам не пофиг...

***

Пишет Маша из Вены. 

Я отношусь к поколению автора и во многом согласна, но в оценке приведенных примеров мне ближе сегодняшние подростки. 

В первом примере отец любит марки, жену и сына. Если уж сыну по каким-то причинам важен хороший телефон — подари телефон сыну, а марки подождут. «Да не оскудеет рука дающего».

У нас в семье старый телефон переходил к тому, кому нужно было меньше функций и памяти, для работы ли, игр или соцсетей с сериалами (точно не папе). Наверное, если бы дети хоть раз что-то себе потребовали или объявили, что их статус зависит от модели телефона или чего-то в этом роде, я бы задумалась.  

Во втором примере, если девочка чувствует себя несчастной из-за салата, почему не купить ей этот бесполезный или дорогой готовый салат? А когда болезненность темы пройдет, поискать компромисс. Может, девочке и не предлагали никогда на свой вкус готовить или хотя бы иногда самой продукты покупать, какие ей нравятся.

Насчет однообразия сегодняшних проблем — так, наверное, раньше к психологу приходили какие-то нестандартные подростки, а сегодня уж точно все подряд, как к зубному. Но ведь им реально больно. Таких ребят прежде чем по понятиям воспитывать, залечить бы как-то безусловной любовью. А жизнь потом сама воспитает.

***

Не хочу писать простыню, поэтому кратко о «новостях молодежи».

1. Пытаясь сделать выводы, вы совершенно забываете о генетике. 

Ни одно поколение не похоже на другое в жизненных целях, методах их достижения и способах восприятия.

Виноват в этом в первую очередь половой отбор. 

То есть каждый раз, видя ребенка, стоит задаться вопросом: зачем родители его завели? 

Например, те дети, которые много рассказывают, мало спрашивают и понимают, что они не уникальны (они все это понимают, да)... Ну вашу ж мать налево... У ребенка слегонца аутичный мозг, и он офигевает с того, что люди вокруг не видят совершенно «понятных» (с его точки зрения) явлений. Этой девочке просто нужен психотерапевт, который называет вещи своими именами, не выкручивается и не пытается достать из нее свою личную «экзистенциальную» выгоду. 

На сегодня это норма жизни. И не только для детей. Хватит отрицать роль генетики и биологии. 

2. Для многих психотерапия — это способ манипуляции. Способ урвать ресурсы. Способ быть жестоким к людям. 

Это совершенно недетское явление. Вы и сами должны понимать.  

3. Спросить про любовь можно и у гугла. Или у контента. Или вообще где угодно. 

Люди не задают друг другу тупые вопросы, потому что в смартфоне уже есть тысячи ответов. Такие разговоры — трата времени.  

Мой вывод: повзрослейте уже. Посмотрите «Рика и Морти», что ли...  

Дети — это мини-люди, а люди ой как жестоки и голодны. 

С течением времени мир становится сложнее, но ресурсы получить так же сложно, как и всегда. Потому что первый постулат мировой экономики: сила ресурсов в их ограниченности.  

***

Пишет Арина из Калининграда, 29 лет. 

Удачи. И прошу не отвечать на письмо. 

Имхо, вы все правильно видите.

Фактор 1. Детоцентризм. И последствия массового распространения психологии. Камень не в ваш огород — эти ваши хомо-не-очень-сапиенс способны извратить и опошлить любое учение, от буддизма до фрейдизма. Например, вместо того чтобы хвалить детей за реальные превосходящие средний уровень достижения, начали хвалить сначала за средний уровень, а потом вообще за все.

Фактор 2. Бредовая работа (термин Дэвида Грэбера). Это вообще не про детей, но влияет. Выскажу проверяемую гипотезу — у подростков, которые приходят с такими жалобами, поблизости нет человека, который реально чем-то увлечен, который что-то делает и ему это нравится. Хоть бы той же филателией. 

Фактор 3. Родительская тревожность. Родители настолько перестали понимать «как правильно», что могут кидаться в любые крайности чуть ли не каждый день, после очередной прочитанной статьи.

Теперь сочетаем. Представьте взрослого, который, ничего в жизни (по собственным же стандартам!) толком не достигнув, заводит ребенка. Ребенок растет, видит унылого родителя, унылую школу с примерно такими же учителями (сколько процентов учителей любят то, чем занимаются?). При этом его, с одной стороны, хвалят вообще за все, с другой — постоянно требуют чего-то большего, сами толком не зная чего. Родитель страшно боится, что ребенок будет так же уныл, как и он сам, но как быть не унылым, он не знает, как вырастить не унылого ребенка — тем более. Ребенок вздыхает и соглашается с тем, что быть «как все» не так уж и плохо, по крайней мере это более понятно и предсказуемо, чем все остальные варианты. А в мире сейчас страшный дефицит понятности и предсказуемости, так что быть «никаким» не так страшно, как быть «каким-то». Во многих знаниях много печалей, во многих действиях много провалов и т. д.

*** 

Дмитрий из Киева

Пишет Ольга из Тулы. Мне 53 года. Вы затронули очень важную для нашего времени проблему отцов и детей. Вот вы рассказали историю с подаренным на Новый год матери дорогим телефоном отцом-филателистом. Полностью с вами согласна, что отец поступил правильно. Потом задала себе вопрос, а как я бы поступила в такой ситуации. Честно признаюсь, что купила бы телефон сыну. Нам всегда жалко своих детей. Хотим им все лучшее. Этим мы их губим. В результате получили поколение потребителей, которые думают только о себе и своих потребностях. На родных им наплевать. Когда я своей 27-летней дочери начинаю выговаривать, что она обо мне совсем не думает, она отвечает, что ей нужно говорить конкретно, что мне нужно. Мол, догадываться она не может. Я недавно болела ковидом, сильно болела. Полторы недели лежала с очень высокой температурой. Так моя дочь, которая, кстати, учится на 1-м курсе мединститута, в первые 3 дня ни разу меня не спросила, как я себя чувствую, ела ли я чего-нибудь, не подать ли мне воды. Вот так. Наш лозунг «все лучшее детям» нас и погубит.

***

Не смогла пройти мимо вашей статьи «Марки и овощной салат». Наболело!

Я испытала такое же ошеломление примерно лет 15 назад, когда по телевизору увидела приличное ток-шоу (тогда они еще не были постановочными), где подростки искренне рассказывали о своей тяжелой жизни. И казалось, они говорят не о своих любящих родителях (а все дети были из приличных семей), а о противоборствующей стороне, которая им постоянно что-то «должна»! С их стороны не было ни единого человеческого чувства, эмоции по отношению к родителям! Родители — это ресурс, который если не обеспечивает «то, что должен», то искренне подростком ненавидится.

Причина всего этого, мне кажется, кроется в простом советском слове «чудовищная избалованность». Сейчас и слово-то такое никто не использует! За последнее время резко увеличились обязанности родителей по отношению к детям (перечислять не буду, все знают, уже оскомину набило), а обязанности детей почему-то нет… Наоборот, резко выросли их права.

А давайте часть наших обязанностей переложим на наших избалованных (нами же!!!) деток?!

И будет нам всем счастье :) и заодно великовозрастных инфантилов будет меньше :)

***

Мария, 45 лет, Москва, сын 10 лет.

Немного с опозданием пишу комментарий: 

Мне сейчас 38. Я читала «сообщение от современного подростка» и вспоминала себя в 13–14 лет, и в 13–14 лет я подписалась бы минимум под половиной из всего перечисленного, если там заменить «соцсети» на «телевизор»/«двор». Действительно ли специфичны эти проблемы именно для подростков как категории? Например:

— Подростки жалуются на нарушении границ — но это же происходит и в отношениях взрослых людей, и в отношениях родителя и маленького ребенка, вообще у людей, которые живут вместе, это распространенная проблема.

— Подростки не ценят труд родителей — практически любой человек склонен недооценивать трудозатраты на задачи, которые делают другие, были исследования на эту тему. Это встречается в отношении мужа к жене (к жене в декрете) и в отношении жены в декрете к работе мужа, и в отношении родителей к работе взрослых детей, в отношении профессий, о которых человек мало знает на практике. 

— Подростки жалуются, что друзья поддерживают не всегда — но и взрослые не всегда поддерживают друг друга, и часто это обидно. 

— ....

— Подростки все приходят с одинаковыми жалобами — почитайте, что пишут про мам в декрете, опять же там также все жалуются одинаково, потому что группа людей находится в одной и той же жизненной ситуации и сталкивается с одними и теми же проблемами.

Мнение, что их проблемы уникальны, тяжелы и сложны, — это, пожалуй, действительно специфика подростка. Но это объясняется недостатком опыта.

Поэтому у меня сомнения, что эти запросы у подростков сейчас новые и какие-то специфичные для текущего общества.

Кажется, что они просто стали высказываться, и высказываться четче и чаще, возможно, формулировать по-другому, чем раньше.

А по поводу любопытства есть гипотеза, что любопытство осталось на том же уровне, но есть возможность его удовлетворить в интернете, что быстрее и проще, чем записываться и идти к психологу. На более-менее простые вопросы о мире и отношениях можно найти ответ там, вот ответа на вопрос, что делать с отношением родителей к соцсетям, учебе и со страшным родительским «сейчас!!!» в интернете, видимо, нет. И дети приходят к вам :) 

С уважением, Олеся (Москва)

***

Меня зовут Татьяна, я живу во Владивостоке.

Моим детям 6 и 3, но мне уже 42, и тема «Неужели это старость, когда я думаю, что раньше было лучше» мне довольно близка.

Вы привели высказывания подростков на тему «Родители не понимают, я устала, меня заставляют и т. п.», а у меня возникло ощущение déjà vu, потому что практически то же самое говорит моя шестилетняя дочь. С поправками на некоторую неосведомленность в психоанализе. 

Она обычная девочка, ходит в гос. сад и в кружок рисования, немного читает, немного пишет, катается на велосипеде, слегка наиграно боится привидений.

Возможно, слишком много слушает аудиокниги, но максимум то, что сейчас принято обозначать как 12+. 

Когда мы гуляем на территории школы, я слушаю разговоры младшеклассников и понимаю, что хорошо, не с чужого плеча одетые дети в основном все говорят подобные вещи. Родители виноваты. Во всем. Мама не положила нужную тетрадь. Мама не напомнила про домашнее задание. Мама родила младшего/младших, и они теперь жить мешают. Мама не купила квартиру побольше, чтобы у всех было по комнате. 

И мне кажется, что родители (я и себя к ним отношу) действительно в какой-то степени виноваты. Заигрались в психологию, потерялись в море информации о гуманистической педагогике, системе Монтессори, необходимости бассейна с рождения, пальчиковых игр до года и «после трех уже поздно». Слишком много рекламы того, что мы детям по разным причинам не даем, и мысли о том, что чего-то недодали, а могли бы, засыпают родителей как куча чего-то тяжелого и неприятного. И с каждым годом эта куча растет. В итоге неприязнь к этой куче переходит на ребенка, и мы получаем сплошное недовольство всех и всеми уже к первому классу. 

А ведь есть еще жизнь самих родителей. Марки, любовь к путешествиям и невыгулянные (чаще и некупленные) платья. 

Что с этим делать? Как исправить ситуацию? Не знаю. Я много об этом думаю, стараюсь ровнее распределять личные и материальные ресурсы, чтобы хватало на всех. 

А отец, который собирает марки вместо покупки новой одежды сыну... я думаю, что он не прав. Я сама росла в похожей ситуации. И считаю, что есть время, когда ребенку стоит отдать немного больше, чтобы он мог закрыть материальную часть пирамиды и иметь возможность двигаться дальше.

Надеюсь, это письмо поможет вам в вашей работе. Я всегда читаю ваши статьи, мне нравятся и слог, и содержание. Очень интересно, какие ответы вы получите на вопросы, заданные в последней статье.

***

Пишет Татьяна из Люберец, 33 года.

Я думаю, степень любви к себе и/или другим у детей примерно такая же, как у их родителей.

Сейчас во всех мамских блогах пишут о том, как важно маме заботиться о себе, надевать маску сначала на себя, научиться быть счастливой, чтобы были счастливы дети и т. д.; самореализовываться и заниматься собой, чтобы не делать из ребенка смысл жизни (и Вы об этом нередко говорите).

В какой-то момент, видимо, случился перекос: подавая детям пример любви к себе, современные родители стали забывать учить детей сочувствию к близким.

Логично, что, если папа выделяет деньги на свои марки, сын не стесняется просить себе новый телефон.

Я, наоборот, выросла в семье, где каждый сначала думал: а кому нужнее, важнее и срочнее? Мне и самой до сих пор стыдно тратить деньги на себя, если потребности близких не до конца удовлетворены.

О проблемах с самооценкой тоже много пишут в популярных блогах. Но и тут не обошлось без перегибов. Среди молодых мам стала очень популярной тема «раздельного бюджета» в семье (что мое, то мое, а что твое — тоже наше общее). Совершенно мне непонятно, как родителям с такой семейной экономикой кормить и воспитывать детей — скидываться на еду, что ли? И как объяснять ребенку, почему ему нельзя купить новые телефон или ботинки — потому что папа/мама не хочет скидываться? Или потому что мама в декрете и не может внести свою долю? Ну ничего, походишь до весны в сандалиях?

И как жить, если один из супругов не сможет работать? Папе не варим сосиски, он же сломал ногу и не зарабатывает?

Обширная тема получилась... Если кратко, то, да, перегибы есть. Родители поднимают самооценку себе и прорабатывают свои детские травмы, а отражается на детях (дети начинают поднимать себе и без того не низкую самооценку).

Вам может быть интересно:

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Личное». Присоединяйтесь

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Катерина Мурашова
Современным детям часто кажется, что родители совсем о них не думают. Современные же родители, в свою очередь, обвиняют детей в чрезмерной эгоистичности. Кто здесь прав? Давайте обсудим
В книге «Кто здесь власть? Граждане, государство и борьба за Россию» политологи Сэм Грин и Грэм Робертсон рассуждают, на чем держится власть президента Владимира Путина, рассказывают, кто его сторонники и что побуждает их отдавать за него свои голоса. Авторы также объясняют, почему эта поддержка не так сильна, как может показаться. «Сноб» с разрешения издательства Corpus публикует одну из глав
Катерина Мурашова
Когда многодетную мать обвиняют в «ненадлежащем исполнении» своих обязанностей, главное — удержаться от поспешных выводов. Все может оказаться куда сложнее